2. Переписные книги как источники

Особенности составления переписных книг


Получив наказ о переписи, писцы приезжали в уездный город или центр дворцового владения и собирали от представителей посадских и крестьянских общин, от администрации дворцовых вотчин и от владельцев поместий и вотчин или их приказчиков «сказки» с поименным перечислением мужского населения. Сказки в сокращенном виде записывались в переписную книгу, дворы и население подсчитывались (переписи подлежали только дворовладельцы и мужское население).
Внешне законченная переписная книга может обмануть исследователя: население могло в одном и том же уезде находиться в ведении разных приказов, которые производили перепись независимо друг от друга. Например, в Арзамасском уезде отдельно переписывалось население поместно-вотчинных земель русских феодалов (Поместным приказом), мордовских и бортничьих сел (Новгородской четью) и владений помещиков-татар (приказом Казанского дворца). Сохранившаяся переписная книга Московского уезда 1646 г. не охватила всех поместий и вотчин зарецкой половины, хотя она имеет вполне законченный вид и в ней подведен итог. В 1678 г. по той же зарецкой половине Московского уезда были составлены две книги, которые охватили население разных поместий и вотчин, находившихся в одних и тех же станах. Сопоставление этих книг с переписной книгой 1646 г., сделанное нами выборочно, показывает, что в книге 1646 г. отсутствует ряд селений, относительно которых в книгах 1678 г. нет оговорки, что они возникли позже предыдущей переписи (такая оговорка в других случаях имеется). Каждая из книг 1678 г. тоже имеет внешне вполне законченный вид, и если бы одна из них не сохранилась, то можно было бы принять другую за единственную книгу данной половины уезда.

Поэтому при изучении переписных книг какого-либо уезда приходится прежде всего удостоверяться, что в них охвачена территория всего уезда и все категории населения, подлежавшие переписи, т. е. выяснять, не было ли в уезде дворцовых вотчин, а также населения, перепись которого производилась еще одним приказом. Для этого необходимо привлекать другие источники, в том числе более ранние или более поздние переписные и писцовые книги.
Отметим, что хотя записи содержания сказок в переписных книгах, в общем, единообразны, группировка их производилась по-разному. Одни писцы группировали сказки по типам владений (поместья, вотчины), потом по станам и волостям уезда, другие — сначала по станам и волостям, а внутри их — по типам владений, третьи — не выдерживали одного какого-либо принципа.

Объекты переписи 1678 г.


Во второй половине XVII в. поместья и вотчины феодалов, уезды с черносошным крестьянством и посады почти все подверглись переписи в 1678—1679 гг., дворцовые же владения, в состав которых входили посады, целые уезды, волости и отдельные вотчины, а также сибирские уезды, в большинстве своем были описаны в 1672—1682 гг., а частично — ранее и позднее этого периода5. Принимая во внимание особенности учета населения в XVII в., эти переписи можно с некоторой натяжкой считать единовременными (далее мы будем объединять их под наименованием «перепись 1678 г.»),
В 1912 г. В. Н. Седашев опубликовал запись с изложением указа 1677 г. о проведении переписи и копию наказа писцу.
В записи говорится: «В указе великого государя в Стрелецком приказе, каков прислан ис Помесного приказу в нынешнем 185 году марта в 9 день, написано: великий государь (титул) указал и бояре приговорили послать во все государство ис Помесного приказу валовых писцов и перепищиком быть им же и дворы переписывать преж валового письма. И тот ево, великого государя, указ и боярский приговор боярину князю Ивану Борисовичю Репнину сказан. И в зборе стрелецких денег и хлеба как впредь имать, о том ево, великого государя, указ будет в то время, как перепищики изо всех городов переписные свои книги в Помесной приказ пришлют. А покамест переписные книги присланы будут — и стрелецких доимочных денег и хлеба на прошлые годы по 184 год править не велено. А на 184 год и на нынешний 185 деньги и хлеб взять и впредь имать, покамест но тем переписным книгам указ учинен будет, по прежнему окладу сполна»6.

Следовательно, решение о переписи было принято в марте 1677 г. Перепись, как правильно указал Седашев, была нужна для пересмотра окладов стрелецких денег и хлеба.
В наказе писцам уточняется причина переписи и сообщается дата начала ее проведения. В нем говорится, что в настоящее время с посадов, поместий и вотчин взимаются подати по переписным книгам 1646 г. Между тем, стало известно, что в городах многие «посадские и жилецкие люди взяты в службы», иные разорились и уехали, в уездах помещики и вотчинники переводили крестьян в свои имения в других уездах, «а иные... в моровое поветрие померли и разбежались, и от того села и деревни и починки омалолюдели и запустели». Поэтому 26 января 1678 г. было принято решение послать писцов для переписи посадов и крестьянских и бобыльеких дворов в поместьях и вотчинах светских феодалов и духовенства7. Наказ требовал регистрировать дворы посадских людей, крестьян, бобылей и их самих «по имяном», «с отцы и прозвищи», и их «детей, и братью, и племянников, и сосед и подсоседников, и захребетников, и недорослей» с указанием возраста. При этом особо отмечалось, что если «которые помещики и вотчинники и их прикащики и старосты станут у переписи сказывать, что в поместьях и вотчинах во двоpax живут дворовые люди, а не вотчинные и не поместные крестьяне, и их писать против их сказок»8.

Анализируя этот наказ, С. Б. Веселовский отметил, что он мало отличается от наказа 1646 г. и что в нем только более определенно выражено требование не смешивать тяглых крестьян и бобылей с нетяглыми людьми9. Однако наказ 1646 г. требовал регистрировать крепостных (не крестьян и не бобылей) только в том случае, если они живут в крестьянских и бобыльских дворах10. Наказом же 1677 г. предписывалось включать в перепись и тех холопов, кто жил в своих дворах, т. е. задворных и деловых людей (писцы же, придерживаясь расширительного толкования текста, регистрировали и тех, кто жил во дворах владельцев).
О том, что этот наказ исполнялся, свидетельствует во-первых, приведенная в работе Ю. В. Готье выдержка из призыва тверских писцов, чтобы помещики и вотчинники «про дворовых и деловых и задворных людей... везли в Тверь сказки»11, и, во-вторых, сводка итогов переписи по уездам с крепостным крестьянством, составленная в 1701 г. и имеющая следующий заголовок: «В Помесном приказе выписано, что за святейшим патриархом и за архиереи, и за монастыри, и за соборы, и за церкви, и за царевичи, и за бояры, и за окольничими, и за думными и за ближними людьми, и всяких чинов за помещики и за вотчинники по переписным книгам 186-го году служних, и служебниковых, и детенышевых, и крестьянских, и бобыльских, и задворных, и деловых, и дворовых, и иных розных всяких чинов людей в Московском уезде и в городех, которые ведомы в Помесном приказе, также на посадех гостиных, и гостиной и суконной сотен, и посадских людей, и осадных, и всяких чинов людей дворов, и за кем в котором городе что дворов, и то писано ниже сего по городом»12.

Как видно из заголовка (и содержания) этого источника, в нем приводятся поуездыые итоги дворов различных групп населения, в том числе задворных, деловых и дворовых людей, подсчитанные по переписным книгам. Следовательно, наказ писцами выполнялся.
Изучение переписных книг убеждает в том, что в них оказались зарегистрированными дворы и других групп нетяглого населения (в том числе церковнослужителей), но регистрация их носила неполный характер, а данные о них не всегда отражены в итогах переписных книг.

Ошибки писцов при подсчетах дворов и населения


Неточности в поуездных общих итогах могли появиться либо вследствие арифметических ошибок писцов при подсчете частных итогов, либо вследствие неполноты регистрации населения (не все категории населения или не вся территория уезда охвачены данной переписной книгой)13.
Посмотрим, как велики ошибки, допускавшиеся переписчиками при подведении итогов. Попытку ответить на этот вопрос сделал Ю. В. Готье. «Погрешности, — отметил он, — очень различны, изменяясь от доли процента до нескольких десятков процентов»14. Внимательное рассмотрение приведенных Ю. В. Готье 95 случаев ошибок писцов при подсчетах дворов и людей по замосковным уездам показывает, что его вывод о величине удельного веса ошибок (т. е. процента от правильного итога) нуждается в серьезной оговорке.
Прежде всего возникает вопрос, к каким именно итогам относится этот вывод. Иными словами, характерны ли ошибки в несколько десятков процентов только для небольших частных итогов (по отдельным селениям, владениям, станам и волостям) или же и для крупных (поуездных) итогов?

Выясним сначала, как часто писцы допускали крупные ошибки, какова была абсолютная величина последних. Из 95 случаев писцы сосчитали точно 32 раза, увеличили или уменьшили итог не больше чем до 5 единиц (дворов или людей) 35 раз, от 5 до 50 единиц — 20 раз и от 50 до 500 единиц — всего 8 раз. Таким образом, большинство ошибок является незначительным по абсолютной величине: в 87 случаях из 95 погрешности не превышают 50 дворов или людей. При подсчетах количества дворов и численности населения по уездам в целом они не могут существенно изменить общий результат, тем более, что совершались как в сторону увеличения, так и в сторону уменьшения.
Эти-то ошибки, будучи сделанными в небольших частных итогах, как раз и дают большой процент от правильного результата подсчета. Так, подсчитав отдельно крестьян и бобылей на вотчинных и монастырских землях Сущева стана Костромского уезда, Ю. В. Готье пришел к выводу о том, что подсчет писцов совершенно неверен — около 40%15. Но если подсчитать общую численность крестьян и бобылей, сложив их частные итоги, то
окажется, что ошибки от общего итога составили всего 9—10%, причем это итог только части населения и лишь в одном из 25 станов и 12 волостей Костромского уезда. Процент же ошибки, вычисленный здесь Готье, является наивысшим из всех его примеров.
Приведенные Готье 95 примеров показывают, что ошибки писцов действительно достигают нескольких десятков процентов от правильного итога, но только в частных итогах, небольших по своей абсолютной величине. В крупных же итогах удельный вес ошибок значительно снижается.

По данным М. М. Богословского, при подсчете населения в 1678 г. писцы уменьшили итог по Двинскому уезду на 7 дворов (менее чем на 0,2%), по Кеврольскому — увеличили на 2 дв., по Яренскому — уменьшили на 1 дв., по Кайгородскому — увеличили на 2 дв. и т. д. Наиболее крупная ошибка была допущена при подсчете населения в Заонежских погостах в 1646— 1647 гг., когда писцы насчитали 7208 дв. вместо 7284, т. е. ошиблись на 76 дв.16 И все же эта ошибка едва превысила 1%. Писцы, переписывавшие Симбирск и его уезд в 1678 г., уменьшили население на 210 чел., или на 4%17. Проверка А. А. Новосельским итогов подьячих, подсчитавших количество дворов за думными чинами и духовенством по переписи 1678 г., показала, что наибольшие ошибки в 14 и 5% приходятся на частные итоги, ошибки же в двух общих и окончательных итогах составляют примерно 2%, т. е. крупные ошибки падают на небольшие итоги18. Проведенная нами проверка итогов по двум самым большим станам Московского уезда по переписи 1646 г. дала ошибку писцов в 2%19.
Рассмотренные примеры свидетельствуют о том, что арифметические ошибки писцов при подсчетах населения в отдельных селениях, владениях, небольших станах и волостях могут быть весьма существенными, достигая нескольких десятков процентов20. Поэтому при изучении небольших районов и отдельных селений необходимо проверять итоги писцов путем их пересчета. В то же время в крупных итогах ошибки составляют всего несколько процентов, лишь иногда превышая 10%.

Приведенные данные получены исследователями выборочным путем и потому не устраняют законного сомнения: а вдруг в общий итог какой-либо переписной книги (или книг) по недосмотру писца не вошел итог одного стана (или даже нескольких)? Но означает ли это, что исследователь должен лично проверять итоги писцов всех переписных книг?
В идеале это, несомненно, должно быть так. Но если речь идет не об одном уезде, а о районе, охватывающем несколько (а то и несколько десятков) уездов, или о всей стране в целом, то возникает вопрос: реально ли и целесообразно ли это требование? Ю. В. Готье с полным основанием отвечает на этот вопрос отрицательно, указывая на «полную невозможность подвергать проверке каждый из перечисленных итогов писцовых и переписных книг» при их «внутренней недостоверности», обусловленной утайкой населения и недобросовестностью писцов21.

Выход, по нашему мнению, заключается в сопоставлении сделанных в разное время подсчетов по переписным книгам с итогами этих книг, т. е. в сравнении между собой различных сводных источников, содержащих итоги переписных книг и подсчеты по ним, и сопоставлении их с итогами тех книг, в которых эти итоги имеются (во многих они утрачены или просто отсутствуют в дошедших до нас экземплярах). Если несколько подсчетов по одной и той же переписной книге, сделанных в разное время, окажутся близкими друг к другу и к итогам переписной книги, можно принять один из них за приблизительный итог. Если же между ними будет большая разница, тогда необходим дополнительный анализ.



5В статье Н. М. Шепуковой говорится о том, что задворные и деловые люди не подлежали переписи (Шепукова Н. М. К вопросу об итогах подворной переписи 1678—1679 гг. в Российском государстве.— «История СССР», 1960, № 3, с. 147), но это, по-видимому, опечатка.
6Седашев В. Н. Очерки и материалы по истории землевладения Московской Руси в XVII веке. М., 1912, с. 198.
7Наказ был дан писцу, посланному в Балахнинский уезд, поэтому в нем не упомянуты черносошные крестьяне (дата решения о переписи в данном уезде).
8Седашев В. Н. Указ. соч., с. 207—211.
9Веселовский С. Б. Сошное письмо, т. 2, с. 232.
10Акты, собранные в библиотеках и архивах Российской империи Археографическою экспедициею имп. Академии Наук (далее — ААЭ), т. IV. СПб., 1836, № 14. Подробнее см.: Водарский Я. Е. К вопросу о достоверности итогов переписных книг.— «История СССР», 1969, № 2.
11Готье Ю.В. Указ. соч. с. 23
12ЦГАДА, ф. 1209, кн. 5115. Извлечения опубликованы: Водарский Я. Е., Павленко В. В. Сводные данные о количестве податных дворов Европейской России по переписи 1678 г. (далее — Выпись).— «Советские архивы», 1971, № 6, с. 65—68.
13Ошибки, возникавшие при переписке сказок в переписные книги, были не-существенными, и на них мы останавливаться не будем (Готье Ю. В. Указ. соч., с. 49).
15Там же, с. 38.
15Там же, с. 45.
16Богословский М. М. Указ. соч., т. 1, Приложение, с. 64—65. То, что это ошибка в итоге переписи 1646 г., а не переписи 1678 г., разумеется, значения не имеет.
17Опись городу Симбирску и его уезду в 1678 г. Симбирск, 1902.
18Новосельский А. А. Роспись крестьянских дворов, находившихся во владении высшего духовенства, монастырей и думных людей, по переписным книгам 1678 г. (далее—Роспись 1678 г.)—«Исторический архив», 1949, т. IV, с. 88—149).
19Отметим, что проверка Н. Д. Чечулиным итогов писцов по городам XVI в. приводит к аналогичному выводу (Чечулин Н. Д. Города Московского государства в XVI в. СПб., 1889, с. 60, и др.).
20Это подтверждает и М. В. Битов, изучавший переписные книги Поморья.
21Готье Ю. В. Указ. соч., с. 158.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 8528