Бои за гору Хуинсань. Намерение Кондратенко вернуть Дальний

Гора Хуинсань, находившаяся в руках русских, мешала планам японцев перенести промежуточную базу Соединенного флота в Дальний. Она возвышалась над окружающей местностью, что давало возможность обстрела порта. Кроме того, с горы отлично просматривались тылы 3-й армии. В распоряжении Ноги 15 июня уже находились 1-я и 11-я пехотные дивизии вместе с отрядами артиллерии, кавалерии и саперов (всего 30 000 человек), которые занимали 18–20-километровый участок фронта поперек Квантунского полуострова, от бухты Инчензы до бухты Сикау. В штабе 3-й армии было решено захватить Хуинсань вместе с близлежащим районом силами 11-й пехотной дивизии. Вопреки предположениям японцев, русские не укрепили гору, на ней находилась только стрелковая рота с двумя горными орудиями калибра 63,5 мм, а всю переднюю позицию (от бухты Инчензы до Сикау) занимали отряды 4-й и 7-й стрелковых дивизий (девять батальонов), усиленные отрядами добровольцев, 38 орудиями и 8 станковыми пулеметами. Их резерв (шесть батальонов, 32 орудия) базировался на Волчьих горах. Всеми силами командовал генерал Фок.

Утром 26 июня после артиллерийской подготовки 11-я японская пехотная дивизия ударила по правому флангу русских, который защищали три батальона и пять отрядов добровольцев, отбросила их и прорвалась на склоны горы Хуинсань. Наступление сухопутных войск из бухты Сяобиньдао поддерживали две вспомогательные канонерки172, четыре эскадренных миноносца (2-й дивизион) и одиннадцать миноносцев (6-й, 10-й и 21-й дивизионы). В помощь державшим оборону войскам Витгефт выслал в бухту Сикау отряд кораблей контр-адмирала Лощинского («Новик», канонерки «Отважный», «Гремящий» и «Бобр», четырнадцать эскадренных миноносцев)173, который вынудил японские корабли отойти и начал обстреливать позиции 11-й дивизии противника. В 16.00, когда были израсходованы все боеприпасы и показались корабли 6-го дивизиона крейсеров Того-младшего, а также 4-й дивизион эскадренных миноносцев и 16-й дивизион миноносцев, русский отряд отошел к Порт-Артуру. При этом произошла схватка, в которой Лощинского поддержали вышедшие на рейд крейсеры «Диана» и «Паллада».

Тем временем 43-й пехотный полк 11-й японской дивизии выбил защитников с горы Хуинсань и занял ее. Получив об этом известие, Фок вывел свои силы за реку Лунванхэ, оставив Зеленые горы. Потрясенный этим Кондратенко, чьи отношения с Фоком и так были напряженными после боя под Цзиньчжоу, упросил Витгефта вновь послать корабли для поддержки своих отрядов, так как считал, что Ноги будет продолжать наступление. 27 июня вслед за тральщиками в бухту Лунвантан (при входе было уничтожено 7 мин) вошел отряд Лощинского (канонерку «Бобр» заменил «Гиляк», был отозван эскадренный миноносец «Скорый») и до 20 часов вечера обстреливал японские позиции. Возвращаясь в порт, отряд вступил в бой с 12-м дивизионом японских миноносцев и нанес ему ощутимые потери: снаряды попали в миноносец «50» (1 раненый), «51» (2 раненых) и «52» (1 раненый). По пути к базе 28 июня поврежденный «51» напоролся в утреннем тумане на подводную скалу возле острова Южный Саньпандао, переломился и затонул (1 убитый, 13 пропавших без вести, в том числе и командир капитан корабля Кэндо).

Так как Ноги прервал наступление, ограничившись захватом горы Хуинсань, Кондратенко сумел убедить Сте-селя провести контрнаступательную операцию и выбить противника с занятых позиций. Поскольку подготовка затянулась, наступление решено было начать только 3 июля. В течение двух дней успешно действовавший 26-й стрелковый полк (им лично командовал Кондратенко) отбил Большой перевал и гору Семафорная, тесня японцев с Зеленых гор. Его поддерживал отряд контрадмирала Лощинского («Новик», три канонерки, «Гайдамак» и тринадцать эскадренных миноносцев), который 3-го и 4 июля вслед за тральщиками (уничтожено 11 мин)174 дважды заходил в бухту Лунвантан. 3 июня отряд Лощинского был атакован 3-м дивизионом японских эскадренных миноносцев, а когда атака не принесла результатов, канонерки «Kaimon», «Helen» и вспомогательные минные заградители «Uwajima Maru 6» и «Ehimo Maru» ночью с 4-го на 5 июля поставили мины в районе его действий (бухты Лунвантан и Сикау).

Несмотря на помощь эскадры, наступление русских отрядов на Хуинсань закончилось неудачей. Начал наступление в ночь с 3-го на 4 июля сводный отряд полковника Савицкого из 4-й стрелковой дивизии. Гору, на вершине которой японцы построили редут, обороняли семь пехотных батальонов. Хотя Савицкий и дошел почти до вершины (оставалось 400–1000 шагов), а Фок на этот раз обеспечил ему артиллерийскую поддержку (30 орудий), выбить оборонявшихся не удалось. После многочасового боя из-за начавшегося ливня атака была прервана.

Воспользовавшись тем, что силы японцев были связаны обороной вершины, Кондратенко решил развить успех своего 26-го стрелкового полка и пробиться в тылы 3-й армии, а если ситуация и дальше будет ему благоприятствовать, ударить по Дальнему. Уже не доверяя Фоку, он хотел заменить его полки своими и при поддержке артиллерии обеих дивизий, нанеся одновременно удар по Дальнему с моря (броненосец, четыре крейсера), начать наступление. Фок категорически отказался с ним взаимодействовать (хотя замена полков обеих дивизий и произошла), а перепуганный Стессель, опасаясь японского контрнаступления, запретил Кондратенко осуществлять «какое-либо наступление на Дальний». В свою очередь Витгефт ограничился лишь очередной отправкой в бухту Лунвантан отряда Лощинского (на этот раз в его состав вошли «Новик», четыре канонерки и восемь эскадренных миноносцев). Более того, известие о готовящемся наступлении на Дальний дошло до противника. Ночью с 4-го на 5 июля японцы неожиданно ударили по левому флангу уже атаковавшего 26-го стрелкового полка, парализовав его наступление и вынудив отойти на исходные позиции175. Отряд Лощинского был атакован 5-м дивизионом вице-адмирала Катаоки и тоже отошел (на канонерке «Бобр» было повреждено орудие калибра 229 мм).

В результате 3–5 июля русские потеряли гору Хуинсань, хотя и сохранили позиции на Зеленых горах, при этом погибли или попали в плен 636 человек. Потери японцев оцениваются в 300–450 человек убитыми, а 5 июля, подорвавшись на русской мине, затонула в районе острова Южный Санынандао канонерка «Kaimon», возвращавшаяся после ночного минирования бухты Лунвантан (22 убитых, в том числе командир, капитан второго ранга Такахаси)176.


172 Это были мобилизованные для осуществления блокады каботажные суда (в 1904 году — одиннадцать единиц тоннажем 248–632 брутто-тонны), вооруженные 1–2 орудиями калибра 75–37 мм и автоматическим оружием.

173 Корабли вошли в бухту вслед за тралами, которые буксировали эскадренные миноносцы и торпедные катера (уничтожено 6 мин). После полудня в бухту прибыл Витгефт на «Бдительном», чтобы лично руководить обстрелом.

174 В его составе 4 июня произошли определенные изменения («Бобр» был заменен «Гиляком», «Гайдамак» — «Всадником», а эскадренных миноносцев было восемь).

175 О «замаскированной» измене Фока пишет С. Куличкин («Конд-ратенко». Москва, 1989. С. 181), а А. Степанов в повести «Порт-Артур» прямо обвиняет его в сообщении известий, касающихся готовившегося наступления Кондратенко, агенту японской разведки.

176 Отряд тральщиков эскадры за время боев за Хуинсань и в Зеленых горах уничтожил 36 японских мин.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 3649