Численность посадского населения городов России в 1646 - 1722 гг.
Общего итога численности посадских людей во второй половине XVII в. в источниках обнаружить не удалось; итог в указе от 20 сентября 1686 г. (20 тыс. дв.) явно неполон. Разнобой в итогах численности посадского населения по отдельным городам показывает, что в различных источниках население городов учитывалось по-разному; в итог посадских людей иногда включены разночинцы, которые в 1678 г. не состояли в посадской общине. Однако сопоставление и анализ различных источников позволяют примерно выяснить общую численность посадских людей.

Оба вида учета - переписи и военный учет - дополняют друг друга и в совокупности охватывают большинство сословных групп населения посадов.

При решении нашей задачи - выяснить численность посадского населения и проследить ее изменения по всем посадам за три четверти столетие - метод личного пересчета невозможно провести последовательно и до конца, потому что многие переписные книги погибли (в 1701 г. сгорели переписные книги посадов, находившихся в ведении Приказа Казанского дворца, а в 1737 г. погиб от пожара архив дворцового ведомства и других учреждений), а из сохранившихся значительная часть дефектна. Поэтому широко используются подсчеты писцов XVII-XVIII вв., дошедшие до нас в различных источниках.

Поскольку в сводных источниках не всегда указана численность посадских (мужского пола, естественно), необходимо определить среднее число лиц мужского пола на двор. Суммируя число дворов, в которых указано количество посадских людей, получаем среднюю населенность двора:

1646 г. - 8938 дворов 22861 чел. 2,6 чел. на двор

1678 г. - 31484 двора 88768 чел. 2,8 чел. на двор

Учитывая что могут быть не учтены дети младших возрастов, а также возможную утайку, округлим число посадских на двор до 3 чел. м.п. и 6 чел. обоего пола.

Для определения численности служилых людей и «прочих» привлекаются сводные документы, в которых приведены их итоги. Однако эти итоги относятся только к числу «людей с боем», причем отдельно подсчитаны лишь взрослые, а дети и недоросли объединены в одну группу. Мы не можем выделить из нее членов семей посадских людей. А так как эта группа населения зафиксирована по немногим посадам, то она в расчет вообще не принимается, тем более, что не включает всех членов семей. Кроме того, следует иметь в виду, что по ряду посадов в число служилых людей, указанное в наших источниках, по-видимому, входят временные гарнизоны, не имевшие семей на данном посаде.

Итоги переписей XVII - начала XVIII в. и данные военного учета XVII в. представлены в Приложении 4. Численность посадских людей в 1646-1652 гг. является приблизительной, но так как она вычислена по средней населенности посадского двора, то ею все же можно пользоваться. Статистика XVII в. не дает точных сведений.

Использованные в Приложении источники можно разделить на четыре группы.

Первая группа объединяет источники, дающие нам относительно подробное перечисление посадских людей. Сюда входят:

1. Писцовые и переписные книги - неопубликованные, напечатанные и использованные в трудах исследователей, давших по ним подробный подсчет населения.

2. Перечневые выписки из переписных книг, являющиеся результатом подсчета численности различных категорий населения. Я использовал выписки, сделанные в 1717 г., видимо, для сравнения итогов переписи 1678 г. с результатами ландратской переписи (далее сокращенно - Перечни), и составленные на их основании итоговые ведомости (далее - Ведомости)420, а также перечневые выписки, включенные в сводные источники - в Акт о сборе даточных людей от 9 октября 1679 г. (ДАН. Кроме перечневых выписок он содержит сведения о числе посадских дворов по многим посадам, в том числе по посадам Казанского дворца) и в книгу 1701 г., содержащую описание дворцовых владений421.

Вторая группа включает сводные источники, содержащие итоги переписи дворов только посадских людей. При этом по некоторым посадам итоги не совпадают. По-видимому, в зависимости от цели и времени составления этих документов их авторы принимали в расчет дворы различных категорий посадских людей. А поскольку дворы черных и дворцовых крестьян и тому подобных категорий населения облагались на одинаковых основаниях с посадскими людьми, то нередко считали и их, хотя в посадской общине они не состояли. В эту группу вошли следующие источники: упомянутый выше Акт о сборе даточных; Выписки из окладных книг422; «Память», посланная в 1701 г. из Земского приказа в Разрядный приказ, сообщающая итоги переписи 1678 г. по 128 уездам423, но следует иметь в виду, что по некоторым посадам она дает итоги на конец XVII в.; Окладные росписи посадских дворов, составленные в 1713 г.424; Дела Сената по Казанской губернии, в которых имеются справки с указанием числа посадских дворов по переписи 1678 г.425; «Доклады и приговоры Сената», в которых имеются сведения о числе посадских дворов по переписи 1678 г.426

Третья группа включает в себя дополнительные сводные источники для определения числа дворов посадских людей. Новых посадов в них не указано, но их данные подтверждают и уточняют известные уже нам по другим источникам сведения. Сюда относятся следующие источники: Дела Сената по Нижегородской губернии427 и Справка о количестве дворов в Московской губернии по переписи 1678 г., составленная в Поместном приказе в 1711 г.428

Четвертая группа объединяет составленные в Разрядном приказе сводные источники, указывающие численность служилых и боеспособных людей. В нее входят: Опись городов 1678 г.429; Окладная расходная роспись 1681 г., приводящая число служилых людей по сметным спискам 1677-1679 гг.430 и Смета военных сил Московского государства на 1661-1663 гг., восполняющая пробелы двух предыдущих источников431.

В Приложениях 4 и 5 приведены все посады, существовавшие в середине XVII в., в 70-80-х годах XVII в. и в период 1-й ревизии в Европейской России и Сибири.

Рассмотрим Приложение 4 (все итоги - людей мужского пола).

Общий итог дворов в 1630-1640 гг. заимствован у П. П. Смирнова: число дворов посадских людей приведено точно, число дворов служилых людей (и «прочих») - округленно, так как оно является суммой данных 1632 и 1650 гг. и, следовательно, неточно. Число дворов в 1678 г. подсчитано по источникам, равно как и число людей; последнее приведено в округленных цифрах, потому что оно является суммой итогов переписи и наших подсчетов по средней населенности двора. Численность посадских людей по переписи 1722 г. получена путем прибавления к итогу «Генеральной табели» указанных в ней же 170 человек «не в окладе», 2132 цеховых, 5738 человек, указанных А. А. Кизеветтером, и 2525 человек петербургских цеховых, зарегистрированных в 1723 г. (В действительности их было, вероятно, больше.)432 Оно тоже дано округленно, так как тоже неточно.

Численность посадских людей по ряду посадов в 1652 и 1678 гг. в источниках отсутствует; нет ее и в литературе. Она вычислена при помощи средней населенности дворов. Среднюю населенность дворов служилых и «прочих» в 1678 г. считаем такой же, как в 1646 г. Численность посадских людей в 1646, 1652 и 1678 гг. равна округленно 83, 108 и 134 тыс. чел. соответственно. Численность служилых в 1646 г. составляла 126 тыс. чел., а «прочих» - 38 тыс. чел.

Для 1678 г. вычисление несколько сложнее. Численность служилых, показанная в Приложении 4, сложилась из данных переписи и военного учета. Перепись содержит также указания на число дворов; численность боеспособных людей можно приблизительно принять за численность дворохозяев. Умножив цифру средней населенности одного двора на общее число дворов, получим численность служилых людей по переписи, которую следует вычесть из итога. Оставшееся число будет означать боеспособных служилых людей по военному учету, не учтенных переписью, и одновременно число их дворов. Умножив на него данные о средней населенности двора и сложив полученное произведение с числом служилых по переписи, определим примерную численность служилых людей. Такой же расчет даст нам число «прочих» категорий населения, жившего в городах. Для 1678 г. численность служилых людей составит 149 тыс. чел., «прочих» - 46 тыс. чел. Эти расчеты, конечно, очень приблизительны, но для большой численности вероятная ошибка будет относительно невелика.

Общий итог посадских дворов по переписи 1678 г. равен 47737 чел. Но это преувеличенная цифра, так как в нее входит число дворов в Москве, Смоленске, Белой, Дорогобуже, Рославле, сибирских и некоторых других посадах в конце XVII в. Мы можем оставить без поправок число дворов в смоленских и некоторых других посадах, так как в них во всех на конец века насчитывалось всего около тысячи дворов, и прирост за последнюю четверть столетия вряд ли был равен даже 1% к общему числу посадских дворов в стране.

Другое дело Москва и Сибирь. В Москве, по данным П. П. Смирнова, в 1652 г. было 3628 дворов; в 1700 г. - 7043 дв.433 Следовательно, за 48 лет прирост - 3415 дв. Если предположить, что прирост был равномерным, тогда за 24 года он составил 1714 дв., а общее число дворов в 3678 г. выразится в цифре 5329 или около того. О численности посадских людей в Сибири в середине XVII в. точных данных нет; можно предположить, что их там было еще сравнительно мало. В конце XVII в. в Сибири был 2521 двор. Если прирост и там считать равномерным, то можно предположить, что дворов в Сибири в 1678 г. было вдвое меньше, чем в конце XVII в., т.е. около 1260 дв.

Уменьшив соответственно итог на 2892 двора и отбросив число дворов в Астрахани (101), которое не учтено в данных П. П. Смирнова, мы получим исправленный итог в 45 тыс. дворов.

По данным саксонского посланника в России при Петре I Вебера, имевшего, по-видимому, доступ к официальным материалам, собиравшимся в связи с переписью 1710г., общий итог составлял 44495 дв. Однако П. Н. Милюков показал, что данные Вебера неполны (Вебер преуменьшил количество дворов на 2478 сравнительно с данными Сената), и что по данным Сената итог должен быть больше и составлять 46973 дв., т.е. быть близким к моему подсчету434. В нем не учтено население украинских городов. Гости и члены гостиной и суконной сотен включены в итоги посадских людей (в 1699 г. гостей было всего 34 чел.)435.

Число дворов в 1678 г. поражает незначительностью увеличения по сравнению с 1652 г. - прирост составил около 3 тыс., или 7%. Но в сущности тут нет ничего удивительного: дворы были объектом обложения и население не было заинтересовано в их численном возрастании. Число дворов возрастало гораздо медленнее, чем численность населения, и поэтому более правильное представление дает сравнение численности посадских людей. Если в 1652 г. их было, по приблизительному подсчету, около 108 тыс. чел., то в 1678 г. - около 134 тыс. чел. Прирост за 25 лет составил 26 тыс. чел., или 24%, а за 32 года - 62%. Сравнивая данные переписи 1678 г. с итогом ревизии, находим прирост за 45 лет на 62 тыс. чел., или на 45,5%.

Чем объясняется этот прирост? Хотя речь идет о сословной группе, численность которой регулировалась правительством, мероприятия последнего отражали развитие ремесла и торговли в Русском государстве, диктовались условиями реальной обстановки. Яркой иллюстрацией может служить московский посад. В нем из 7235 тяглецов, бывших в начале XVIII в., к 1721 г. осталось всего 1742 тяглеца436. Резкое уменьшение численности посадских произошло в обстановке конкуренции со стороны «разных чинов людей беломесцов и крестьян... подобных тем, в которые многие тяглецы из сотен и слобод и из городов и посадов вышли на льготу и содержат торги и промыслы и заводы купеческие с ними, крестьяны, а в сотни и в слободы и в тягло и во всякие подати и в службы не отданы и не записаны» (донесение московского купечества). Это число, как и остальные итоги переписи 1722 г., взятые из «Генеральной табели», вызывает подозрение в отношении полноты, так как итоги посадских людей по большинству посадов приведены под рубрикой «купечество», а в ряде случаев показаны еще «приписанные к посадам» и «цеховые». Последние указаны только в Казанской губернии437. В результате I ревизии численность посадских людей Москвы возросла до 13673 чел. мужского пола. Однако известно, что в Москве было не менее 6885 чел. цеховых мужского пола. Они были зарегистрированы вместе с остальными взятыми в посад беломестцами и старинными тяглецами438. Учитывая, что число тяглецов почти совпадает с числом дворов, следует считать в числе 13673 чел. не менее 13 тыс. дворохозяев. Это означает рост числа посадских людей в Москве с 1700 г. почти вдвое.

Следовательно, уменьшение численности посадского населения указывает прежде всего на изменение сословной принадлежности отдельных групп городского населения и не всегда служит показателем фактического уменьшения численности торгово-промышленного населения. Увеличение численности посадских людей за длительный период времени, как правило, свидетельствует о росте торгово-промышленного населения.

Имущественное расслоение выражалось в делении посадских людей на «лучших», «середних», «молодших» или «худых», и «самых худых», и посадских бобылей, но численное соотношение их неизвестно; его можно выяснить лишь по отдельным городам. Однако «самые худые» и бобыли, представлявшие фактически часть деклассированного городского населения и стоявшие в экономическом отношении наряду с пришлыми работными «вольными» или «гулящими» людьми, в XVII в. являлись членами посадской общины. Городская реформа 1722 г. оставила их в общине.

Рассмотрим изменения численности и удельного веса отдельных групп населения посадов (в тыс. чел.).



Рост численности посадских людей сопровождался повышением численности остальных категорий городского населения. После приписки в 1652 г. удельный вес посадских людей возрос на 10%. Можно предположить, что было приписано большинство торгово-промышленного беломестного населения, и что если бы в 1678 г. была проведена новая приписка беломестцев к посадам, то численность и удельный вес посадских людей резко возросли бы. Если допустить, что приписка беломестцев в 1678 г. (в случае ее проведения) могла бы дать такой же прирост, то тогда доля посадских людей превысила бы 50%.

Более отчетливо тенденция роста торгово-промышленного населения выступает в изменениях распределения посадских людей по группам посадов. (Число посадов на 1652 г. приведено П. П. Смирновым, на 1722 г. - А. А. Кизеветтером. Количество посадов на 1678 г. подсчитано без посадов Новгородского и Важского уездов и без Сибири, что не меняет данных о крупных посадах и не влияет серьезно на общую картину.)



Можно констатировать количественный рост крупных посадов и увеличение численности живущих в них посадских людей. Если в 1652 г. было 30 крупных посадов, то в 1678 г. - 37, а в 1722 г. - 60. Иначе говоря, число крупных посадов к 1678 г. увеличилось на 23%, а к 1722 г. - вдвое. Посад с числом посадских людей свыше 1000 человек имел населения обоего пола не менее 2000 человек; по числу жителей он мог бы именоваться городом даже в конце
XIX в. На таких посадах на всем протяжении изучаемого периода проживало больше половины посадских людей всей страны.

Присмотримся к изменению численности населения крупных посадов. Растет число посадских на крупнейших посадах Ярославля, Новгорода, Архангельска, Калуги, Казани; к 1722 г. превысила 1000 человек численность посадских людей еще на 22 посадах Московской, Новгородской, Смоленской, Белгородской, Воронежской и Казанской губерний. В то же время снижение численности посадских людей или отсутствие роста их численности наблюдается в Костроме, Вологде, Нижнем Новгороде, Балахне, Суздале, Ростове, Владимире, Муроме, Переславле-Залесском, Устюге, Галиче, Тотьме, Хлынове, Слободском, Соли Камской, Пскове и Каргополе.

Нанеся эти посады на карту', мы получим следующую картину: растут посады, расположенные к северо-западу, западу и югу от Москвы, а также в Среднем Поволжье, и растет Архангельск-Холмогоры; не увеличивается или даже уменьшается численность посадских в городах к северо-востоку и востоку от Москвы.

Попробуем теперь определить приблизительную численность служилых людей и прочего населения в городах.

Как установил П. Н. Милюков, по переписи 1710 г. удельный вес мужчин в рабочем возрасте составлял 52%439. Для упрощения расчета принимаем долю инвалидов в рабочем возрасте в 2%. Следовательно, если боеспособное население составляло 50%, то для вычисления всего мужского населения надо число боеспособных увеличить вдвое.

Подсчет по Описи городов дает по Нечерноземному центру 22661 чел., т.е. всего округленно 45 тыс. чел. Но это неполные данные, так как в источнике нет сведений о Москве и ряде других «городов» и посадов. По переписным книгам в них было 17 тыс. чел., помимо посадских людей. Однодворцев в Нечерноземном центре, по данным на 1672 г., было около 1 тыс. чел. Суммируя сведения Описи городов и переписных книг и исключив однодворцев, получаем 61 тыс. чел. В Москве, кроме посадских людей, постоянно проживало еще не менее 33 тыс. чел. Всего в Нечерноземном центре - 94 тыс. чел.

В Северо-Западном районе, по Описи городов, было 9510 чел. боеспособных, т.е. 19 тыс. чел., но это тоже неполные данные. Дополнигельно по переписным книгам насчитывается 3414 чел. Всего - 22 тыс. чел.

В Западном районе Опись городов дает сведения только по Вязьме. Беря все данные из переписных книг, получаем 3,8 тыс. чел. Сколько из них было однодворцев, неизвестно, но они там, несомненно, были. Принимаем округленно общую численность горожан в 3 тыс. чел.

В Черноземном центре и на Слободской Украине боеспособных (кроме военнослужилых украинцев) было 70 тыс. чел., всего мужчин 140 тыс. чел. Однодворцев на 1672 г. насчитывалось 42 тыс. дв., т.е. 126 тыс. чел. Подавляющее большинство их имели поместья, т.е. не могли считаться горожанами. Исключив их, получаем 14 тыс. чел. Дополнительно по переписным книгам насчитываем 4,5 тыс. чел. Вероятно, из них значительная часть тоже была однодворцами. Округляем до 4 тыс. и получаем всего 18 тыс. чел.

На Востоке и Юго-Востоке, по Описи городов, было 27 тыс. чел., но из них около 17 тыс. чел. однодворцев да еще неизвестное количество приборных служилых людей, несших во многих городах и крепостях гарнизонную службу и переменявшихся по истечении определенного срока. Без однодворцев численность населения составит 10 тыс. чел., а так как численность временных гарнизонов нам неизвестна, то полученная численность горожан (10 тыс. чел.) является завышенной.

На Севере и Северо-Востоке гарнизонов практически не было. По переписным книгам, там насчитывалось 25 тыс. чел. горожан.

По Сибири мы берем только посадских людей (включая городских бобылей и купцов), так как прослойка торгово-промышленного населения в Сибири была значительной, и уже поэтому удельный вес служилых людей, занимавшихся торгово-промышленной деятельностью, не мог быть велик. Посадских людей насчитывалось около 13 тыс. чел.

Суммируя приведенные данные, получаем общую численность «городских сословий» (условное название) в 185 тыс. чел., из них 134 тыс. чел. посадских людей (без Украины). Конечно, не все 50 тыс. чел., не входивших в 1678 г. в посадские общины, занимались торговлей и промыслами: какую-то часть из них составляли помещики, администрация и духовенство, а также «дворники», т.е. «вольные» и «гулящие» люди, арендовавшие у общины дворы и жившие во дворах привилегированного населения. Кроме этих 50 тыс. чел., было пришлое население, иногда многочисленное, работавшее по найму (которое в источниках XVII в. не учитывалось) и крестьяне, проживавшие в городах или возле них в близлежащих деревнях и занимавшиеся ремеслом и торговлей. Таким образом, общая численность городского населения должна была превосходить вычисленную нами, но установить ее пока невозможно.

Привилегированное население (помещики, администрация, духовенство), пришлые (чернорабочие и крестьяне) были в городах и в начале XVIII в. Основное же посадское население в начале XVIII в. состояло из «регулярных» граждан и «цеховых». Всего их было 231 тыс. чел. Следовательно, численность посадских людей и прочего населения, занимавшегося торговлей и ремеслами, возросла со 185 тыс. (округленно) в 1678 г. до 231 тыс. чел. в 1719 г., т.е. на 25% (без Украины).

Учитывая, что из этих 185 тыс. чел. часть не занималась торгово-промышленной деятельностью, этот прирост может считаться заниженным. Удельный вес городского населения в 1678-1719 гг. возрос с 2% до 3%:





420 РГАДА. Ф. 1209. Поместный приказ. Кн. 5276. Л. 87-106; См. также: Там же. Кн. 5268.
421 ДАИ. Т. VIII. СПб., 1862. № 40; Сборник выписок из архивных бумаг о Петре Великом. Т. 2. М., 1872.
422 ААЭ. Т. IV. СПб., 1836. № 250; Голубцов И.А. К истории податной реформы 1679-1681 гг.//Исторический архив. 1959. №5. С. 155-167.
423 Сведения о числе посадских дворов, содержащиеся в ней, опубликованы Н.Н.Оглоблиным в «Описании документов и бумаг Московского архива Министерства юстиции» (Кн. 4. М., 1884. С. 488489).
424 РГАДА. Ф. 210. Разрядный приказ. Денежный стол. Кн. 510. Л. 12-29.
425 Там же. Ф. 248. Сенат. Кн. 91. Л. 53-108.
426 Доклады и приговоры, состоявшиеся в правительствующем сенате в царствование Петра Великого. Т. II, кн. 2. СПб., 1883. С. 212.
427 РГАДА. Сенат. Кн. 131. Л. 1056-1138.
428 Сохранилось два экземпляра Справки, черновой и беловой, с разными итогами: Там же. Ф. 1209. Кн. 5199. Л. 319-324, 335-340.
429 ДАИ. Т. IX. СПб., 1875. № 106.
430 Зерцалов А.Н. Окладная расходная роспись денежного и хлебного жалованья за 1681 г.: (К истории государственных росписей XVII в.) // Чтения ОИДР. 1893. Кн. 4.
431 Опубликовано: Веселовский С.Б. Сметы военных сил Московского государства 1661-1663 гг. //Там же. 1911. Кн. 3.
432 Кизеветтер A.A. Посадская община в России XVIII ст. М., 1903. С. 88; РГАДА. Ф. 248. Сенат. Кн. 907. Л. 371-375.
433 Смирнов П.П. Города Московского государства... Т. I, вып. 2. С. 89, 346, 347; РГАДА. Ф. 210. Разрядный приказ. Денежный стол. Кн. 50. Л. 115; Ф. 291. Главный магистрат. Оп. 1. Д. 16. Л. 20.
434 См. потубернские итоги Вебера, приведенные в работе П.Н.Милюкова «Государственное хозяйство России в первой четверти XVIII столетия и реформа Петра Великого» (СПб., 1905. С. 185-200).
435 РГАДА. Ф. 1210. Стб. 18679. Л. 108-109.
436 Там же. Ф. 291. Оп. 1. Д. 16. Л. 20.
437 Там же. Ф. 248. Сенат. Кн. 907. Л. 179-179 об.
438 Заозерская Е.И. Московский посад при Петре I // Вопросы истории. 1947. № 9. С. 19-35; История Москвы. Т. 2. М., 1953. С. 55-75.
439 Милюков П.Н. Государственное хозяйство России в первой четверти XVIII столетия и реформа Петра Великого. С. 270.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 4288

X