Строительство Архангельска
Холмогоры не были подходящим местом для торговли западноевропейских купцов. Якорные причалы в дельте Двины находились довольно далеко от Холмогор, а кроме того, эти «порты» были открыты для нападений со стороны моря, и это обстоятельство стало совершенно очевидным уже вскоре после прихода голландцев. Король Дании Фредерик II, бывший одновременно и королем Норвегии, рассматривал новый морской путь вдоль мыса Нордкап как угрозу для судоходства по Балтийскому морю и, соответственно, для регулярно взимаемой Зундской пошлины за прохождение пролива между Данией и Швецией и в конце 70-х гг. запретил пользоваться новым морским путем вдоль Нордкапа. В начале 80-х гг. Фредерик II снял этот запрет, но вместо этого потребовал, чтобы суда, проходящие мимо мыса, имели на борту датский пропуск, каковой можно было приобрести у датской казны по чрезвычайно высокой цене. При этом король подкрепил намерения силой, расположив свои военные корабли таким образом, чтобы они перехватывали иностранные торговые суда вплоть до самой Северной Двины и даже в ее устьях. В 1582 г. потери были особенно велики; в тот год датчане перехватили на Белом море, по крайней мере, четыре голландских торговых судна46.

В том же году еще одно голландское торговое судно преследовалось несколькими датскими военными судами вплоть до якорной стоянки в Пудожемском устье. Шкипер торгового судна Клаас Янсз из Хоорна хорошо знал эти воды; он завел судно на стоянку и бросил там якорь, но увидел, что датчане также намереваются зайти в порт и заняты поисками речного глубоководья. Опасаясь, что им это удастся, он начал подниматься вверх по реке, по неизвестным ему водам и подошел к Михайло-Архангельскому монастырю47. Иностранцы, которые привыкли плыть на русских судах к Холмогорам, не раз видели этот монастырь, расположенный на расстоянии 35 километров от моря, на высоком берегу, поросшем густым сосновым лесом, непосредственно рядом с тем местом, откуда река разветвляется на рукава дельты, посреди безбрежной и болотистой северной тайги. Монастырь был выстроен из дерева и состоял из келий для игумена и 13 монахов, а также двух церквей: Архангельской и Покровской. Это было укромное, безлюдное место, расположенное вдали от обжитого мира. Лишь в северо-восточном углу большого острова Соломбала, расположенного в дельте вниз по течению Северной Двины и отделенного от монастыря широким протоком, жили крестьяне, арендовавшие у монастыря сенокосные участки48.

Невольно загнанный датчанами в глубь побережья по речным притокам, шкипер Клаас Янсз понял, насколько уязвимым и открытым для нападений со стороны моря был голландский якорный причал в Пудожемском рукаве. Фактически он оказался первым, обнаружившим, что западноевропейские суда могли бы проходить по дельте в глубь побережья гораздо дальше расположенных в непосредственной близи от моря якорных причалов. Значение этого факта было тем более велико, что река на высоте Архангельского монастыря была пригодна для размещения там порта, который, кроме того, был бы намного более безопасным, чем используемые до сих пор причалы, а с оборонной точки зрения столь хорошо защищен, что здесь можно было организовать и саму торговлю. Голландские купцы незамедлительно обратились к русскому правительству за разрешением перенести сюда к монастырю причал, склады и рынок. Российские власти отреагировали несколько настороженно, но весьма заинтересованно. Уже в 1582 г. к монастырю прибыли двое московских воевод, Петр Афанасьевич Нащокин и Алексей Никифорович Залешанин-Волохов. Они должны были изучить возможности строительства здесь укреплений. Вдвоем они составили план новой крепости, и 4 марта 1583 г. царь Иван Грозный дал формальное соизволение на ее строительство49.

Воеводы выстроили крепость из деревянных бревен, прямо на берегу реки, так что сам монастырь оказался внутри. Крепость была вооружена более чем сорока бронзовыми пушками. Уже летом 1584 г. Нащокин и Залешанин-Волохов закончили строительство комплекса. В том же году передали полномочия своему преемнику и отправились в столицу. Весной 1585 г. сюда был переведен первый гарнизон из 200 стрельцов и пушкарей из Холмогор. Они поселились к югу от крепости - так возникла Стрелецкая слобода, где вскоре выстроили церковь Рождества Христова. Стрельцы не только несли военную службу, но занялись ремеслами, строительством и торговлей50.

В 1584 г. вверх по течению реки, недалеко от крепости, была построена новая приходская церковь - Преображенская. Рядом с ней в 1585 г. гостиные дворы - там располагались русские и иностранные купцы со своим товаром. Однако уже вскоре выяснилось, что выбранное место не было удачным, поэтому в 1587 г. гостиные дворы переместили вниз по течению и расположили непосредственно на берегу рядом с крепостью. Русский гостиный двор располагался практически рядом с крепостью; гостиный двор иностранцев - чуть подальше.

Гостиные дворы можно было обнаружить в XVI в. практически в каждом русском городе. Они принадлежали казне и представляли собой комплексы построек, где купцы из других русских городов, а также иностранцы могли за определенную плату становиться на ночлег, обязаны были складировать свой товар и совершать сделки - таким образом, таможне было удобно наблюдать за торговлей и взимать пошлину. Гостиные дворы, как правило, состояли из деревянной или каменной стены вокруг обширного внутреннего двора, где располагались различные амбары и склады. Гостиный двор для иностранцев, рядом с новым поселением около Архангельского монастыря, был обнесен стеной, возведенной из бревен, которая ограждала территорию, где располагалось от 80 до 100 построек, в них иностранные купцы хранили свой товар51.

Царь Иван Грозный скончался в марте 1584 г. Престол унаследовал его сын Федор. В 1585 г. он повелел, что новое поселение у Архангельского монастыря, которое к тому моменту еще только строилось, отныне является единственным портом Русского Севера, где иностранные купцы могут покупать российские товары. Иностранцам надлежало покинуть причалы и фактории в дельте и впредь прибывать на своих судах к Архангельскому монастырю, где и совершать торговлю. Через поселения, расположенные вдоль Мурманского побережья, разрешалось вывозить отныне только товары, произведенные в той местности. Голландцы немедленно повиновались указу нового царя, и уже в 1585 г. голландские суда прибыли к Архангельскому монастырю. Англичане колебались и в 1586 г. получили-таки от царя Федора разрешение продолжать пользоваться своим причалом и двором у Пудожемского устья. Английская сдержанность была оправданной: обустройство местности у Архангельского монастыря так, чтобы там можно было вести торговлю, еще не было вполне завершено52.

Поскольку для торговли с иностранцами были необходимы русские купцы, российские власти приказали в 1587 г. 133 купцам из 26 торговых семей Холмогор и других поселений Двинской долины переселиться вместе со своими домочадцами к Архангельскому монастырю. Их дома образовали Жилецкую слободу, которая вытянулась вокруг самой крепости. К северу от крепости, рядом с купеческими дворами и между многочисленными магазинами, они построили Воскресенскую и Пятницкую церкви. Сначала новое поселение называлось Новохолмогорский Посад, но это название употребляли нечасто; довольно быстро возникло новое название - Город Архангельский, по названию самого монастыря53. С того времени голландцы и англичане называли его Архангелом.

В 1591 г. русское правительство вынудило англичан перебраться в Архангельск54. С тех пор львиная доля западноевропейского импорта в Россию проходила через новый порт. Часть товаров привозилась в страну через Новгород и Псков, но, поскольку Россия не граничила с Балтийским морем, западноевропейские купцы могли пользоваться этим маршрутом только при посредничестве остзейских торговцев, то есть шведских подданных. Поэтому купцы из стран Западной Европы предпочитали торговать с Россией непосредственно, то есть через Северную Двину55.




46 Schade, Die Niederlande (1992) 47,52,288. Флоря,'Торговля' (1973) 132. Brünner, 'De ontwikkeling' (1926) 361,364. Ср. Wijnroks,'Anglo-Dutch rivalry' (1990) 430. Bushkovitch, The merchants (1980) 26. Kulischer, Russische Wirtschaftsgeschichte (1925) 426.
47 De Jonge, De opkomst 1 (1862) 10. A Wassenaer, Historisch verhael 8 (1624) 90,91.
48 Popova, 'Archangel' (1995) 3-5. Попова, Архангельск (1994) 11. Wijnroks,'Anglo-Dutch rivalry' (1990) 428-432. Israel, Dutch primacy (1989) 45-46. Bushkovitch, The merchants (1980) 26,41. Hart, 'Amsterdamse scheepvaart' (1976) 301-304. Kaufmann-Rochard, Origines (1969) 38. Ahvenainen, Some contributions (1967) 13. Kulischer, Russische Wirtschaftsgeschichte (1925) 426.
49 Popova, 'Archangel' (1995) 3-5. Попова, Архангельск (1994) 11. Schade, Die Niederlande (1992) 53-54. Bushkovitch, The merchants (1980)26,41. Kaufmann-Rochard, Origines (1969) 38. Kulischer, Russische Wirtschaftsgeschichte (1925) 426. Кордт, Отчет (1902) liv. De Jonge, De opkomst 1 (1862) 10. A Wassenaer, Historisch verhael 8 (1624) 90,91.
50 Popova,'Archangel' (1995) 5,7-8,10. Попова, Архангельск (1994) 12-14,16,18. Sauvage, 'Mémoire' (1855) 13.
51 Popova,'Archangel' (1995) 7-8,10. Попова, Архангельск (1994) 15,18. Флоря,'Торговля' (1973) 134. Kaufmann-Rochard, Origines (1969) 47. Kulischer, Russische Wirtschaftsgeschichte (1925) 358.
52 Овсянников, Ясински, 'Голландцы' (1997) 115. Popova, 'Archangel' (1995) 7. Schade, Die Niederlande (1992) 55, 293. Шаляпин, 'Никольский причал' (1990) 31. Bushkovitch, The merchants (1980) 26. Флоря,'Торговля' (1973) 134. Громыко,'Русско-нидерландская торговля' (1960) 225-258. Кордт, Отчет (1902) lvi-lvii.
53 Popova,'Archangel' (1995) 7,10. Попова, Архангельск (1994) 18. Шаляпин,'Никольский причал' (1990) 31. Флоря,'Торговля' (1973) 134. Носов, Становление (1969) 280-281.
54 Шаляпин, 'Никольский причал' (1990) 31. Флоря, 'Торговля' (1973) 134. Кордт, Отчет (1902) lvii.
55 Демкин, Западноевропейское купечество 1 (1994) 37.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 5006

X