Битва под Цзиньчжоу и эвакуация из Дальнего

Дивизии Оку двинулись к Цзиньчжоускому перешейку 15 мая. На следующий день в зоне прикрытия они натолкнулись на два небольших отряда 5-го стрелкового полка, которые после многочасового боя отошли к Цзиньчжоу. Оборонительные позиции русских были в 5 километрах к югу от него, на расположенных в середине четырехкилометрового перешейка холмах Наныпань. Их склоны спускались к бухтам Цзиньчжоувань (левое крыло) и Хунуэза (правое крыло), были открыты для обстрела со стороны моря. Позиции состояли из 2–3 рядов окопов, укрепленных 8 редутами и 13 артиллерийскими батареями, перед ними шли 4–5 рядов заграждений и были установлены 84 фугаса с электрическими запалами. Город и перешеек защищали отряды 4-й стрелковой дивизии в составе 17 760 человек, усиленные 54 полевыми и 74 крепостными орудиями и 10 станковыми пулеметами. Командовал войсками генерал Фок. Для обороны позиций он выделил подчиненный ему 5-й стрелковый полк под командованием полковника Николая Третьякова (3800 человек, 65 орудий и 10 станковых пулеметов). Остальные силы находились в резерве, который располагался в районе железнодорожной станции Нангалин (10–12 км от Нанынаня)144. Фоку также подчинялся отряд кораблей капитана второго ранга Шелтинги (канонерка «Бобр», эскадренные миноносцы «Бойкий» и «Бурный»), который 25 мая пришел в Дальний с заданием поддерживать обороняющихся со стороны бухты Хунуэза. Витгефт, опасаясь нападения японского флота, ограничился отправкой только этих кораблей, но Того после недавних событий не был намерен посылать свои суда в заминированный залив Даляньвань. Перешеек не зря называли «воротами к Порт-Артуру», но Куропаткин упрямо не хотел понять его значения и приказал Стесселю после боя «войскам отступить и присоединиться к гарнизону крепости», а также снять с позиций и вывезти орудия, чтобы они «снова не стали добычей японцев». Телеграмма главнокомандующего определила позицию генерала Фока, теперь уже он и не думал об обороне перешейка.

Оку выделил для штурма 1-ю, 3-ю и 4-ю пехотные дивизии и бригаду артиллерии (35 000 человек, 198 орудий, 48 станковых пулеметов), с севера их прикрывала 5-я дивизия и бригада кавалерии. Со стороны бухты Цзиньчжоувань атакующих поддерживал отряд кораблей под командованием капитана второго ранга Нисиямы — канонерки «Tsukushi», «Helen»145, «Akagi» и «Chokai», a также 1-й дивизион миноносцев («69», «67», «68», «70»). На рассвете 26 мая 4-я дивизия заняла Цзиньчжоу, а около 5 часов утра японская артиллерия начала вести ураганный огонь по нанынаньской позиции, в 6.30 к ней присоединились канонерки Нисиямы. Под их прикрытием японские дивизии бросились на штурм, особенно яростно атакуя левый фланг. Русская артиллерия, не замаскированная и стоявшая на открытых позициях, окончательно замолчала после 11.00, часть орудий была уничтожена, а остальные израсходовали боеприпасы (в среднем 150 снарядов на одно орудие). Но на правом фланге русские войска благодаря артиллерийской поддержке отряда Шелтинги, который вошел в бухту Хунуэза, отразили натиск 3-й дивизии японцев. После артиллерийского обстрела, длившегося полтора часа, отряд, израсходовав все боеприпасы, отошел к Дальнему.

Новые атаки на левый фланг российских войск при поддержке канонерок начались в 14.00, причем часть отрядов 4-й японской дивизии попыталась обойти их позиции вброд. Полковник Третьяков, лишенный артиллерии, попросил Фока о подкреплении, но не получил ничего, кроме конной батареи калибра 75 мм. Поведение командира 4-й стрелковой дивизии было просто возмутительным. Когда в бою произошел перелом и Оку уже намеревался из-за больших потерь и отсутствия снарядов остановить наступление. Фок, не думая об обороне, отступил со своей дивизией в крепость. В результате, не дождавшись помощи, левое крыло российских войск, увлекая за собой правое, стало вечером медленно отходить. Видя это, отряды 4-й стрелковой дивизии начали спешно отступать — сначала на линию полевых нангалинских укреплений, а затем до Волчьих гор (8 км от крепости). Дальний остался без защиты. Только после этого Кондратенко сумел склонить Стесселя к тому, чтобы при поддержке 7-й стрелковой дивизии Фок занял оборонительные позиции протяженностью 23 км от бухты Инчензы на севере до бухты Сикау на юге (16–20 км от Порт-Артура) на подступах к Зеленым горам.

Таким образом, бой за перешеек закончился поражением русских войск, хотя они потеряли только 1403 человека убитыми и ранеными (в том числе 28 офицеров)146, а японцы — 4203 (в том числе 133 офицера). Кроме того, канонерка «Chokai» получила два попадания, в результате 3 человека были убиты (в том числе командир корабля капитан второго ранга Хаяси) и 9 ранены.

Когда отряды Оку стали закрепляться на захваченных позициях, отряд Нисиямы в 19.40 покинул бухту Цзиньчжоувань и отошел к промежуточной базе на островах Эллиота. Ночь и туман не позволили продлить наныыанское сражение на море. Витгефт выслал против японских канонерок десять эскадренных миноносцев под командованием капитана второго ранга Елисеева (на «Внимательном»). В 23.00 отряд покинул порт и вдоль берегов Лаотешаня направился в район острова Мурчисон — оба противника, ничего не зная друг о друге, разминулись, по-видимому, в районе Голубиной бухты. После 1.00, уже 27 мая, Елисеев подошел кильватерной колонной к южному берегу острова Мурчисон, намереваясь начать разведку, как вдруг на головном «Внимательном» заметили впереди бурлящие волны. Несмотря на команду «полный назад», эскадренный миноносец налетел на подводную скалу, успев предупредить следующего в строю — «Выносливого». Попытки сдвинуть корабль147с рифа не увенчались успехом (наступил отлив), и «Внимательный» после снятия команды был уничтожен торпедой «Выносливого». Не встретив на своем пути канонерок, эскадренные миноносцы Елисеева возвратились около 8 часов утра в Порт-Артур148. Получив приказ об эвакуации, что было следствием поражения под Цзиньчжоу, «Бобр», «Бойкий» и «Бурный», а также четыре корабельных торпедных катера в тот же день покинули акваторию Дальнего и вернулись в Порт-Артур.

В Дальнем находился хорошо оборудованный погрузочный порт, который был в спешке оставлен 27 мая. Почти все набережные, молы, погрузочные сооружения и сухой док попали в руки противника неповрежденными. Правда, у входа в док было затоплено судно «Нагадан» (бывший «Carrick Castle»), но оно было поднято японцами уже через несколько недель. Не были уничтожены электростанция, железнодорожные мастерские и около 100 портовых складов. Японцам достались около 400 вагонов и множество вагончиков узкоколейки вместе со значительными запасами угля. Хотя все большие корабли и перешли в Порт-Артур, в Дальнем находилось около 50 различных небольших судов (катера, баржи и т.п.)149. Командование Квантунского укрепрайона сделало противнику столь дорогой «подарок» по своей возмутительной небрежности, так как приказ об уничтожении порта был отдан только после оставления Цзиньчжоуского перешейка. В результате Дальний, переименованный в Дайрен, почти сразу же стал японским погрузочным портом и базой для дивизионов эскадренных миноносцев и миноносцев, в нем также проводился текущий и аварийный ремонт кораблей Соединенного флота. Кроме того, Дайрен стал местом формирования 3-й армии генерала Маресукэ Ноги.

Поражение под Цзиньчжоу совпало по времени с объявлением 26 мая полной морской блокады Квантунского полуострова (от линии Пуандян — Бицзыво на севере). Кораблям нейтральных государств в случае захода в Порт-Артур грозили «самые суровые последствия», фактически блокада осуществлялась до района Порт-Артура, где были развернуты две блокадные линии.. На первой, так называемой внутренней (на расстоянии около 20 000–25 000 м) между Голубиной бухтой и бухтой Сикау несли дежурство 1-й, 2-й и 3-й дивизионы эскадренных миноносцев и миноносцев в группах по четыре корабля. Их поддерживал дивизион легких крейсеров, курсировавший на внешней линии блокады, находившейся на расстоянии 9000–10 000 м от первой линии. Этот дивизион был усилен четырьмя броненосными крейсерами, курсировавшими в море. На восточный край блокады высылались также канонерки и 5-й дивизион кораблей на случай внезапного нападения на Дайрен.

Однако блокада не была слишком плотной, так как русские суда, ходившие в прибрежных водах, беспрепятственно добирались даже до бухты Цзиньчжоувань, но для морского торгового российского и международного судоходства она была существенной преградой. Кроме того, установленная блокада позволила спокойно высадиться отрядам 4-й армии генерала Мисицуры Нодзу, ядро которой — 10-я пехотная дивизия — высадилось в районе Дагушаня (в 80 км к западу от устья Ялу) уже 19 мая. Прикрывал высадку 7-й дивизион кораблей контрадмирала Хосои.


144 Этот плот имел размеры 11x7,6x1,5 м, скорость 3–4 узла.

145 На позиции с кораблей эскадры были переданы 3 батареи мелкокалиберных орудий (37 мм или 47 мм), 2 орудия калибра 152 мм вместе с расчетами. Они принимали участие в бою, хотя одно орудие калибра 152 мм не успели поставить на бетонное основание.

146 Броненосная канонерка. Это был старый китайский броненосный крейсер «Ping Zuan», захваченный в феврале 1895 года в Вэйхае.

147 Кроме того, было захвачено 68 орудий и 10 станковых пулеметов, оставленных на позициях.

148 Отряд Нисиямы показался у островов Эллиота 27 мая около 18 часов. Обломки «Внимательного» были обнаружены 8 июня 1904 года миноносцем «42» во время рейда 6-го дивизиона крейсеров и 10-го дивизиона миноносцев в Ляодунский залив. Японцы подняли на корме свой флаг и после герметизации корпуса сняли корабль с рифа, чтобы отбуксировать на ремонт (вспомогательные канонерки «Kagawa Maru» и «Manda Maru»). Но он затонул во время буксировки 15 июня.

149 В Порт-Артур были эвакуированы и более 600 русских жителей города, в том числе около 200 женщин и детей.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 3523