Новые города - уездные центры при Екатерине II и число приписанных к ним купцов и мещан в 1795 г.
Берем только те города, которые находятся в Европейской России. Они находились в Санкт-Петербургской и Московской губерниях и 26 наместничествах.

Необходимость в учреждении новых городов была вызвана административно-территориальной реформой 1775-1785 гг., по которой были созданы новые уезды, для которых нужны были центры. Учреждение новых уездных центров поручалось тем же лицам, которые должны были организовать новые наместничества. Примерную территорию последних планировала сама Екатерина II, возлагая проверку своих планов и их корректировку на местности на посылаемых наместников. Они должны были выбрать селения, подходящие на роль уездных центров. Уже существовавшие уездные центры либо оставались таковыми, либо переводились в разряд «заштатных» городов. Главным критерием при выборе нового уездного центра было его удобство с административной точки зрения - расположение в центре уезда, экономическое же развитие имело второстепенное значение. Это привело к тому, что выбор ряда центров оказался неудачным, и после проверки, проведенной при Павле I, они были возвращены в «прежнее состояние» (т.е. опять стали селами и слободами) или переведены в заштатные города.

Екатерина II разделила посадских людей по капиталам на «купцов» и «мещан», объединив все население города в «градское общество». Фактически именно при Екатерине II города получили юридический статус города как поселения, юридически отличающегося от сельского населенного пункта. Переходным типом поселения остался посад, в котором тоже жили купцы и мещане. Все же реформа Екатерины II не установила четкого различия между «городом» (которым бесспорно считался уездный центр) и «заштатным» (не центром уезда) городом и посадом и даже другим типом селения. Так, у К. И. Арсеньева в «безуездных» «городах» мы видим посад при Троице-Сергиевой лавре, местечки, села, слободы, крепости и даже «Икорецкую верфь» (т.е. конечно, поселение при ней). По его подсчетам, в 1785 г. в Российской империи считалось 493 уездных города и 86 безуездных городов440. Подсчет Ю. Р. Клокмана дает иное общее число городов на 1787 г. (без оговорки, что это только уездные центры) - 499, в том числе - 216 новых городов441.

Екатерина II ввела юридическое понятие «города» как общественной ячейки, объединив его разносословное население в единый общественный организм. Как западноевропейские города,
российский город тоже должен был состоять из крепости (кремля - там, где он уже был), собственно города и предместий. Застройка его должна была вестись по специально разработанному и утвержденному плану. «Градское общество», включавшее все категории лично свободных жителей, не считая, естественно, крепостных крестьян и пришлого населения, получало самоуправление, но в очень ограниченных рамках, под контролем правительственной администрации. И все же это был несомненный шаг вперед в развитии города.

В Приложении 8 помещается список новых городов Европейской России (без Украины, Белоруссии, Прибалтики и Выборгской губернии) и численность купцов и мещан на 1795 г.442

Следует отметить, что в число жителей по ряду городов вошли также приписанные к ним купцы и мещане безуездных городов и посадов: например, в Богородске Московской губернии было всего 122 чел. купцов и мещан м.п., тогда как остальные были жителями Троице-Сергиева посада, а в окладной книге пятой ревизии, данные которой мы приводим, они показаны вместе443. Поэтому вопрос о численности жителей городов требует конкретных исследований по каждому городу.

В Приложении 8 приводятся данные о числе новых городов и численность купцов и мещан в них по регионам и определяется доля их в общей численности купцов и мещан в этих регионах. Больше всего новых городов было учреждено в центральных регионах, однако доля купцов и мещан в них была наибольшей в относительно еще слабо заселенных Нижнем Поволжье с Северным Кавказом и на Севере.

Всего на рассмотренной территории в конце XVIII в. было 345,5 тыс. купцов и мещан м.п. (т.е. около 700 тыс. чел. об.п.) и 24% их было в новых городах - 81 тыс. чел. м.п. или около 160 тыс. чел. об. пола.



В 1797 г. администрацией Павла 1 были собраны сведения о состоянии новых городов444.
Архангельская губ.: жители Пинеги занимаются хлебопашеством и скотоводством, Онеги - лесоторговлей, рыболовством и охотой.

Владимирская губ.: Александров, Киржач, Покров, Судогда - «неустроены», жители занимаются земледелием.

Вологодская губ.: Кадников - торговли нет.

Воронежская губ.: Беловодск, Бирюч, Бобров, Богучар, Калитва, Купенск, Ливенск, Нижнедевицк - неудобны для торговли, неустроены и вообще «не города».

Вятская губ.: Сарапул и Елабуга - «удобны», но неустроены, а Глазов и неудобен, и неустроен.

Казанская губ.: Арск - неудобен к торговле, купечество неимущее. Тетюши, Лаишев, Мамадыш, Спасск - расположены без плана, вид деревни, почти без торга.

Калужская губ.: здесь все идет хорошо, в городах большая торговля.

Костромская губ.: Варнавин, Ветлуга, Кадый, Кологрив, Буй - неустроены, малолюдны, к торговле неудобны; в Буе - лишь один купец, в Кологриве их вообще нет.

Курская губ.: Богатый и Тим - неустроены и вовсе без торговли.

Московская губ.: Богородск, Бронницы, Воскресенск, Никитск, Подольск - «во всех пяти жители упражняются более в хлебопашестве, а потом и городами почтены быть не могут».

Нижегородская губ.: Ардатов, Княгинин, Лукоянов, Перевоз, Починки, Сергач - неудобны к торговле, неустроены, вид сельский.

Новгородская губ.: во всех новых городах развита торговля, но в Крестцах и Череповце торг «худо устроен», а в Кириллове мало купцов.

Олонецкая губ.: Повенец и Пудож - малолюдны и неустроены.

Орловская губ.: Дешкин и Малоархангельск - неудобны для торговли, которой и нет, жители занимаются хлебопашеством.

Пензенская губ.: Торговля развивается, но в некоторых еще слаба.

Пермская губ.: Обвинск и Оханск - жителей мало, торговли нет.

Псковская губ.: Новоржев и Печеры - к торгу неудобны.

Рязанская губ.: Егорьевск и Спасск - слабая торговля, неустроены.

С.- Петербургская губ.: Луга и София - малолюдны и почти без торговли.

Саратовская губ.: Балашев, Кузнецк, Сердобск, Хвалынск - малолюдны, по бедности нет торговли, жители занимаются хлебопашеством.

Симбирская губ.: Буинск неудобен к торговле, Тагаев «не город», Канадей «городом почти быть не может».

Смоленская губ.: Духовщина, Ельня, Красный - неудобны и неустроены.

Тамбовская губ.: Кирсанов и Спасск неустроены и купцов в них мало.

Тверская губ.: Корчева - без торга и малолюдна, Красный Холм - малый торг, к торговле неудобен.

Тульская губ.: сведения благоприятные.

Уфимская («что ныне Оренбургская») губ.: Белебей, Бугуруслан и Сергиевск «наименее почтены могут быть» городами.

Ярославская губ.: В Мышкине торг худой, а в Петровске его вовсе нет.

К приведенным сведениям необходимо подходить с осторожностью, т. к. для их авторов большое значение имел вид городов. Как уже упоминалось, застраиваться они должны были по планам, но осуществлялось это медленно. Так, по Псковской губернии отмечалось, что все новые города не устроены, «а потому свойственного городам положения не имеют». Мало внимания обращалось и на развитие промышленности. Характерны в этом отношении сведения по Богородску Московской губернии. В приведенной информации о нем и о других четырех городах сказано, что их жители «упражняются более в хлебопашестве, а потому и городами почтены быть не могут». Между тем, в Богородске (по данным, правда, на 1800 г.) были мыльный и стеклянный заводы, а жители «упражняются более в ямской гоньбе»445. В Подольске, по тем же данным, было 4 завода: сальный, восковой и 2 кирпичных, и 2 шелковые фабрики с 24 наемными рабочими, а также 2 солодовенных завода и пивоварня. У купцов было 30 лавок446.

По подсчетам Б. Н. Миронова, местная администрация, а вслед за ней и центральная, признали 171 город - 63% от общего числа вновь образованных городов - «недействительными городами» из-за исключительно аграрного характера их экономики всего через 10-20 лет после их образования447. Это положение требует оговорок. Во-первых, как уже отмечено, характер экономики по приведенным сведениям все же не выглядит единственным решающим фактором в признании городов «действительными», тем более что и сельскохозяйственное производство может носить товарный характер. Во-вторых, в XVIII в. 10-20 лет - слишком небольшой срок для превращения экономики из аграрной в промышленную. Можно, вероятно, признать, что не менее половины новых городов еще не стали городами в научном понимании этого термина. Для решения проблемы нужны дальнейшие исследования истории каждого города.




440 Арсеньев К. Статистические очерки России. СПб., 1848. С. 117-129.
441 Клокман Ю.Р. Социально-экономическая история русского города. Вторая половина XVIII века. М., 1967. С. 202.
442 Переписи населения России. Итоговые материалы подворных переписей и ревизий населения России (1646-1858). Вып. VI. М., 1972. (Окладная книга V ревизии, составленная в 1796 г.); Махнова Г.П. Ход и результаты административно-территориальной реформы 1775-1785. в России // Вопросы географии. Сб. 83: Историческая география России. w М., 1970. С. 133-147.
443 РГВИА. Ф. ВУА. Д. 18861. Ч. 9. Л. 16.
444 РГИА. Ф. 1374. Оп. 1. Д. 188 а, 188 б.
445 Там же.
446 РГВИА. ф. ВУА. Д. 18861. 4.4. Л. 41-41 об.
447 Миронов Б.Н. Русский город в 1740-1860-е гг.: демографическое, социалистическое и экономическое развитие. Л., 1990. С. 203

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 6389

X