Новые атаки японского флота и вторая попытка блокирования входа в Порт-Артур

Японские корабли появились в ночь с 21-го на 22 марта104. Это были 4-й и 5-й дивизионы эскадренных миноносцев, идущие в авангарде главных сил, так как Того вновь намеревался обстрелять порт и крепость через Лаотешань. 4-й дивизион приблизился к рейду около полуночи, через девять минут его обнаружили прожекторы и обстреляли береговые батареи. Дошло до столкновения с дозорными кораблями (канонерки «Бобр» и «Отважный», эскадренные миноносцы «Грозовой» и «Бдительный»), во время которого «Hayatori» выпустил торпеду, но она не попала в цель, a «Harusame» получил незначительные повреждения.

Около 0.30 японцы отошли к Голубиной бухте. На шум боя на «Бобр» прибыл Макаров, но в следующую атаку 15-й дивизион пошел только после того, как противники 15 минут обстреливали друг друга. Оба японских дивизиона присоединились после 8.00 к своим броненосцам, а Макаров, не обращая внимания на отлив, начал выводить эскадру на рейд, чтобы вместе с береговыми батареями вступить в решающее сражение. До подхода 1-го дивизиона японских броненосцев и 3-го дивизиона крейсеров из порта вышли четыре российских крейсера (в том числе и «Аскольд» с Макаровым), 2 торпедных крейсера и 12 эскадренных миноносцев. При виде подходящих русских кораблей Того вызвал по радио 2-й дивизион крейсеров Камимуры и отправил «Fuji» и «ashima», имевших наибольшие утлы подъема стволов главной артиллерии, обстреливать позиции противника через Лаотешань. Видимо, японская разведка сообщила о минах, поставленных у Лаотешаня, так как на этот раз оба броненосца маневрировали между лаотешаньским маяком и Голубиной бухтой, открыв огонь между 9.30 и 9.45 с расстояния более 15 000 м. Неожиданно для них ответила артиллерия «Ретвизана», снаряды которого несколько раз накрывали цель и повредили «Fuji»105. Это вынудило японские корабли неоднократно менять курс, что снизило точность их огня106. Поэтому, несмотря на то что по порту было выпущено около сотни снарядов калибра 305 мм, а по батареям и городу — 108, потери русских были невелики (9 убитых, 11 раненых; повреждение правой пушки калибра 305 мм на носовой башне «Севастополя»). Хотя по японским кораблям было выпущено только 13 снарядов калибра 305 мм и 16 калибра 254 мм, это вынудило их прервать огонь (около 11.00)107.

Чуть позже на рейде, появились пять российских броненосцев (Макаров перенес свой флаг на «Петропавловск»). Около 11.30 русские были готовы к битве и даже открыли огонь по крейсерам Дэвы, но пришедший в замешательство от неудачи Того отвел свои корабли на базу. После неудавшейся атаки японцы приняли решение об очередном блокировании входа в Порт-Артур и ежедневных вылазках эскадренных миноносцев и миноносцев в район внешнего рейда для наблюдения за движением российского флота.

После боя Макаров наградил Георгиевскими крестами 10 артиллеристов с обоих броненосцев и сигнальщика с Лаотешаня, сам же получил нагоняй от морского министра Авелана, который счел обстрел японцев «пустой тратой снарядов»108.

Эскадра в третий раз вышла в море 26 марта в составе 22 кораблей (5 броненосцев, 4 крейсера, 2 торпедных крейсера и 11 эскадренных миноносцев109). Выход производился с целью проведения тактических учений и разведки района островов Маодао, расположенных на середине Печилийского пролива. Там были задержаны и осмотрены четыре британских корабля и небольшое японское судно «Tonegawa Maru» (656 брутто-тонн) с джонкой на буксире. На джонке были найдены 2 морские мины, части к радиотелеграфу и много шифрованных депеш на японском языке. После того как были сняты команды (10 японцев и 11 китайцев), судно110и джонку огнем орудий калибра 120 мм потопил крейсер «Новик». На обратном пути во время изменения скорости по вине командира «Севастополя» Чернышева произошло столкновение с «Пересветом», который повредил ему правый винт. Происшествие было рассмотрено сразу же после прихода в порт в присутствии всех командиров кораблей и отрядов, в результате новым командиром «Севастополя» стал капитан второго ранга Николай Эссен, командир «Новика». На этом события ночи не закончились, и отдохнуть Макарову не удалось.

Около 2.15 к рейду приблизилась группа японских судов, прикрываемая миноносцами 9-го дивизиона (усиленного «Kasasagi» и «Manazaru» из 14-го дивизиона). Это были брандеры «Chiyo Maru» («I»), «Fukui Maru» («2»), «ahiko Maru» («3») и «oneyama Maru» («4»), суда водоизмещением 2692–2944 брутто-тонны (скорость — 10–12 узлов), с командами, насчитывавшими 42 человека; они пытались еще раз заблокировать вход в порт. Операция, которой руководил капитан второго ранга Арима (командир «1»), была запланирована на 24 марта, но густой туман вынудил корабли вернуться. Береговые батареи и дозорные корабли открыли в 2.30 с расстояния 3500 м огонь по миноносцам 9-го дивизиона, идущим впереди. Они отступили, освещая прожекторами дорогу брандерам, но более мощные прожекторы российских станций дезориентировали японских рулевых, дав русским батареям возможность вести результативный огонь.

Макаров, который прибыл на канонерку «Бобр», направил против брандеров оба дежурных эскадренных миноносца — «Сильный» и «Решительный». Поврежденный брандер «1» повернул вправо и выбросился на камни под Золотой горой. За ним отправился и брандер «2», в который попала торпеда «Сильного». Вой сирены этого эскадренного миноносца на японском корабле случайно приняли за сигнал Аримы к повороту вправо, и судно затонуло по левому борту своего впередиидущего. Такая же судьба постигла и поврежденный снарядами брандер «3», который сел на мель слева от «Fukui Maru». Зато торпедированный «Решительным» брандер «4», рулевым которого был старый порт-артурский лоцман, повернул влево к полуострову Тигровый Хвост и затонул в левой стороне входного фарватера (рядом с обломками «Hokoku Maru»), при этом ширина фарватера уменьшилась на 30 метров111. Отстреливаясь из орудий (каждый брандер имел 2 револьверных орудия Хотчкисса калибра 37 мм), команды брандеров приступили к эвакуации, когда с другой стороны уже подходили шлюпки с русскими добровольцами, готовыми гасить и обезвреживать минные ловушки112.

К лодкам японцев приблизились и миноносцы японского 9-го дивизиона. В четвертом часу дня их обнаружил «Сильный». Между ним и миноносцами «Aotaka» и «Tsubame» произошел короткий яростный бой на расстоянии 200 м. «Aotaka», выпустив сначала торпеду, которая прошла мимо цели, попал снарядом в машинное отделение «Сильного». Был поврежден главный котел, разбиты главные паропроводы, погибла вся вахта машинного отделения (7 человек вместе с офицером-механиком).

Эскадренный миноносец, окутанный клубами пара, выбросился на берег под Золотой горой (на борту были 13 раненых, в том числе и командир корабля). С 5.20 к рейду стали подтягиваться прикрывавшие операцию три дивизиона эскадренных миноносцев, 3-й дивизион крейсеров Дэвы, а в 6.30 появились и броненосцы Того, который получил известие, что «oneyama Maru» якобы заблокировал входной фарватер. Однако из порта вышли «Баян», «Новик» и «Аскольд», которые открыли огонь по крейсерам Дэвы, а Макаров при виде японских главных сил начал выводить остальные корабли эскадры (4 броненосца, «Диана», 2 торпедных крейсера и 13 эскадренных миноносцев), чтобы под прикрытием береговых батарей принять бой113. Когда в 9 часов в боевом строю российские корабли направились к 1-му дивизиону броненосцев Того, тот, видя готовность русских к бою, собрал свои дивизионы и повернул к базе.

Вторая попытка заблокировать вход в Порт-Артур также закончилась неудачей; кроме потерянных брандеров у японцев 4 человека были убиты и 12 ранены. От попадания снаряда погиб и командир брандера «2», уже второй раз принимавший участие в подобной акции, капитан третьего ранга Такэо Хиросе, считающийся в Японии народным героем114. Макаров вернулся на рейд, где после траления корабли встали на якорь под прикрытием десяти корабельных катеров, создававших так называемую охранную сеть против подлодок. После снятия с мели поврежденного эскадренного миноносца «Сильный», которого буксир «Силач» завел на четырехнедельный ремонт в док, эскадра вернулась во внешний бассейн. Получив известие о ее стоянке на рейде115, Того выслал для проведения атаки дивизион эскадренных миноносцев. 28 марта после полудня он приблизился к рейду, но был оттеснен огнем дежурных кораблей («Бобр» и «Отважный») и береговых батарей116.


104 Даже раньше, так как утром 16 марта подошел к району рейда 3-й дивизион крейсеров Дэвы, но густой туман не дал ему возможность провести разведку (ADJA/T. I, с. 81).

105 Японцы не подтверждают этого попадания.

106 Стрельбу японских броненосцев корректировали стоявшие напротив входа крейсеры Дэвы, российских — наблюдательный пункт на Лаотешане (по телефону).

107 Несколько выстрелов якобы произвела из орудия калибра 152 мм только что построенная на холмах Лаотешаня береговая батарея № 76 (2 орудия калибра 152 мм).

108 В доказательство он привел чересчур большое теоретическое рассеивание снарядов на расстоянии более 10 верст (10,7 км), не принимая во внимание полученный тактический эффект. Подобная стрельба была запрещена. Против этого запрета выразили протест не только командование эскадрой, но и руководство... Квантунского района и крепости, хотя береговые батареи не имели бронебойных снарядов для стрельбы на большие расстояния, а чугунные не причиняли вреда броне кораблей. В связи с этим Макаров передал на батареи у входа в порт 50 таких снарядов калибра 254 мм (морских) и обратился к Авелану с просьбой о выделении еще 1000.

109 Это были «Внимательный», «Боевой», «Грозовой», «Сторожевой», «Решительный», «Сильный», «Смелый», «Сердитый», «Страшный», «Скорый» и «Расторопный».

110 Во многих работах его название приводится как «Hanyen Maru» или «Капуи Maru», но в то время в японском торговом флоте не было кораблей с таким названием. По некоторым данным захваченные депеши никто в Порт-Артуре не мог прочитать (!).

111 ADJA, т. I, с. 89–93; «The Me Cully Report», с. 74–76. Брандер «1» был якобы торпедирован корабельным торпедным катером с «Полтавы», хотя большинство российских источников неверно приписывают это попадание «Сильному».

112 Среди добровольцев находился лейтенант Ежи Пилсудский с «Цесаревича», который за эту акцию был награжден орденом Св. Анны четвертой степени (Лебедев. Перечень военных действий флота у Порт-Артура в 1904 году. С. 63). С брандеров были сняты револьверные орудия калибра 37 мм, которые были установлены на нескольких эскадренных миноносцах типа «Сокол» (в том числе и на «Страшном»).

113 Мак-Калли предполагает, что Макаров специально вывел эскадру в море, чтобы доказать Того нерезультативность проводимой брандерами операции.

114 В навигационной каюте его брандера была найдена доска, на которой Хиросе написал (по-русски) письмо к «уважаемым русским морякам», предупреждая, что будет наносить визиты на брандерах до получения результата (ADJA, т. I, с. 93). По некоторым российским источникам, «письмо» это содержало либо привет Макарову, либо предложение сдаться, адресованное наместнику. Хиросе был японским морским атташе в Петербурге в 1897–1901 годах. Восхищенный решимостью команд брандеров (в акции выразили желание принять участие около 1000 добровольцев японского флота) Владислав Реймонт написал рассказ «Pro Patria». Героем рассказа стал Хиросе (там Хироше), а описывалась в нем вторая операция блокирования входа. К сожалению, наш великий писатель, кроме преувеличенного и помпезного псевдопатриотизма, которым дышит весь рассказ, отличился совершенным незнанием военно-морских реалий и даже событий, произошедших у Порт-Артура.

115 Хотя источники не говорят об этом, можно предположить, что Того держал под Порт-Артуром судно, оборудованное радиотелеграфом! Информацию, полученную от агентов на территории крепости (при помощи оптической сигнализации), судно передавало на «Mikasa».

116 Лебедев, с. 65. ADJA (т. I) ничего об этом не сообщает. Вероятно, в первый раз в той войне рейд был освещен ракетами, выпущенными с батарей и наблюдательных пунктов.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 3453