Начало отчины в Москве
Москва не представляет в этом отношении чего-либо нового, не известного древности. В Москве продолжает жить старина, только фактические отношения сложились там лучше, чем это было в Киеве. Потомство основателя московской линии, князя Даниила, было менее плодовито, чем потомство Владимира Мономаха. Благодаря этому в Москве в каждый данный момент было менее претендентов-отчичей на московский стол, чем в Киеве на киевский. С 1303 г. и по 1425 г., в течение целых 122 лет, московская отчина спокойно переходила к сыновьям московского государя и только тогда к братьям, когда сыновей не оставалось по смерти отца: 122 года подряд бесспорного преемства по отчине, в нисходящей линии, но только потому, что не было отчичей-соперников. В 1425 г. появились отчичи-соперники и начался спор. Совсем другое явление представляет Киевская Русь. Благодаря относительной плодовитости Мономаховичей постоянно имеется налицо несколько претендентов-отчичей. Они спорят из-за Киева, так как он одинаково отчина им всем. Благодаря этому преемство в прямой линии постоянно прерывается. Но оно идет, хотя и не по прямой линии, а все же по отчине. И в Москве, и в Киеве — идея одна, различие же в ряде благоприятных в пользу Москвы случайностей, которые дали возможность преемству по отчине в одной линии проявиться почти без осложнений1.
Наблюдаемое в нашей истории постоянное образование новых местных линий князей указывает на значительное тяготение нашей древности к отчинному порядку, за который высказываются и вечевые собрания. Даже свободолюбивый Новгород Великий признавал своих отчичей.
Это начало отчины проводилось и княжескими распоряжениями на случай смерти, к которым теперь и переходим.



1Насколько фактическое положение дела в Москве было просто и способствовало упрочению идеи о преемстве московского стола в одной линии, по отчине, настолько в Киевской Руси оно было запутано. Возьмем для примера год смерти киевского князя Мстислава Изяславича (ум. l170) и посмотрим, кто в это время был отчичем Киева и мог притязать на занятие киевского стола. Отчичами Киева были: 1) сыновья умершего князя; 2) сын Мстислава Владимировича, Владимир; 3) сыновья Юрия Владимировича; 4) сыновья Изяслава Мстиславича; 5) сыновья Ростислава Мстиславича, и, наконец 6) даже сыновья Всеволода Ольговича Черниговского. В 1173 г. киевский стол удалось занять Глебу Юрьевичу, бывшему в союзе с Ростиславичами. В 1173 г., по смерти Глеба, Киев занял Владимир Мстиславич, в том же году умерший. В это время Ростиславичи находились в союзе с Андреем Юрьевичем Владимирским, который и помог старшему из них, Роману, занять Киев по смерти Владимира. Но союз этот рушился в том же году; Андрей соединился с черниговскими князьями против Ростиславичей и начал войну против них. Этим воспользовался новый претендент, Ярослав Изяславич, и предложил свою помощь черниговским князьям, но с тем, чтобы они уступили ему Киев. Святослав Всеволодович был сам отчич Киеву, а потому и не принял услуг Ярослава. Тогда Ярослав перешел на сторону Ростиславичей, которые согласились помогать ему в приобретении Киева. В 1174 г. Ярославу удалось занять Киев. Но уже в следующем году Ростиславичи входят в новое соглашение с Андреем с целью прогнать Ярослава из Киева и опять посадить там Романа. Роман действительно занял Киев под Ярославом в 1175 г., но просидел там недолго. В 1177 г. Киев перешел в руки нового отчича, Святослава Всеволодовича Черниговского, который при помощи хорошо составленных союзов с князьями черниговскими, киевскими, смоленскими и владимирскими умел удержаться там до самой своей смерти в 1194 г. Умирая, он передал киевский стол союзнику своему, Рюрику Ростиславичу, брату уже умершего Романа. Ввиду таких опытных в войне и мире претендентов на киевский стол сыновья Мстислава Изяславича, ближайшие отчичи, и не думали предъявлять своих прав на Киев. Все помянутые претенденты были отчичи Киева и считали себя вправе на этом основании доискиваться обладания Киевом.
Совсем в другом положении находилась Москва. После смерти основателя линии московских князей, Даниила Александровича, Москву наследует без всяких споров его старший сын Юрий. Юрий детей не оставил; из братьев же его пережил только один, Иван, который и является бесспорным преемником его прав на отчину. За Иваном, пережившим всех своих братьев, без всякого спора следует его старший сын, Семен. Четверо сыновей Семена умирают ранее отца, двое последних и младший брат Андрей в один год с ним. Единственным отчичем и преемником остается следующий за ним брат, Иван. По смерти Ивана Ивановича были налицо два его сына и родной племянник, Владимир Андреевич, владевший своей особой отчиной. Ивану Ивановичу наследуют поэтому оба сына, из которых второй вскоре умирает, и Дмитрий Иванович является, таким образом, единственным отчичем и преемником отца. После Дмитрия Ивановича единственными преемниками опять являются только его сыновья. В 1425 г. умирает Василий Дмитриевич, которого переживают четыре брата и сын Василий. Здесь мы встречаемся с первым случаем, когда по смерти князя оказываются налицо два отчича-соперника: сын и брат умершего князя. Что они делают? Вступают в борьбу, как и их отдаленные предки, киевские князья. Василий Васильевич, так много потерпевший в этом споре из-за отчины, скончался при самых благоприятных условиях: он пережил всех своих родных и двоюродных братьев, сыновей соперника своего, дяди Юрия. Отчина его опять без спора перешла к его сыновьям.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 4445