Действия флотов в июле в водах Квантуна

Во время паузы (до 26 июля) возросла активность легких сил обеих сторон. Японский флот кроме проведения атак на дежурные российские корабли и операций по минированию взаимодействовал со стороны Ляодунского залива с двигавшимися на Инкоу и Ляоян (вдоль колеи ЮКЖД) отрядами 2-й армии, совершенствовал систему морской блокады Квантуна. Блокада значительно ограничила торговое судоходство. Если в течение мая (до ее введения) в Порт-Артур вошли 9–10 судов, не считая джонок с продовольствием, почтой и т.п., то до 26 июля в порт смогли пройти только 2–3 корабля. Судовладельцы опасались не только японских судов, но и мин, которые в большом количестве были поставлены обеими воюющими сторонами.

Русские, в свою очередь, усилили оборону входа в порт, применив так называемую ловушку. Хотя эскадренные миноносцы и канонерки дежурили по обе стороны от входа, а береговые батареи охраняли вход в порт, теперь корабли ставили и между затопленными обломками судов (левая сторона) и брандерами (правая сторона), что и создавало «ловушку». Чтобы спровоцировать нападение, днем у входа находился какой-нибудь большой корабль (обычно крейсер), а в сумерках свои места в «ловушке» занимали назначаемые корабли — крейсеры, эскадренные миноносцы или канонерки, которые накрывали приближавшегося противника перекрестным огнем181.

Жаркое квантунское лето затрудняло действия кораблей. Временами проливные дожди и густые туманы ограничивали видимость до 200–300 м, а полоса тумана, заволакивавшего вершины гор и долины, мешала навигации. Почти ежедневно проводилось траление рейда и входов в бухты Тахэ, Лунвантан и Сикау (6–25 июля было уничтожено 37 мин)182, отражались атаки японских торпедных дивизионов, которые, в свою очередь, старались ночью вновь заминировать протраленную акваторию. Минирование продолжали и русские: вспомогательный минный заградитель «Богатырь» поставил 9-го и 11 июля очередные минные заграждения в бухтах Луизы и Лунвантан; проводились успешные испытания устройства для постановки мин с эскадренных миноносцев.

Отряды эскадренных миноносцев совершали рейды в район Ляодунского залива, контролируя торговое судоходство. 16 июля «Расторопный» потопил торпедой около острова Айрон британский корабль «Hipsang»(1040 брутто-тонн), с которого во время проведения контроля велся пистолетный огонь (команду забрали в Порт-Артур), а 22 июля «Стройный» и «Смелый» проверили в районе Голубиной бухты немецкое судно «Chifu»183. 5 июля были начаты ремонтные работы на поврежденном миной броненосце «Севастополь» (при помощи кессона), а 15 июля после приемных испытаний в строй вошел эскадренный миноносец «Статный», последний из монтировавшихся в Порт-Артуре кораблей типа «Сокол».

Кондратенко, который приступил к строительству новой оборонительной линии — позиций на перевалах (район Зеленых гор), стремился прежде всего прикрыть ее правый фланг, открытый для атак не только отрядов 3-й японской армии, но и Соединенного флота. По его просьбе контр-адмирал Витгефт выслал утром 9 июля сильный отряд кораблей капитана первого ранга Рейценштейна (броненосец «Полтава», крейсеры «Баян», «Диана», «Паллада» и «Новик», канонерки «Гремящий» и «Отважный», а также 11 эскадренных миноносцев), который за тральщиками вошел в бухту Тахэ. Встав на якорь, «Новик» и канонерки начали обстрел японских позиций, а в 11.20 сами были атакованы осуществлявшими блокаду крейсерами «Akashi» и «Akitsushima» (из 6-го дивизиона), а также 1-м дивизионом эскадренных миноносцев и 16-м дивизионом миноносцев. Во время боя незначительные повреждения получил эскадренный миноносец «Asashio» (2 раненых). Крейсеры «Hashidate» и «Itsukushima» (из 5-го дивизиона), вооруженные орудиями калибра 320 мм, начали с расстояния 8300 м обстрел главных российских сил. Вероятно, их целью было втянуть русские корабли в преследование и завести их на свои минные поля184. Но корабли Рейценштейна остались на якорях, и стороны лишь обменялись артиллерийскими залпами, после чего в 16.15 русские корабли без потерь вернулись в Порт-Артур. Очередной раз японские позиции были обстреляны из бухты Тахэ 13 июля. Туда были высланы одиннадцать эскадренных миноносцев, а так как в это время проводилось траление рейда, дело дошло до боя с 5-м японским дивизионом эскадренных миноносцев и 20-м дивизионом миноносцев, которые были оттеснены «Палладой» и канонеркой «Бобр»185.

Ночные рейды торпедных сил обеих сторон свелись к созданию хитроумных ловушек, в которые обе стороны старались завлечь друг друга. Отряды, принимавшие участие в этой охоте, состояли уже из десяти и более кораблей различных категорий (канонерки, эскадренные миноносцы и миноносцы, корабельные катера) и действовали по определенной схеме. «Приманки» — одиночные корабли или небольшие их группы — наводили противника на укрытый в какой-нибудь бухте большой отряд либо подставляли его под огонь береговых батарей. Или же оба отряда умышленно вступали в бой, чтобы под его прикрытием атаку провели небольшие и почти незаметные в темноте корабельные торпедные катера.

Бой, разыгравшийся ночью с 23-го на 24 июля в бухте Тахэ, соответствовал второй схеме. Находившиеся здесь русские эскадренные миноносцы «Боевой», «Лейтенант Бураков» и «Грозовой» были атакованы со стороны моря 14-м дивизионом японских миноносцев, поддержанным вспомогательными канонерками «Manda Maru» и «osidagawa Maru». Когда российские корабли были втянуты в бой, со стороны берега подошли торпедные катера с броненосцев «Mikasa» и «Fuji» и в 1.30 за 5 минут с расстояния 400 м выпустили четыре торпеды. «Бураков» получил попадание в среднюю часть палубы и был отбуксирован «Грозовым» к берегу, где затонул на глубине 3 метра. «Боевой», которому торпеда попала в носовое котельное отделение, удержался на воде. Один только «Грозовой» избежал прямого попадания, хотя, когда он помогал «Буракову», выпущенная в него торпеда взорвалась на берегу, повредив его гребной винт186. Днем в бухту вошел отряд контр-адмирала Лощинского («Новик», «Гремящий», «Гиляк», «Всадник», десять эскадренных миноносцев и три портовых баркаса), который отбуксировал «Грозового» и «Боевого» в Порт-Артур187, а водолазы занялись заделыванием пробоины в корпусе «Буракова».

Японцы осуществляли строгий контроль китайских джонок, которые использовались гарнизоном крепости для пересылки сообщений и переброски связных в порты Китая и Маньчжурии. 22 июля во время проверки джонки, где находились посланцы с письмами к Алексееву и Куропаткину, был обстрелян береговыми батареями и поврежден эскадренный миноносец «Kasumi» (3 раненых).

Не прекращал действий и владивостокский отряд188. Во время рейдов в японские воды он потопил восемь кораблей и восемь японских шхун, два корабля нейтральных государств, а четыре корабля и шхуну захватил как добычу. Все это, естественно, мешало торговому судоходству в этой акватории. Хотя отряд и вынудил противника держать в Корейском проливе корабли вице-адмирала Камимуры для защиты коммуникаций между Японскими островами и континентом, это не ослабило японской блокады Порт-Артура.


181 Японцы несколько раз выпускали торпеды, попадая в обломки судов, что послужило причиной появления ложных донесений о нанесенных русским потерям. Только в начале августа, когда расшифровали эту «ловушку», они перестали атаковать корабли, стоявшие у входа в порт. Мак-Колли, с. 135.

182 Здесь также отличились офицеры-поляки (или польского происхождения) командиры тральщиков лейтенант Николай Подгурский, поручик Ежи Лонткевич (позднее капитан первого ранга польского Военно-морского флота), Петр Залесский, Виктор Буткевич и Александр Шейковский.

183 19 июля в порядке исключения на рейд было направлено портовое судно «Сибиряк», задача которого состояла в том, чтобы задержать китайскую джонку (она везла части для радиотелеграфной станции).

184 Так считает Мак-Калли. По его мнению, вместо «Asashi» и «Akitsushima» там были «Kasagi» и «Hitose».

185 ADJA, т. I, с. 170. Мак-Калли ошибочно считает, что это было 14 июля.

186 Лебедев, с. 217–218. Вероятно, во время этого боя японцы выпустили десять торпед. В свою очередь Мак-Калли утверждает, что российские эскадренные миноносцы стояли там на якорях, прикрывая правый фланг своих позиций, хотя и не исключает, что они могли наводить японские корабли под огонь своих батарей, однако туман лишил последних возможности стрелять.

187 Из-за серьезных повреждений, полученных «Боевым», его не удалось отремонтировать до падения крепости.

188 Его шестой рейд под командованием вице-адмирала Петра Безобразова (с 28 июня по 3 июля) был совершен с участием почти всех сил (три броненосных крейсера, вспомогательный крейсер «Лена» и восемь миноносцев) в район Вонсана. Здесь были уничтожены каботажное судно «Koun Maru» (316 брутто-тонн) и шхуна. 30 июня из отряда выбыл миноносец «204», который после повреждения руля был спешно затоплен, после чего «Лена» и миноносцы повернули к Владивостоку, а крейсеры направились в Корейский пролив. Там они задержали и увели шедший с контрабандой британский корабль «Cheltenham», а затем, избежав преследования Камимуры, вернулись на базу. Самый продолжительный (16 дней) и результативный рейд владивостокские крейсеры провели с 17 июня по 1 августа, выйдя под командованием контр-адмирала Йессена через пролив Цугару в Тихий океан. Оттуда вдоль Хонсю они дошли в район Осаки. Во время этого рейса (3068 морских миль) были потоплены транспортное судно «Takashima Maru» (319 брутто-тонн), четыре шхуны и два корабля с контрабандой — британский «Knight Commander» (4306 брутто-тонн) и немецкий «Tea» (1613 брутто-тонн), в качестве добычи были захвачены еще два судна — немецкое «Arabia» и британское «Calchas». Затем крейсеры той же дорогой вернулись во Владивосток. Камимура, который считал, что целью этого рейда является проход крейсеров Йессена в Порт-Артур, напрасно ожидал их возле полуострова Шаньдун. За это время отряд потерял второй миноносец «208», который подорвался на японской мине и затонул в районе островов Скриплева (Уссурийский залив) 23 июля.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 4178