Первая попытка российской эскадры прорваться во Владивосток

Через два дня после проигранного боя под Вафангоу Алексеев приказал Витгефту подготовить эскадру к выходу в море для прорыва во Владивосток, причем эскадра, усиленная вступившими в строй отремонтированными кораблями, должна была покинуть крепость «при первом удобном моменте». Чтобы склонить нерешительного подчиненного к согласию, наместник, во-первых, убедил его, что предпримет все усилия для снятия блокады со стороны суши, и, во-вторых, воспользовался походом владивостокского отряда крейсеров, который под флагом недавно назначенного командующим 1-й Тихоокеанской эскадрой вице-адмирала Безобразова, начал действовать на морских коммуникациях противника, надолго связав 2-ю эскадру вице-адмирала Камимуры156. В результате Витгефт дал согласие. Приказ и эскадры (№ 177) был опубликован 20 июня в порт-артурской газете «Новый край». Это известие вызвало шок среди гарнизона крепости, а публикация приказа облегчила работу японской разведке, благодаря чему Того предпринял все необходимые приготовления. Таким образом, отпал элемент внезапности — одно из основных условий успеха.

Еще одним необходимым условием успеха был четкий, согласованный выход кораблей из порта на внешний рейд, но со времен Макарова эскадра не выходила в море, а три больших корабля (в том числе флагманский броненосец «Цесаревич»), отремонтированные после повреждений, полученных в первый день войны, не имели опыта марша в отряде. Безопасность рейда была обеспечена почти ежедневным тралением (16–22 июня было уничтожено 14 японских мин). Угроза налететь на мину была сведена к минимуму — проходы через свои минные поля поддерживались в постоянной готовности157.

Минную опасность уменьшали и ночное патрулирование дежурных кораблей, и вытеснение с рейда отрядов легких сил противника, участвовавших в постановке мин. Третьим условием успеха был удачный исход битвы с японским флотом. Для русских прогноз был благоприятным. «Черные дни» японского флота, отсутствие эскадры Камимуры, ввод в строй собственных отремонтированных броненосцев давали Витгефту небольшое преимущество в кораблях с тяжелой артиллерией (Того располагал только четырьмя броненосцами, которые могли быть усилены двумя броненосными крейсерами «Nisshin» и «Kasuga»).

Эскадра кроме подготовки к сражению вела и свою обычную боевую деятельность158, сократив, однако, операции по минированию из-за серьезного повреждения минного заградителя «Амур», который 16 июня в районе Голубиной бухты налетел на подводную скалу и временно, до окончания ремонта, служил базой для тральщиков159. Вместо него использовался тральщик «Богатырь», спешно переоборудованный из торгового судна в минный заградитель. 20 июня в сопровождении эскадренных миноносцев «Сильный» и «Стройный» он установил минное заграждение.(30 мин) в бухте Десяти Кораблей160. Японская блокада ограничила возможность контроля за торговыми судами (16 июня эскадренный миноносец «Бурный» задержал для проверки норвежское судно «Heimdall»).

20 июня эскадра не вышла в море. Причинами стали внезапная болезнь командира «Победы», капитана первого ранга Зацаренного, и связанные с этим перестановки среди командиров кораблей161, а также нерешенный вопрос о возвращении кораблям артиллерии среднего и малого калибра, ранее переданной для обороны крепости162. Выход был перенесен на 23 июня. В ночь перед ним на подступы к рейду, чтобы не допустить его минирования, был выслан отряд из семи эскадренных миноносцев под командованием капитана второго ранга Елисеева (на «Бедовом»). Под утро он обнаружил японские эскадренные миноносцы, сопровождаемые двумя вспомогательными канонерками. В бою «Бедовый» получил повреждения машинного и рулевых отделений (2 раненых, в том числе и командир отряда), другой эскадренный миноносец — попадание в корму163. После отхода российских кораблей в районе рейда остался 1-й дивизион японских эскадренных миноносцев капитана первого ранга Асаи. Возможно, именно он и поставил мины, вытраленные позже отрядом Шелтинги.

Корабли Витгефта начали покидать порт в 4.30 — сначала «Новик» и отряд тральщиков, затем «Диана», «Ас-кольд» и эскадренные миноносцы, последними ушли броненосцы. Асаи, на эскадренных миноносцах которого не было радиостанций, послал сообщение с «Shirakumo» о выходе российских кораблей на крейсер «akumo» (стоял возле Энкоунтер-Рок), а тот в свою очередь телеграфировал на «Mikasa». Поэтому уже в 8 часов утра, когда русская эскадра встала на якорь164, из промежуточной базы на островах Эллиота вышли первые корабли эскадры Того. В его распоряжении были четыре броненосца, восемь легких крейсеров (3-й, 5-й и 6-й дивизионы), посыльное судно, одиннадцать эскадренных миноносцев (2-й, 3-й и 5-й дивизионы) и двенадцать миноносцев (1-й, 16-й и 20-й дивизионы). Еще семь крейсеров (четыре броненосных и три легких), старый броненосец «Chin En», семь эскадренных миноносцев (1-й и 4-й дивизионы) и двадцать три миноносца (2-й, 6-й, 10-й, 12-й, 14-й и 21-й дивизионы) уже находились под Порт-Артуром, осуществляя патрулирование и блокаду порта. Теперь они наблюдали за выходившими российскими кораблями, но, ожидая подхода своих главных сил, не предпринимали никаких действий.

Покинув порт, эскадра встала на якорь, так как с флагманского корабля («Цесаревич»; исполняющий обязанности начальника штаба — контр-адмирал Матусевич) заметили две мины. Отряд тральщиков165капитана второго ранга Шелтинги приступил к их вылавливанию и уничтожению. Это длилось до 14.00. В процессе работы обезвредили 11 мин и обозначили протраленный фарватер. После этого эскадра, впереди которой шел отряд Шелтинги, продолжила движение (со скоростью 4 узла). За тральщиками шли крейсеры «Диана» и «Аскольд», затем шесть броненосцев («Полтава», «Севастополь», «Пересвет», «Победа», «Ретвизан», «Цесаревич»), колонну замыкали «Баян» и «Паллада». «Новик», два торпедных крейсера и шесть эскадренных миноносцев («Бойкий», «Бурный», «Бураков», «Выносливый», «Грозовой» и «Бесстрашный») находились на левом фланге эскадры на расстоянии 1850 м. Внезапно (в 14.30) 1-й и 4-й дивизионы японских эскадренных миноносцев и 14-й дивизион миноносцев атаковали отряд русских тральщиков. Однако атака не принесла им успеха, так как «Новик» со «Всадником», «Гайдамаком» и эскадренными миноносцами при поддержке «Дианы» и «Аскольда» после пятнадцатиминутного боя вынудили японцев отступить. Те отошли под прикрытие «Chin En» и «Matsushima». В 16.40 Витгефт отослал отряд Шелтинги назад на базу166, а сам увеличил скорость и взял курс на юго-восток, полагая, что рассредоточение японского Соединенного флота даст эскадре возможность уйти ночью в глубь Желтого моря167.

Пройдя 37 км, около 18.00 российские суда встретились с главными силами адмирала Того (четыре броненосца, четыре броненосных крейсера и восемь легких, около тридцати эскадренных миноносцев и миноносцев)168. Противники двинулись параллельными курсами (расстояние — 12 км), стараясь занять наиболее выгодные позиции для боя. Но в 18.50, совершенно неожиданно как для противника, так и для собственных экипажей, контр-адмирал Витгефт повернул эскадру к Порт-Артуру, приказав развить максимальную скорость. Видимо, превосходство японских сил показалось ему столь подавляющим, что он решил отказаться от боя.

Того направил в погоню за вступавшими девять торпедных дивизионов (четырнадцать эскадренных миноносцев и двадцать миноносцев), которые 24 июня с 20.30 до 3.22 провели восемь атак. Начал их 14-й дивизион миноносцев, через десять минут к нему присоединился 5-й дивизион эскадренных миноносцев и обстрелял торпедами уже достигшую рейда эскадру. Несмотря на небольшое расстояние (1000–1800 м) и слабый огонь русской противоторпедной артиллерии (большая часть мелкокалиберной артиллерии осталась на фортификациях крепости), атаки (было выпущено 38 торпед169) из-за плохой скоординированности оказались нерезультативными. Более того, одна из торпед, по всей вероятности, выпущенная кораблями 5-го дивизиона, попала в носовую часть миноносца «Chidori»170. Однако под прикрытием корабля-близнеца «Manazuru» он смог дойти до базы. Третий из миноносцев, «Kasasagi», получил попадание снаряда калибра 37 мм, а четвертый, «Hayabusa», сбился в темноте с курса и только после полуночи присоединился к 1-му дивизиону эскадренных миноносцев. Спустя час русские корабли, становившиеся на якорь, были атакованы 3-м дивизионом эскадренных миноносцев. В это время броненосец «Севастополь» наскочил носом (по правому борту) на мину, которая взорвалась на уровне склада с боеприпасами ниже ватерлинии. К счастью, вода, заполнявшая корабль, погасила пожар. Поначалу взрыв мины был принят за попадание торпеды, началась паника, но энергичный Эссен сумел успокоить экипаж и довести корабль до бухты Белый Волк.

Последующие атаки японцев были направлены на поврежденный броненосец, но принесли потери самим японцам. Атака 16-го дивизиона закончилась попаданием снаряда в миноносец «66», а проведенный уже после полуночи совместный рейд 1-го дивизиона эскадренных миноносцев, 20-го дивизиона миноносцев и «Hayabusa» завершился тяжелыми повреждениями эскадренного миноносца «Shirakumo» (пожар, 3 убитых) и миноносца «64» (5 раненых), сумевших, однако, дойти до базы. В отражении двух атак японцев — 12-го дивизиона миноносцев и 4-го дивизиона эскадренных миноносцев — приняли участие русские береговые батареи. На рассвете 24 июня, с приливом, российская эскадра вошла в порт, в 7.30 буксиры провели туда поврежденный «Севастополь». Попытка эскадры пробиться во Владивосток не увенчалась успехом.

Вину за неудачу взял на себя контр-адмирал Витгефт, который в донесении, посланном Алексееву 27 июня, объяснял провал операции «недостаточной практикой коллективных выходов в море и слабой боевой подготовкой команд». Кроме того, он выразил мнение, что эскадра должна прежде всего дождаться подхода подкреплений из России (2-я эскадра Рожественского), так как любая дальнейшая самостоятельная акция может «только привести к гибели эскадры». Выход эскадры в море (впервые после 13 апреля) оказал влияние на действия японской армии в Маньчжурии. Из-за угрозы коммуникациям, по которым осуществлялось снабжение японских армий, ставка в Токио 24 июня перенесла срок ляоянской наступательной операции171.


156 Их рейд был осуществлен 12–19 июня. Не встретив отряда Камимуры, они вошли в Корейский пролив в районе порта Симоносеки и 15 июня потопили три японских транспортных судна — «Izumi Maru» (3229 брутто-тонн), «Hitachi Maru», которое пыталось таранить «Громобой» (6175 брутто-тонн, перевозил 18 тяжелых гаубиц калибра 280 мм для обстрела Порт-Артура и более 100 солдат) и «Taiwan Maru» (2392 брутто-тонны), торпедировали «Sado Maru» (6223 брутто-тонны), который выбросился на берег (после ремонта был переоборудован во вспомогательный крейсер). Затем крейсеры ушли от преследования кораблей Камимуры и вернулись во Владивосток, приведя с собой задержанный с контрабандой британский корабль «Allanton». В это же время (14–21 июня) миноносцы «203», «205» и «206» совершили рейд в район Хоккайдо, уничтожив несколько парусных торговых судов и захватив одну шхуну. Ни Мельников, ни ADJA не говорят, что в числе потопленных транспортных был судов «Taiwan Maru», a ADJA не сообщает и о 18 гаубицах калибра 280 мм на «Hitachi Maru».

157 Уже 13 июня с их расположением были ознакомлены навигаторы больших кораблей и отрядов, которые на палубе «Боевого» провели навигационную разведку.

158 Этот термин появился в межвоенные годы для обозначения действий, которые ведет флот: постоянные и временные наступательные или оборонительные действия, а также мероприятия, создающие необходимые условия для действия главных сил в определенном оперативном районе.

159 В середине июля четыре из пяти его орудий калибра 75 мм были установлены на суше (возможно, это была батарея № 57).

160 В некоторых работах она названа бухтой Восьми Кораблей.

161 Временным командиром «Победы» стал капитан первого ранга Сарнавский с «Паллады», а временным командиром «Паллады» — капитан первого ранга Иванов с «Амура».

162 Например, на «Победе» было всего 3 орудия калибра 152 мм (из 11) и 14 — калибра 75 мм (из 20). На «Пересвете» не было носовой пушки калибра 152 мм, а на «Диане» и «Палладе» — нескольких орудий калибра 75 мм. На носовой башне главной артиллерии «Севастополя» была установлена отремонтированная (хотя и не до конца) пушка калибра 305 мм.

163 Видимо, это был «Властный» (он не был включен в состав отряда эскадренных миноносцев, сопровождавших эскадру), о котором упоминает Лебедев, сообщая, что тот вернулся из-за повреждения главной машины.

164 За исключением «Паллады», которая при выходе села на мель и сошла с нее в 9 часов утра.

165 Он состоял из тралового каравана Иванова (шесть самоходных барок: «4», «12», «14», «23», «24», «25»; двух паровых баркасов «Даляньвань I» и «Даляньвань II», двух пароходов «Новик» и «Инкоу»), а также шести эскадренных миноносцев: «Сильный», «Стройный», «Сторожевой», «Скорый», «Сердитый» и «Расторопный»; все суда были сгруппированы по парам с поставленными буксирными тралами.

166 Навстречу вышли «Отважный» и «Гремящий», которые в 19.00 довели его до порта. Лебедев и Мак-Калли говорят, что обе канонерки шли с эскадрой и вернулись вместе с Шелтинги.

167 Заход солнца наступил в 19.15 (российское время).

168 Отряд в составе броненосца «Chin En», трех легких крейсеров, посыльного судна «aeyama» и более двадцати миноносцев был выслан к порт-артурскому рейду, вероятно, чтобы отрезать Витгефту путь к отступлению (?).

169 На следующий день русские выловили 10 несдетонировав-ших мин. (см. Я. W. Wilson. Les flottes de guerre au combat. C. 268).

170 ADJA (т. 1, c. 151) сообщает, что торпеду выпустил «какой-то» российский эскадренный миноносец.

171 С начала сезона дождей до его окончания. Последний транспорт с продовольствием для армии Оку прошел под эскортом 6-го дивизиона крейсеров контр-адмирала Того 24 июня.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 3429