Голландская торговля на Северной Двине
Среди первых голландцев, которые в середине 60-х гг. начали торговать с русскими на Мурманском берегу, находился человек по имени Оливер Брюнель. Оливер, родившийся в 40-х гг. в Брюсселе, еще в 60-е гг. уехал из Колы в Холмогоры, чтобы учить там русский язык. Когда он приехал на Двину, англичане выдали его русским под предлогом обвинения в шпионаже. Те отослали молодого человека в Москву, где он был приговорен к заключению в тюрьме Переславля, расположенного недалеко от столицы, к северу от нее. Через несколько лет, вероятно около 1570 г., Брюнель был освобожден царем по просьбе Строгановых36.

У Строгановых, магнатов Русского Севера, имелась для Брюнеля работа. Сначала они посылали его несколько раз с экспедициями на восток Северного Урала, в бассейн реки Оби. Так, он принимал участие в походе на суднах вниз по Печоре, а оттуда по морю на восток. В 1576 г., когда Строгановы в достаточной степени испытали Брюнеля, они послали его в качестве сопровождающего двух купцов из своей семьи с торговой миссией в Голландию и во Францию. Эта небольшая группа проехала с партией песцовых шкур и другими товарами в Колу, а оттуда на борту голландского судна - в Дордрехт. В Дордрехте они распродали часть своих товаров, а затем двинулись далее, в Антверпен и Париж, где распродали остальное37.

Таким образом, десять лет спустя Брюнель вновь оказался на родине. В Антверпене он познакомился с Гиллесом Хоофтманом из Эйхеленберга и братьями Жаком, Яном, Питером и Лукасом ван де Валле. Неизвестно, торговали ли эти люди уже к тому моменту с Россией, но они уже имели представление о возможностях, которые предлагал российский рынок. Во всяком случае, похоже, что Жак ван де Балле вращался в кругах нарвских торговцев. Вероятно, он был родственником Жака Хуфнагела, который около 1560 г. торговал с Нарвой. Сам он был женат на Мехтелт де Веселар, а Хуфнагел - на Элизабет де Веселар. Обе женщины приходились, вероятно, друг другу родственницами. Из-за шведской блокады Нарва стала труднодоступным портом, и для тех, кто в 1576 г. хотел вести торговлю с Россией, Кола и Холмогоры были альтернативными вариантами. Естественно, в антверпенских предпринимательских кругах было известно о рейсах голландцев к Мурманскому побережью и об английской торговле на Белом море. И естественно, было ясно, что вести торговлю с Центральной Россией через дельту Двины было гораздо удобнее, чем через Колу. Но лишь немногим голландцам была известна ситуация в Холмогорах. Брюнель был знатоком российского Севера, и Хоофтману и братьям ван де Балле предоставлялся шанс, который они решили использовать. Брюнель и Хоофтман образовали компанию по торговле с Северной Россией, которая впоследствии именовалась «Господа Гиллес Хоофтман и Жак ван ден Балле, компания Московии» («srs. Gilles Hooftman en de Jaeckes van den Walle, compagnie van Moscovia»), директором и бухгалтером которой был Гиллес Хоофтман. Один из братьев ван де Валле — Ян в 1577 г. ездил от имени и по делам компании вместе с Брюнелем и его русскими спутниками из семьи Строгановых обратно в Колу. Он привел туда два судна; шкипером одного был Ян Якобссен из Дордрехта, шкипером другого - Вильхельм Антониссен. Ян ван де Валле использовал возможность торговли в Коле, но конечной его целью было исследовать перспективы торговли с Двиной. Он отправился из Колы в устье Двины вместе с Брюнелем и оттуда - далее в глубь России, вероятно, в Холмогоры38.

Результаты исследования торговых возможностей, проведенного ван де Валле, были положительными: он вернулся в Антверпен с благоприятными новостями. Англичане уже более двадцати лет вели торговлю с Холмогорами; учитывая то значение, которое российский царь придавал заграничной торговле, он принял бы с распростертыми объятиями и голландцев. Естественно, проблемой было то, что Холмогоры были недоступны для западноевропейских судов, но голландцы могли так же, как англичане, становиться на якорь на рейде в дельте, а для перевозки груза в Холмогоры использовать речные суда. Хоофтман и ван де Балле были теперь достаточно уверены в успехе, чтобы послать суда прямо на Двину. Уже в 1578 г. «Компания Московии» отправила Яна ван де Валле с четырьмя кораблями в устье Северной Двины - это были первые суда, посланные туда непосредственно голландскими предпринимателями39. Три из этих кораблей были, вероятно, торговыми судами и шли под командованием Бомменее ван Влиссингена, Сента Схейна и Адриана Крайта; четвертый был, как представляется, военным судном, по крайней мере, он шел под командованием «капитана» Эверта. Для навигации компания наняла Яна Якобсза метте Липпена из Алкмаара40. Возможно, это был тот же самый человек, что и Ян Якобссен из Дордрехта, шкипер одного из судов, с которыми ван де Балле прибыл в Колу в 1577 г.41 Этот лоцман провел четыре вышеупомянутых судна по прибытии их к дельте Двины к якорному причалу в Пудожемском устье реки, более 15 километров восточнее Святого Николая42.



Яну ван де Валле в 1578 г. было около 39 лет; в предыдущие годы судьба была к нему не слишком благосклонна. В 1564 г., примерно в двадцатипятилетнем возрасте, он обанкротился в Антверпене, и с того времени он избегал бывать там и скитался по Англии, Франции и Италии. Теперь в России ему представилась возможность начать сначала, и он ухватился за эту возможность обеими руками.

В «порт Подесемско», где он поставил на якорь свои четыре судна в 1567 г., еще никогда не заходили англичане со своими судами. Теперь царь Иван IV позволил голландцам бросить там якорь. Кроме того, Ян ван де Валле получил право торговать в Коле и в Холмогорах, а также ездить в другие торговые города, вплоть до самой Москвы. Кроме того, он должен был платить всего половину пошлины. У якорного причала он выстроил себе дом и склады для компании Хоофтмана и в 1580 г. выменял за колокол «испанского литья» у игумена Антониево-Сийского монастыря, расположенного в 150 километрах к югу от Архангельска, дом в Холмогорах. Сделка была скреплена в Москве. Было очевидно, что царь приветствовал приход голландцев. Но и ван де Валле не упускал шанса продвинуть свое дело, неоднократно предоставляя царю ответные услуги за оказанную ему честь. Голландец поставлял внушающему ему уважение Ивану IV различные дорогостоящие украшения с драгоценными камнями по низким ценам43.

Гиллес Хоофтман скончался в 1581 г. После его смерти компания была ликвидирована, причем сын Хоофтмана, Гиллес Хоофтман-младший, Антонио Ансельмо и Жак ван де Валле выступали в качестве экзекуторов. Жак ван де Валле продолжил дело. Он координировал дела в Северо-Западной Европе, а его брат Ян вел дела в России44. За судами «Компании Московии» вскоре последовали суда других торговых компаний, однако из числа голландских предпринимателей, ведущих торговлю на новом направлении, ван де Валле и его компаньоны были крупнейшими дельцами. Из шести голландских судов, стоявших на якоре в Северной Двине в 1582 г., пять предназначались Яну ван де Валле и один - Йохану Эйлофу, царскому врачу. В том же году, по крайней мере, четыре других голландских судна, направлявшихся к устью Двины с Белого моря, были захвачены датчанами в Белом море, в том числе корабль Юрьева Мусина (Йериян Мун или Мунс); корабль Симона вон Салингена; корабль, посланный Яну ван де Валле; корабль с товарами сына и зятя Йохана Эйлофа45.




35 Ушаков, Дащинский, Кола (1983) 14. Ahvenainen, Some contributions (1967) 11. Von Salingen,'Simon von Salingens Bericht' (1914) 222.
36 Ahvenainen, Some contributions (1967) 16. Кордт, Отчет (1902) xxx-xxxiii. A Wassenaer, Historisch verhael 8 (ca. 1625) 93a.
37 Schade, Die Niederlande (1992) 49,285. Ahvenainen, Some contributions (1967) 16. Кордт, Отчет (1902) xxxiii, xxxvi.
38 Wijnroks,'Jan van de Walle' (1993) 46-47. Schade, Die Niederlande (1992) 16-17,49. Wijnroks,'Anglo-Dutch rivalry' (1990) 428. Ahvenainen, Some contributions (1967) 30-31. Brünner,'De ontwikkeling' (1926) 361. Kernkamp, Verslag (1903) 262-263. Кордт, Отчет (1902) xxxiii. Koenen, 'De familie' (1895) 170-171. Α Wassenaer, Historisch verhael 8 (ca. 1625) 93a.
39 Wijnroks, 'Jan van de Walle' (1993). Wijnroks, 'Anglo-Dutch rivalry' (1990) 428-432. Israel, Dutch primacy (1989) 45-46. Hart,'Amsterdamse scheepvaart' (1976) 301-304. Kellenbenz,'The economic significance' (1973) 546-547. Ahvenainen, Some contributions (1967) 16-17. L'Honoré Naber, Reizen (1914) xliii-xliv. Кордт, Отчет (1902) xxxiii-xxxiv. Muller, Geschiedenis (1874) 27-28. De Jonge, De opkomst 1 (1862) 10. Scheltema, Rusland 1 (1817-1819) 41-42. Α Wassenaer, Historisch verhael 8 (1624) 90-90v.
40 A Wassenaer, Historisch verhael 8 (ca. 1624) 90-90v. Cp. Ahvenainen, Some contributions (1967) 16-17. Jansma, Olivier Brunei' (1946) 346. Кордт, Отчет (1902) xxxiii-xxxvi. Muller, Geschiedenis (1874) 27-28.
41 Schade, Die Niederlande (1992) 284.
42 Кордт, Отчет (1902) li. Ahvenainen, Some contributions (1967) 16-17. Lubimenko, 'The struggle (1924) 29-30. L'Honoré Naber, Reizen (1914) xliii-xliv. A Wassenaer, Historisch verhael 8 (1624) 90-90v.
43 Wijnroks, 'Jan van de Walle' (1993) 46-47, 50. Schade, Die Niederlande (1992) 50-51, 285. Wijnroks,'Anglo-Dutch rivalry (1990) 429. Ahvenainen, Some contributions (1967) 17. Флоря, 'Торговля' (1973) 131. Кордт, Отчет (1902) li, lxiv-lxv. A Wassenaer, Historisch verhael 8 (ca. 1624) 90-91.
44 Wijnroks,'Jan van de Walle (1993) 46-47.
45 Schade, Die Niederlande (1992) 52, 288. Wijnroks,'Anglo-Dutch rivalry (1990) 430. Флоря, 'Торговля' (1973) 132. Brünner,'De ontwikkeling' (1926) 361,364. De Jonge, De opkomst 1 (1862) 10.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 5287

X