Неудачная попытка русских снять блокаду крепости — битва под Вафангоу

Опасения японской ставки были обоснованными, так как, заручившись поддержкой царя, Алексеев 5 июня потребовал от Куропаткина выслать войска на помощь Порт-Артуру (хотя, как известно, он заботился прежде всего об эскадре). Куропаткин, занятый концентрацией войск в районе Ляояна, хотел видеть 2-ю японскую армию под Порт-Артуром, а не в Маньчжурии, отсюда вытекало его явное нежелание выполнять требование наместника. К тому же отправка войск к Порт-Артуру — это не только рассредоточение собственных сил, но и стягивание в Маньчжурию, себе на голову, новых японских дивизий. Поэтому он медлил, а затем, вопреки приказу155, отправил на помощь крепости только 1-й Сибирский корпус генерала Штакельберга (35 000 человек, 98 орудий). Правда, Куропаткин приказал ему занять Цзиньчжоуский перешеек и двигаться далее к крепости, но одновременно Штакельбергу рекомендовалось избегать боя с «превосходящими силами» противника, а резерв вводить в бой только в крайнем случае. Для сохранения резерва ему предписывалось продвигаться вперед, соблюдая все меры предосторожности, и следить, чтобы армия Куроки и концентрирующаяся у Дагушаня армия Нодзу не отсекли его от главных сил.

Продвигаясь вдоль колеи ЮКЖД, Штакельберг дошел до железнодорожной станции Вафангоу (85 км по прямой линии от перешейка), где авангард корпуса встретился (13 июня) с подтягивавшейся от Цзиньчжоу армией Оку. Генерал решил дать оборонительный бой на спешно подготовленной позиции (на отрезке в 12 км), расположенной в 5 километрах к югу от Вафангоу. Из-за отсутствия разведданных он считал, что корпусу придется сражаться только с двумя дивизиями Оку и бригадой кавалерии, в то время как Оку готовился атаковать целой армией (без 1-й дивизии; более 50 000 человек, 216 орудий). Его 5-я пехотная дивизия должна была атаковать авангард русских, 3-я пехотная дивизия и 1-я кавалерийская бригада — нанести удар по их левому флангу, чтобы выманить резервы, а перед 4-й пехотной дивизией (русская разведка ничего не знала о ней) стояла задача обойти правый фланг и отсечь российскому корпусу путь к отступлению.

Бой начался 14 июня при жаре, доходившей до сорока градусов. Левый фланг российских войск (1-я стрелковая дивизия) стал отступать, но после четырехчасового боя вернул себе прежние позиции, и до конца дня обе стороны лишь обстреливали друг друга, причем расположенная на открытых позициях русская артиллерия несла значительные потери. По-прежнему ничего не зная о 4-й пехотной дивизии, Штакельберг намеревался утром перейти в наступление на левом фланге, который был усилен частью резерва. На этой почве между ним и начальником штаба возникли разногласия, в результате чего командир 1-й стрелковой дивизии генерал А. Гернгросс по договоренности с командующим резервными частями генералом А. Гласко должен был самостоятельно определить момент атаки. Утром 15 июня после артиллерийской подготовки генерал Оку атаковал, опередив наступление противника, центр и правый фланг корпуса, а 4-я пехотная дивизия начала обходной маневр — одна бригада оттеснила с позиций 9-ю стрелковую дивизию, а другая, заняв Вафангоу, отрезала дивизии путь к отступлению. Российские войска начали отступать через тылы 1-й японской стрелковой дивизии, что внесло неразбериху в расположение сил. Штакельберг, полностью дезориентированный, отдал приказ об отступлении. В этом бою русские потеряли 3500 человек и 17 орудий, японцы — 1163 человека. Оку не преследовал противника, так как имел в резерве только два пехотных батальона. Попытка снять блокаду Порт-Артура закончилась провалом, но все-таки Куропаткин помог крепости, так как 2-я армия Оку двинулась не к Порт-Артуру, а в Маньчжурию за 1-м Сибирским корпусом.


155 Он считал, что отряд, который снимет блокаду, должен насчитывать по крайней мере четыре дивизии пехоты, соответствующее число кавалерии и артиллерии (самое малое 50 000 человек).

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 3080