Начало блокады Порт-Артура с суши и ее влияние на действия обоих флотов

Утром 5 мая в районе Бицзыво, в заливах Кинчан и Янтоува, началась высадка первых отрядов 2-й армии. Их опередил 7-й дивизион кораблей контр-адмирала Хосои (броненосец обороны побережья «Fuso», б канонерок), усиленный двумя вспомогательными крейсерами и двумя миноносцами (из 20-го дивизиона), который с так называемым десантным корпусом флота на борту130занял место высадки, оттеснив русские наблюдательные посты. Высадку прикрывал (а также охранял транспортные суда) отряд кораблей 3-й эскадры вице-адмирала Катаоки, состоявший из 5-го (без «Kasugi») и 6-го дивизионов крейсеров (без «Izumi»), в состав которых вошли броненосец «Chin En», броненосный крейсер «Nisshin», шесть легких крейсеров, посыльное судно «Miyako», два вспомогательных крейсера и пятнадцать миноносцев (2-го, 6-го, 12-го и 21-го дивизионов). После обстрела миноносцами места высадки к побережью приблизились 30 транспортных судов с первым эшелоном десанта. Они встали на якорь и начали выгрузку людей и снаряжения в корабельные лодки (по 50 человек). Составленные из лодок караваны паровые катера тянули к построенным у берега подвижным платформам. Для этой операции японский Соединенный флот выделил 90 катеров с 660 членами экипажей131. Благодаря хорошей организации выгрузки к концу дня на суше оказались 9500 солдат (из 3-й пехотной дивизии), в потерях числилось только транспортное судно «Kaga Маш» (6301 брутто-тонна), которое налетело на подводную скалу132. На следующий день второй эшелон десанта (одиннадцать судов) высадил остальные отряды 3-й дивизии. Третий эшелон (19 судов) 7 мая начал высадку армейской ставки и 4-й пехотной дивизии, а 9 мая 19 судов четвертого эшелона высадили 1-ю кавалерийскую бригаду, 1-ю артиллерийскую бригаду и армейские отряды. Через 8 дней высадки на берегу находились двенадцать пехотных полков, шесть кавалерийских полков и 216 орудий (около 45 000 человек)133. Десант высадился без противодействия со стороны русских войск. Находившиеся в этом районе отряды 4-й стрелковой дивизии генерал Фок отвел к Цзиньчжоускому перешейку. В свою очередь генерал Куропаткин направил туда отряд генерала Жукова (семь батальонов пехоты), однако запретил им вступать в какое-либо «решающее сражение».

Никаких действий не предпринимал и российский флот, хотя и по иным причинам. 5 мая, получив известие о десанте Оку, Алексеев спешно покинул Порт-Артур, назначив на должность командующего эскадрой контрадмирала Вильгельма Витгефта и приказав ему не вести никаких действий полным составом эскадры, использовать крейсеры и миноносцы (без излишнего риска), постоянно охранять внешний рейд, обеспечивая свободный выход кораблей; всеми силами помогать командиру 3-го корпуса в обороне крепости и как можно быстрей ввести в строй поврежденные броненосцы. Витгефт, не считая себя «истинным командующим флотом», решил руководить флотом коллегиально — все решения принимались на собраниях командиров отрядов и больших кораблей путем голосования, а поскольку лишь немногие офицеры сохранили «макаровскую» готовность к борьбе (в большинстве были «заражены» пассивностью Алексеева), эскадра не обнаруживала чрезмерного желания вступать в бой.

Алексеев убедился в этом уже 6 мая, когда телеграммой, отправленной по дороге в Мукден, приказал Витгефту послать против десантного флота противника под Бицзыво 10–12 самых мощных эскадренных миноносцев под прикрытием крейсеров и броненосца «Пересвет». Собрание командиров кораблей эскадры отвергло это предложение, мотивируя отказ «общим неверием в успех этой акции»134. Когда же наместник не поверил этому, собрание 7 мая решило выслать эскадренные миноносцы, но... к заливу Даляньвань на тот случай, если бы японцы намеревались высадить там десант135. Но с большим воодушевлением собрание подчинилось руководству Квантунского укрепрайона, проявив почти святую веру в то, что активные действия по обороне крепости с суши поможет эскадре «защитить свои корабли и выполнить долг перед царем и отечеством». 8 мая на встрече с военными властями контр-адмиралы Витгефт, Лощинский и Григорович полностью признали главенство Стесселя как «верховного главнокомандующего в Порт-Артуре», а тот представил им, ни много ни мало, план разоружения эскадры. Считая оборону крепости с суши приоритетной целью, Стессель предлагал оставить на кораблях только тяжелую артиллерию (орудия калибра 305 мм и 254 мм) и приспособить ее для ведения перекидного огня, а орудия калибра 203, 152, 120 и 75 мм снять (вместе с расчетами) и установить на проектируемых крепостных батареях. Мелкокалиберную артиллерию (47 мм и 37 мм) и корабельное автоматическое оружие предполагалось установить между фортами, батареями и полевыми укреплениями для борьбы с живой силой противника. Кроме того, корабли должны были передать крепости свои прожекторы для отражения ночных атак. Несмотря на некоторые колебания, контр-адмиралы не стали протестовать, хотя план Стесселя уничтожал все, что развивал и защищал Макаров и что хотел сохранить Алексеев.

Началось систематическое разоружение кораблей. До середины июня с них было снято 166 орудий (25 — калибра 152 мм, 50 — калибра 75 мм, 91 малокалиберное), которые установили на фортах № 1–3, батареях Большого Орлиного Гнезда и Курганной, узле обороны № 3, редутах 1 и 2, а также береговых батареях Золотой горы и бухт западного побережья Квантунского полуострова.

Тем временем не встречавшая никакого сопротивления на своем пути армия Оку постепенно приближалась к Порт-Артуру, оттесняя русские отряды прикрытия в сторону укрепленного перешейка у Цзиньчжоу. Оку беспокоился за свои тылы (их с севера прикрывала только 1-я кавалерийская бригада), поставленные под удар Маньчжурской армии Куропаткина, но тот после сражения у Тюренчена стягивал все силы в район Лаодуна для защиты Мукдена (маньчжурское название современного города Шэньян в Китае) от 1-й армии Куроки. К тому же он предпочитал, чтобы армия Оку и дальше двигалась к крепости и была втянута в ее осаду, так как это ослабило бы японскую наступательную инициативу в Маньчжурии. 10 мая в Порт-Артур пришел последний железнодорожный состав, а через пять дней после захвата армией Оку южной оконечности полуострова Ляодун он был полностью отрезан от сообщения с Маньчжурией и Россией и блокирован со стороны суши.

Вдохновленный успехами сухопутных войск японский Соединенный флот вновь активизировал свои действия. Однако, несмотря на ожидания Того, флот ждали серьезные поражения: словно вопреки пассивности Витгефта сама судьба хотела помочь российскому флоту.


130 Действовать начал и владивостокский отряд под командованием контр-адмирала Йессена, который вместе с миноносцами «205» и «206» 23–27 апреля совершил очередной выход на японские коммуникации. Российские корабли подошли к большому корейскому порту Вонсан и потопили в его акватории три транспортных суда противника — «Goyo Maru», «Nakamura Maru» и «Kinshiu Maru». Отряд Камимуры, который уже приблизился к Владивостоку, повернул к Вонсану, однако до столкновения дело не дошло, так как оба отряда разминулись в тумане в штормящем море.

131 Сформированный на время десантной операции (командир — капитан первого ранга Номото), он состоял из двух линейных отрядов (6 рот), подразделений саперного, санитарного, снабжения, обеспечения боеприпасами и артиллерийского (одно орудие калибра 75 мм и одно калибра 47 мм), всего отряд насчитывал 26 офицеров и 1016 моряков. ADJA, т. I, с. 18–19.

132 Десантная операция описывается более подробно, чтобы познакомить читателя с существовавшими в то время методами и средствами десантирования войск; специальные десантные корабли появились только в конце первой мировой войны.

133 Командование 3-й армии находилось на вспомогательном крейсере «awata Maru».

134 Действия на суше японцы начали по схеме недавней войны с Китаем (1894–1895). Тогда 1-я армия маршала Ямагаты также высадилась в Корее (в Чемульпо) и, разбив китайские войска, переправилась через Ялу (у ее устья) и двинулась к Хайчэну и Инкоу. В свою очередь, 2-я армия генерала Оямы высадилась у Бицзыво, в заливе Янтоува, и через Цзиньчжоуский перешеек ударила по Порт-Артуру. Если бы русские изучили ход китайской войны и менее пренебрежительно относились к противнику, то смогли бы задержать его на линии Ялу или по крайней мере не допустить высадки армии Оку в заливе Янтоува.

135 Некоторые выдвинутые аргументы. звучали просто анекдотично (слишком велико расстояние, большой риск потерять эскадренные миноносцы, ясные лунные ночи), другие были более существенными (плохое техническое состояние механизмов, угроза минирования, японская блокада и т.п.).

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 3271