Население и территория Москвы в XVIII в.
С основанием Санкт-Петербурга и образованием Российской империи Москва в XVIII в. утратила свой политический статус официальной столицы, но продолжала оставаться вторым столичным городом. Это проявлялось не только в ее роли крупнейшего экономического центра государства: Москва все еще была первым по величине городом империи, а после освобождения дворянства от обязательной службы (1762) стала средоточием отставных сановников, многие из которых не скрывали своего критического отношения к политике правительства. Такое положение сохранилось и в начале XIX в. «Что за тузы в Москве живут и умирают!» - говорит об одном из таких екатерининских вельмож Фамусов в комедии А. С. Грибоедова «Горе от ума».

В начале XVIII в. Москва четко делилась на пять районов: Кремль, Китай-город, Белый город, Земляной город (в него входило также Замоскворечье) и район «за Земляным городом». Официальной границы города в административном смысле не существовало, а таможенная граница проходила по Земляному валу до 1722 г., когда Петр I отодвинул ее за пределы выгонных земель. Чтобы пресечь контрабандный ввоз вина, винные откупщики («компанейщики») в 1731-1732 гг. построили Компанейский вал в виде деревянного частокола, вскоре сгнивший. По их настоянию правительство в 1742 г. возвело на его месте земляной вал, получивший название Камер-коллежского (Камер-коллегия ведала таможенными сборами), который стал таможенной границей, а с 1754 г. фактически и границей города, хотя официально был признан таковой только в XIX в. Камер-коллежский вал шел по линии улиц, в названиях которых (до их переименования) присутствовало слово «вал»: Хамовнический вал, Трехгорный, Пресненский, Грузинский, Бутырский, Сущевский, Крестовский, Переяславский, Сокольнический, Олений, Богородский, Преображенский, Черкизовский, Семеновский, Измайловский, Крутицкий, Симоновский, Даниловский, Серпуховский448.

Точно очертить территорию тогдашней Москвы сложно, но примерно это можно сделать по названиям селений, многие из которых сохранились как названия нынешних улиц и микрорайонов (не всегда административных). Названия селений приведены в «Топографическом описании Московской Губернии» конца XVIII в. (точную дату определить трудно): это четыре ямские слободы - Тверская и «вымежеванные из нее три слободки», Рогожская, Коломенская и Дорогомиловская; три солдатские - Преображенская, Семеновская, Лефортовская; затем, перечисляя поселения по часовой стрелке, - Оружейная, Новодмитриевская, Новая, две Воротницкие слободы, Сущевская, «Коровенская земля», слободы Напрудная, Мещанская, Переяславская, Красный пруд, Старая и Новая Басманные слободы, село Красное, Сокольничья слобода, село Покровское (или Рубцово), «новопоселенная деревня Андроновка», Немецкая слобода, Кобыльская слобода, Спасо-Андроньевский монастырь и слободка при нем, Сыромятная слобода, Никольская слобода, Старая и Новая Алексеевские слободы, слободка Шипиловка, «слободка Чортов переулок», слободка под Покровским монастырем, слободка Воронья, «земля Больших и Малых Каменщиков», «Воронцовская слободка Таганка» и слободка Крутицкая, слободка Арбатец, «земля Кожевнической полусотни», сельцо Студенец, Павловская больница, «Пресненская дача грузинских царевичей», село Васильевское449. Часть поселений существовала и в XVII в. (например, Немецкая слобода), и ранее. Город, расширяясь, занимал лежащие вокруг них земли под свои выгоны, а на них возникали новые поселения.

Камер-коллежский вал фактически включил их в состав города, в котором теперь, кроме привычных для нашего уха посадов и слобод, оказались еще и села Красное и Искровское и сельцо Студенец.

Посмотрим на границу города с другой стороны, а именно со стороны уезда: какие поселения вблизи Москвы считались находящимися уже в Московском уезде. «Топографическое описание» называет их в следующем порядке: деревня Шелепиха, сельцо Петровское-Зыково, Бутырская солдатская слобода, село Останкино и слободка Марьино, село Алексеевское и Лосиный остров, село Черкизово и новая деревня Колошино, село Измайлово и приселки, село Карачарово, деревня Граворны, деревня Хохловка, деревня Кожухово, слобода Дубравка, Симонов монастырь, Симонова слободка, Данилов монастырь, село Даниловское, сельцо Семеновское, сельцо Посевьево (или Раменки), село Воробьево, Бережковская слобода, село Троицкое-Голенищево, сельцо Никольское и деревня Аминева, деревни Каменная Плотина, Гладышева, Матвеевская, села Покровское-Фили, Знаменское-Кунцево, деревни Фили и Мазилова. Земля этих поселений вплотную примыкала к городской.

Население Москвы было неоднородным. В нём выделялись следующие основные группы: дворяне (в начале века в их число включаем бояр и других «высших чинов»), духовенство, чиновники (в начале века и позднее - «приказные» люди), посадские люди (затем разделенные на купцов и мещан), военные, крестьяне и разночинцы (городские «служители», иноземцы, ямщики и пр.).

Точные сведения об изменении численности населения отсутствуют, имеются лишь приблизительные данные. Составленный в 1701 г. перечень домовладельцев с указанием числа дворов у них неполон и включает более ранние данные. В нем обозначено 16357 дворов. Перечень следует дополнить примерно 2 тыс. дворов в трех солдатских слободах, 1 тыс. дворов в пяти ямских слободах и 336 дворами Немецкой слободы. Всего получается около 20 тыс. дворов450. Считая в среднем по шесть человек обоего пола на двор (некоторые исследователи исходят из пяти человек) и число женщин равным числу мужчин, определяем общую численность приписного (постоянного) населения в 120 тыс. человек. Но в Москве, крупнейшем экономическом центре страны, имелось много пришлого населения: это, в основном, были крестьяне, которые, будучи приписаны к своим деревням, приходили на заработки в Москву. Весной большинство их возвращалось в деревни для сельскохозяйственных работ. Фиксировалась эта группа довольно неточно либо вообще не учитывалась. Кроме того, у московских дворян во дворах жили крепостные крестьяне, привезенные из деревень, - дворовые люди. Численность их либо также не принималась во внимание, либо указывалась неполно. Учитывая эти группы, исследователи определяют общую численность московского населения в начале XVIII в. в 200 тыс. человек451.

После основания Санкт-Петербурга Петр I перевел в него значительное число жителей Москвы: туда переехала часть дворянства со своими дворовыми людьми (причем почти вся знать), приказные люди центральных учреждений, часть посадских людей, казенных ремесленников, ямщиков, придворная обслуга и т.п. Многие москвичи записались добровольно или были взяты в принудительном порядке в солдатские и драгунские полки. От большого увеличения налогов разорилось много посадских людей; они перешли в другие сословия (в том числе в крепостные к крупным феодалам) и покинули Москву. В 1725 г. в Москве было 140-150 тыс. человек, в 1730-е гг. только приписного населения - 138 792 человека452.

Однако рост численности населения, хотя и медленно, продолжался. В 1776 г. в Москве проживал 161181 человек, включая пришлых, постоянное же население в 1782 г. исчислялось в 125362 чел. В 1785 г. численность населения города составила 188654 человека, при этом 124203 мужчины и 64451 женщина. На долю пришлого населения, преимущественно мужского, приходилось около 60 тыс. человек. Наконец, в 1805 г. число жителей Москвы достигло 216953 человек, из них пришлого мужского населения - около 75 тыс. человек453.

Современник, приведя цифру в 188 тыс. человек на 1785 г., отмечал, что «число находящегося в Москве народа, по причине беспрерывного приезда и отъезда, с точностью ограничено быть не может, но по бывшим разным исчислениям явствует, что в оной, вместе с женским полом, летом до полутораста, а зимой до трехсот тысяч бывает»454. «Топографическое описание Московской губернии» конца XVIII в. указывает общую численность населения Москвы в 400 тыс. человек, но, видимо, эти данные преувеличены.

Таким образом, если постоянное (приписное) население Москвы в XVIII в. (в границах Камер-коллежского вала) почти не возросло, оставшись на уровне 120-130 тыс. человек, то пришлое население, несомненно, увеличилось примерно на 100 тыс. человек. Это было вызвано развитием мануфактурной промышленности в Москве во второй половине столетия.

Что касается численности отдельных сословных групп, то картина складывается следующая. Дворяне в 1701 г. имели в Москве 3223 двора, т.е. насчитывали округленно около 20 тыс. чел. В конце столетия их оказалось всего 8600 человек. Такое уменьшение вызвано прежде всего переводом столицы в Санкт-Петербург и, вероятно, потерями в войнах.

У духовенства в 1701 г. было 1493 двора с 9 тыс. человек. В конце столетия их стало 2190 человек (по другим данным -3600 человек). На снижение их числа могло оказать влияние
упорядочение штатов монастырей при секуляризации населенных имений духовенства (1764).

Посадские люди насчитывали в 1701 г. 6568 дворов, т.е. их было около 39 тыс. человек. Но при Петре I посадская община Москвы стала значительно уменьшаться, и в 1709 г. в ней имелся уже только 2701 двор. Такое положение объясняется непомерными налогами и натуральными повинностями, а также переводом посадских в Санкт-Петербург и переходом их в другие сословные группы. Правительство срочно приняло меры для записи в посадскую общину ремесленников и торговцев, не входивших в нее, как москвичей, так и посадских людей и крестьян из других городов. По I ревизии (1719) численность посадских людей составила уже 27 тыс. человек. Затем число их стало уменьшаться, и по III ревизии их оказалось 18552 чел. Петр I уничтожил деление на гостей, членов гостиной и суконной сотен и установил деление на две гильдии по размерам капиталов (вскоре гильдий стали три), а для ремесленников ввел цехи. К 1726 г. в них записалось 6885 чел. Петр I учредил магистраты и ратуши - органы самоуправления посада. По реформе 1775 г. за ними остались лишь судебные функции, а по реформе 1785 г. создавались новые органы самоуправления - градское общество, общая и шестигласная думы, при этом права магистратов расширялись. Вся деятельность городских органов самоуправления проходила под всеобъемлющим контролем местной администрации, находившейся в руках дворян. Вместо сословия посадских людей были образованы сословия купцов и мещан. По IV ревизии (1782) их численность равнялась 21 тыс. человек, по V ревизии (1795) - около 40 тыс. человек.

Намного снизилась численность военных - с 16 тыс. человек в 1701 г. до 7 тыс. человек в конце столетия - прежде всего из-за перевода гвардии в Петербург. В конце XVIII в. чиновников и разночинцев было 19800 человек, дворовых людей - 61300 человек, крестьян - 53700. Большое количество дворовых людей объясняется наличием усадеб московской вельможной знати455. О них Екатерина II писала в своих «Записках»: «...бесполезные слуги в домах, площади которых огромны, а дворы - грязные болота.

Обыкновенно каждый дворянин имеет в городе не дом, а маленькое имение456.

В целом, изменения численности и состава московского населения в XVIII в. характеризуются переводом части его в Петербург, появлением и ростом группы мануфактурных рабочих (предпролетариата), ростом рядов предпринимателей (будущей буржуазии), формированием бюрократии (чиновников), появлением группы вельможного барства и увеличением крепостного населения, крестьян и дворовых людей дворянства, особенно же притоком пришлого населения на постоянную и временную (сезонную) работу.

Страшным и постоянным бедствием Москвы были пожары, от которых погибали десятки тысяч жителей. В 1701 г. выгорел почти весь Кремль. В летописи об этом пожаре записано так: «19 июля в 11-м часу волею Божию учинился пожар, загорелись кельи в Новоспасском подворье, и разошелся огонь по всему Кремлю, и выгорел царев двор весь без остатку. ...Ружейная и Мастерская палаты, святыя церкви на государевом дворе, кресты и кровли, иконостасы и всякое деревянное строение сгорело без остатку, также и дом святейшего патриарха, монастыри... и все государевы Приказы, многия дела и вся казна сгорела, дворы духовенства и бояр все погорели без остатка»457.

В 1702 г. сгорел Посольский приказ в Кремле. В 1709 г. пожар уничтожил много улиц в Белом и Земляном городе. В 1711г. пострадала значительная часть Немецкой слободы. 1712 год ознаменовался самым опустошительным в царствование Петра I пожаром, когда в пепелище обратилось 9 монастырей, 56 церквей, больше 4,5 тыс. дворов. Сильными пожарами в XVIII в. отмечены 1737 и 1748 гг. В 1737 г. сгорело больше 11 монастырей, 102 церкви, более 2,5 тыс. обывательских дворов, свыше 486 лавок и т.п. В 1748 г. в мае вспыхнуло несколько пожаров, которые уничтожили более 2,7 тыс. дворов - около 20% дворов города.

Не меньшим бедствием для жителей Москвы являлись эпидемии. Во время чумы 1771 г. вымерли все жители в 3 тыс. дворов, которые пришлось сжечь458.

Петр I в целях борьбы с пожарами решил застроить Москву каменными зданиями, начав с Кремля и Китай-города и (из-за нехватки кирпича и рабочих) запретив в 1705 г. каменное строительство в других районах. В 1722 г. он поручил Полицмейстерской канцелярии надзор за строительством и назначил в Москву архитектора. Строить каменные дома Петр приказывал «в линию» и впритык друг - к другу, что не всегда соблюдалось459.

В 1742 г. были изданы два важных указа: о строительстве домов только с разрешения «Главной полиции» и предписание, чтобы ставить дома по плану, причем ширина улиц должна была достигать 8 сажен, а переулков - 4 сажен (т.е. 17 и 8,5 м)460. Упомянутый план - первый геодезический план Москвы, составленный в 1739 г. под руководством Ивана Мичурина. Его особенность, как, впрочем, и последующих планов 1763 г. и других годов, заключалась в том, что ряд улиц и переулков в разных районах были показаны спрямленными, т.е. такими, какими их предполагал архитектор. Поэтому эти планы являлись одновременно и проектными заданиями, которые постепенно воплощались в жизнь. В полиции в соответствии с указами впервые начали составлять планы построек всех новых домов, причем улицы и переулки расширялись до требуемого размера а дома ставились «в линию», чтобы улицы оказывались прямыми и с параллельными сторонами. В 1752 г. было подтверждено решение о строительстве домов по плану, «как на поданных ее императорскому величеству учиненыя красныя линии значат», а ширина улиц и переулков увеличивалась до 10 и 6 сажен (21,34 и 12,8 м соответственно), что соблюдалось при строительстве вплоть до Октябрьской революции461. Но каменных застроек было еще мало, кроме Кремля и Китай-города. В Москве в первой половине столетия сооружались, в основном, деревянные одноэтажные дома с мезонинами, только церкви и казенные здания возводились преимущественно из кирпича.

Город был неблагоустроен. В 1727 г. генерал-майор Волков, присланный из Петербурга для организации чеканки монеты, писал о Москве как о «пропастном месте»: «Истинно опасаюсь, чтобы не занемочь. Только два дня, как началась оттепель, но от здешней известной Вам чистоты такой стал бальзамовый воздух и такая мгла, что из избы выйти нельзя. Какое здесь многонародное место, можно видеть из того, что одних канцелярий и контор с 50, колодников 1000 человек, караульщиков рогаточных с дубинами (улицы на ночь с начала XVI в. перекрывались рогатками. -Я.В.) с 2500. По одной таможенной записке в одно прошлое лето с 25000 быков и с 50000 баранов здесь вышло, кроме партикулярных притонов в дома господские»462. Но сравнительно широкие улицы, масса зелени при домах (сады и огороды), впечатляющие церкви с разноцветными куполами делали Москву внешне красивым городом.

Новый план Москвы был составлен в 1763 г. Этот же год стал годом создания первой пожарной команды, но только в 1804 г. пожарная служба увеличилась настолько, что оказалось возможным обходиться без участия населения в тушении пожаров262. В 1766 г. вышла новая Инструкция по генеральному межеванию, упорядочившая застройку выгонных земель за Земляным валом463. В 1775 г. после большой предварительной работы был составлен «прожектированный г. Москвы план», основное внимание в котором уделялось застройке собственно «города», т.е. Китай-города и Белого города (Кремль находился в ведении специального учреждения - Экспедиции Кремлевского дворца). Но формальное деление, принятое Екатериной И по образцу городов Западной Европы, на «город», «предместье» и «выгон» не соответствовало фактической застройке Москвы, на выгонных землях которой находилось больше половины дворов, в том числе много усадеб знати, в чьих интересах и было принято такое деление. И во второй половине XVIII в. застройка Москвы, несмотря на «прожектированный план», велась стихийно, владельцы должны были лишь соблюдать «красные линии», установленные величины промежутков между домами, длину и высоту домов и прочие правила.

XVIII век в Москве отличался массовым строительством, которое вели дворяне, особенно во второй половине столетия, после освобождения их от обязательной службы. Уже при Петре I дворянское достоинство требовало дня зажиточных дворян иметь свой дом в Москве, а для малоимущих - по приезде в столицу останавливаться не в гостиницах, а у родственников и знакомых464. Для постройки дома дворяне покупали дворы у разорившихся москвичей или получали разрешение строиться на погорелых пустырях. Обычно покупались два или несколько дворов, поэтому общее количество дворов в Москве уменьшилось (чему способствовали и пожары).

Изменения в застройке Москвы с 1701 по 1787 г. выглядит следующим образом (см. ниже таблицу).

В Кремле новое строительство практически не велось. По указу Петра I там было построено здание Арсенала, а количество частных дворов (главным образом, церковного причта соборов и монастырей) уменьшилось с 43 (в том числе 5 дворян и 38 церковнослужителей) в 1701 г. до 10 в середине столетия. На конец века сведения отсутствуют, но, безусловно, в царской резиденции не могло быть и речи о частном строительстве.

В Китай-городе в 1701 г. имелся 271 двор. Дворянам принадлежали 53 двора, чиновникам, дворцовым и городским «служителям» - 36, духовенству - 146, посадским людям и мастеровым-35, крепостному человеку - 1 двор. На конец века группировка сословий сложилась несколько другая.

Хотя Китай-город являлся торгово-финансовым центром Москвы, купцов там проживало немного.

В Белом городе каменных зданий в конце века насчитывалось меньше половины. А за столетие здесь произошло значительное сокращение количества дворов - на 62%.

В Земляном городе имелось совсем немного каменных зданий, а уменьшение количества домов произошло тоже значительное.

За пределами Земляного города каменных зданий было, естественно, еще меньше, общее же количество домов сократилось совсем ненамного.

Итак, общее количество дворов (домов) в Москве к концу столетия значительно сократилось: с 16357 до 8554 - почти наполовину (48%). Несмотря на то, что количество дворянских
дворов уменьшилось (ненамного, всего на 155), их удельный вес возрос с 20% до 36%. Заметно убавилось число дворов купцов и мещан и снизился их удельный вес (с 42% до 23%). Почти вдвое меньше стало дворов разночинцев, но их удельный вес даже возрос с 38% до 41% .

Дворянские усадьбы были и в Земляном городе, и за ним. Но богатые дворяне проживали в домах, находящихся в Китай-городе и Белом городе.

Всего в Москве в 1787 г. имелось 1553 каменных (18%) и 7001 деревянный (82%) дом, в 1796 г. - 2012 (22%) и 7128 (78%). За этот период количество каменных домов увеличилось на 459, деревянных - на 127.

По историческим районам Москвы в 1796 г. дома распределялись следующим образом: Китай-город - 182 дома (2%), Белый город - 945 (10%), Земляной город - 3692 (41%) и за ним - 21 (47%)465.





Генеральное межевание впервые определило площадь Москвы. Переводя десятины в гектары, получаем: Кремль - 28 га, Китай-город - 62 га, Белый город - 451 га, Земляной город - 1345 га, всего 1886 га; за Земляным городом - 7410 га. Вся Москва занимала площадь в 10 тыс. га. На селения приходился 51% территории, пашню - 10%, сенокосы - 28%, лес - 1%, под «неудобные земли» - 10%466.

В «Топографическом описании Московской губернии» конца XVIII в. приводятся подробные сведения о церквах, монастырях, соборах, а также других постройках Москвы.

В Кремле (кроме царского дворца) не было жилых домов. Там находились 7 соборов, 2 монастыря, 12 церквей.

В черте Китай-города располагались 2 собора, 4 монастыря, 23 церкви, 4075 лавок в каменных двухэтажных торговых рядах на Красной площади, 278 лавок в стене Китай-города от Никольских до Варварских ворот на Новой площади, лавки на Ильинской и других улицах. В нем имелось 4 улицы, 12 переулков, 2 каменных моста.

Белый город насчитывал 9 монастырей, 72 православные, 1 армянскую и 1 католическую церкви, 12 улиц, 80 переулков, 2 площади, 6 каменных и 1 деревянный мост.

В Земляном городе находилось 2 монастыря, 102 православные и 1 лютеранская церковь, 19 улиц (в том числе 8 идущих из Белого города), 208 переулков, 5 площадей, 10 рынков (на них более 500 лавок), 2 казенных и 6 деревянных мостов.

За Земляным городом («в предместьях») размещалось 7 монастырей, 61 православная, 1 армянская, 2 католические и 1 лютеранская церковь, 26 улиц, 257 переулков, 4 площади, 12 рынков, 4 каменных и 14 деревянных мостов.

Таким образом, в Москве было 9 соборов, 24 монастыря (из них 3 женских), 277 церквей (270 православных, 2 армяно-григорианские, 3 католические и 2 лютеранские), 61 улица, 563 переулка, более 11 площадей, 14 каменных и 21 деревянный мост, 17 застав, 84 «казенных» дома, 20 съезжих дворов (мест телесных наказаний), 3 каменных гостиных дома, 10 постоялых дворов, 33 трактира и 162 харчевни, 165 кабаков и 179 винных погребов, 190 кузниц (109 каменных), 6706 лавок (4929 каменных). Домов насчитывалось около 12 тыс., из них свыше 8 тыс. обывательских (8421 дом), в том числе 1816 каменных (22%) и 6605 деревянных. За период с 1725 до 1760 г. число предприятий (мануфактур) возросло с 32 до 116 (из них текстильных - с 23 до 58), а в конце столетия в Москве насчитывалось 293 предприятия, включая мелкие мастерские, из них 163 (56%) текстильные. При секуляризации владений духовенства в 1764 г. произошло упразднение 4 монастырей (2 мужских и 2 женских), и еще 2 монастыря были закрыты в первой половине столетия.

Дворянство обитало в обширных усадьбах в Белом городе и за его пределами, в районах улиц Петровки - Знаменки, Лубянки - Яузской, Пречистенки - Никитской, Ордынки - Б. Якиманки. Купцы и мещане жили в Замоскворечье, на Рогожской и Семеновской улицах, в Новоспасской слободе. Разночинцы селились в Дорогомилове, на Девичьем поле, Пресне, в Грузинах, на Семеновской улице. Крестьяне - в солдатских и ямщицких слободах. В 1766 г. московские улицы освещали 600 масляных фонарей, в 1782 г. - 989 и было приготовлено к установке 1667 фонарей.

В полицейском отношении Москва делилась на 20 «частей».

В связи с чумой 1771 г. за Камер-коллежским валом было создано девять больших кладбищ для православных: Дорогомиловское, Ваганьковское, Миусское, Пятницкое, Семеновское, Калитниковское, Даниловское, Преображенское и Рогожское (два последних - для старообрядцев), а также Еврейское (возле Дорогомиловского), Армянское (возле Ваганьковского) и Немецкое (на Введенских горах)467.

В XVIII в. Москва украсилась большим количеством красивых каменных зданий и роскошных усадеб. Она являла собой большой город, поражавший своим своеобразием и непохожестью на другие столицы европейских государств.

Интересно впечатление англичанина Кокса, побывавшего в Москве в 1778 г.: «Меня поразила неизмеримость и разнообразие Москвы, это нечто настолько своеобразное, необычайное, здесь все так полно контрастов, что мне никогда не случалось видеть ничего подобного. Улицы, большей частью, необыкновенно длинные и широкие, некоторые из них вымощены камнем, другие, особенно в слободах, выложены бревнами или досками наподобие деревянного пола. Жалкие лачуги кучатся около дворцов, одноэтажные избы построены рядом с богатыми и величественными домами. Многие каменные здания - с деревянными крышами, иные деревянные дома выкрашены, у других железные двери и крыши. Бесчисленные церкви в каждой из своих частей представляют особый стиль архитектуры, некоторые купола крыты медью, иные - жестью, золоченою или окрашенною в зеленый цвет. Некоторые кварталы этого огромного города кажутся совершенно пустырями, иные - густо населены, одни походят на бедные деревушки, другие имеют вид богатой столицы»468.

Такой была Москва до пожара 1812г.




448 История Москвы. Т. 2. М., 1953. С. 332-333.
449 РГИА. Ф. 1350. 0п. 312. Д. 106. л. 11-27
450 История Москвы. Т. 2. С 306
451 Там же. С. 60.
452 Там же. C. 306.
453 Сытин П.В. История планировки и застройки Москвы. T. II. М., 1954. С. 486.
454 Там же. С. 198.
455 История Москвы. Т. 2. С. 56-75, 307, 310.
456 Цит. по: Сытин П.В. История планировки и застройки Москвы. T. II. С. 53, 54.
457 Там же. T. I. С. 189.
458 Там же. T. I. С. 198-200, 254-255, 291-293; T. II. С. 53.
459 Там же. T. I.C. 231.
460 Там же. С. 281.
461 Там же. С. 304-305.
462 Там же. С. 233.
462 Там же. T. II. С. 15.
463 Там же. С. 21.
464 Там же. С. 7.
465 История Москвы. Т. 2. С. 56, 337, 354-355; Сытин П.В. История планировки и застройки Москвы. T. II. С. 200, 301, 485-489.
466 Сытин П.В. История планировки и застройки Москвы. T. II. С. 289.
467 Там же. С. 49.
468 Там же. С. 109.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 6520

X