Вопрос о «верховном командующем в Порт-Артуре». Дальнейшие оборонные мероприятия

Неожиданный многодневный перерыв в действиях на море позволил Макарову продолжить работу над усилением боеготовности эскадры. Его деятельность вызвала разногласия между ним, наместником и командованием крепости по организационным вопросам. 27 марта штаб эскадры увеличился на двух человек — великого князя Кирилла Владимировича, двоюродного брата царя, который стал начальником военно-морского отдела (оперативного), и полковника А. Агапеева, начальника войскового отдела (взаимодействие с сухопутными войсками). Великий князь, хотя и служил с юности на флоте (имел звание капитана второго ранга), особыми способностями не отличался, а прославился в другой области: был неисправимым кутилой и гулякой. На свои попойки он созывал офицеров с эскадр, в которых служил, внося тем самым хаос в ход армейской жизни. Макаров принял его назначение как Божью кару и месть наместника, хотя и надеялся, что князь поможет ему продвинуть некоторые проекты, так как имеет возможность обращаться непосредственно к царю, минуя министра флота.

Одновременно с великим князем из Мукдена прибыл и Алексеев, чтобы при случае «унять» Макарова и ограничить его чрезмерную самостоятельность в контактах с царем и министром Авеланом (Макаров посылал им копии своих донесений наместнику), а также для проведения кадровых перестановок. Макаров без его согласия сменил не только Чернышева и нескольких командиров эскадренных миноносцев, но и коменданта военного порта Порт-Артура, контр-адмирала Н. Греве (его заменил командир «Цесаревича», капитан первого ранга Иван Григорович)117, что Алексеев посчитал подрывом своего авторитета. Однако вице-адмирал пригрозил подать прошение об отставке и вместе с обоснованием послать его царю, поэтому наместник вынужден был отступить. Более того, он дал согласие на проект Макарова о подчинении крепости командующему эскадрой (назначение так называемого верховного командующего в Порт-Артуре), хотя в данном случае он руководствовался больше личными интересами, так как хотел выдвинуть на должность начальника штаба свое доверенное лицо и одновременно ограничить влияние своего соперника Куропаткина. Однако эти планы разрушил Стессель, человек, близкий к Куропаткину, и царь беспечно подчинил эскадру и крепость командующему Маньчжурской армией, находившемуся в Мукдене, что лишь увеличило неразбериху в структуре командования.

Споры о компетенции не ослабили активности Макарова, он занялся укреплением обороны внешнего рейда. 2 апреля транспортное судно «Амур» установило большое боновое заграждение, тянувшееся от основания полуострова Тигровый хвост до мелей Электрического утеса. Перед ним, справа и слева от входного фарватера, минный заградитель «Амур» вместе с минной ротой (саперов) крепости, которой командовал генерал Кондратенко, установил с 5-го по 10 апреля два заграждения из гальванических мин, которые приводились в действие с берега118. 9 апреля на границе входного фарватера были затоплены корабли «Шилка» и «Эдуард Бари», что практически заблокировало брандерам проход вдоль полуострова Тигровый. Будто в подтверждение этого, на следующий день на один из затопленных кораблей налетел, пробив при этом борт на уровне ватерлинии, возвращавшийся в порт «Амур». Одновременно с другими мероприятиями по укреплению обороны на склонах горы Белый Волк, вдоль которой брандеры проникали ко входу в порт, началось строительство батареи № 40 (там были установлены снятые с «Ангары» 4 пушки калибра 120 мм)119. 9 апреля были проведены испытания в целях воздушной разведки воздушного змея с фотоаппаратом (проект капитана Михаила Шрейбера) и шаровидного привязного аэростата (проект капитана Михаила Лаврова) с борта торпедного крейсера «Всадник».

Все эти мероприятия пришлись на время пасхальных православных праздников, которые великий князь «отметил» трехдневным банкетом с участием большинства офицеров эскадры. Макаров смолчал, однако ограничил увольнения на берег, а в последний день праздников, 11 апреля, вывел всю эскадру (в пятый раз) в море (5 броненосцев, 4 крейсера, 2 торпедных крейсера и 13 эскадренных миноносцев) для обучения маневрированию, а отчасти и для протрезвления. Единственным кораблем, встреченным на пути, было торговое судно (его проверил «Новик»). После возвращения на рейд вице-адмирал получил данные разведки о том, что в акватории островов Эллиота концентрируются японские транспортные суда для возможной высадки десанта на Квантунский полуостров. Поэтому на следующий день он решил выслать эскадренные миноносцы для проведения разведки в водах архипелага. Но Макаров не знал, что Того для прикрытия десанта начал переносить туда маневренную базу Соединенного флота, который 11 апреля был усилен закупленными в Италии крейсерами «Nisshin» и «Kasuga». Но и русские тоже действовали: Кондратенко по предложению Макарова и при поддержке Смирнова начал строить фортификационные укрепления на Цзиньчжоуском перешейке (48 км к северо-западу от крепости) — «воротах» к Квантунскому полуострову.


117 Непосредственной причиной смещения Греве была бездарно проведенная акция по спасению транспортного судна «Европа», которое, будучи незначительно поврежденным после столкновения с паровым баркасом, затонуло во внутреннем бассейне порта «на глазах всей эскадры». Утверждение Григоровича на должность коменданта крепости вместе с производством его в контр-адмиралы произошло 10 апреля 1904 года. Вместе с ним новую должность получил командир 1-го отряда эсминцев капитан первого ранга Николай Матусевич, назначенный комендантом квантунского кадрового состава флота (берегового отряда).

118 Кондратенко, окончивший Академию инженерных войск, сделал это по просьбе Макарова. Данные о количестве поставленных мин отсутствуют.

119 Строительство закончено в мае 1904 года. По всей вероятности, около нее был построен редут № 4 («Белый Волк»).

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 3876