Мнение Неволина
В предшествовавшей главе я сказал все, что можно было сказать о нашей старой Думе на основании источников. Но в сочинениях о Думе говорится еще и многое другое. Это и делает необходимым остановиться на литературе предмета, ибо простое умолчание о том, о чем говорят другие, может возбудить лишь одно недоумение.
Вопроса о Думе касаются все наши историки в своих трудах по общей истории России. У каждого из них можно найти ценные указания. Но внимание их более привлекается фактической стороной дела, чем юридической. У Соловьева, например, читатель найдет очень интересные указания на думцев, пользовавшихся особым доверием того или другого князя; но вопросов о том, что такое Дума, каков ее состав, деятельность и пр., автор не касается. Но и эти вопросы не остались без разработки. В последнее время они вызвали даже два специальных сочинения.
Первый опыт обработки материалов о Думе принадлежит Неволину. В своей статье "Образование управления в России от Иоанна III до Петра Великого" он посвящает ей две страницы. Неволин различает Боярскую и Царскую думу. Боярская дума, действовавшая с чрезвычайною властью, учреждалась во времена несовершеннолетия государя и междуцарствия; Царская — составляла постоянный совет государя. Устройство ее только при Иване IV получило ту определенность, которою она потом отличалась. Она составлялась из чинов, которые назначались государем: бояр, окольничих и с 1572 г. думных дворян. В ней обсуждались: 1) все дела, предлагаемые на ее усмотрение верховною властью, и 2) дела, вносимые из приказов и по жалобам на приказы. Некоторые дела она решала собственною властью, о Других должна была докладывать государю. При Думе состояла, в виде особого ее отделения по части судной, Расправная палата. До ее учреждения, которое относится к царствованию Федора Алексеевича, судные дела рассматривались всеми вообще членами Думы.

Таково мнение Неволина. Оно высказано совершенно догматически, без всяких доказательств. Верным представляется в нем лишь различение Боярской и Царской думы и наименование Государева совета — Царской думой, а не Боярской. Все остальное — не только не доказано, но и не может быть доказано. Нельзя доказать, что с Ивана IV Дума получила ту определенность, которою она потом отличалась; нельзя доказать, что в ее состав входили все бояре, окольничие и думные дворяне, а думные же дьяки не входили, а управляли лишь ее письмоводством. Наконец, у Неволина встречаемся и со смешением Думы с Судной палатой, чем и объясняется утверждение автора, что в Думу входят дела не только по царскому указу, но и из приказов, и по челобитьям. О степени власти Думы автор не нашел возможным сказать что-нибудь.
Несмотря на беглость высказанных Неволиным замечаний, они имели значительное влияние на позднейшую литературу. Только его противоположение Боярской думы — Царской, основанное на коренном их различии, прошло незамеченным. Новые историки свои труды о Царской думе печатают под заглавием "Боярская дума".

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 4509