II. Избрание князей народом
Об избрании князей народом речь была выше. Мы видели, что народ осуществлял свое право, несмотря ни на какие соглашения князей о порядке преемства. По смерти Святополка-Михаила киевляне призвали к себе на стол Владимира Мономаха, хотя по Любецкому трактату он клятвенно обязался в Киеве не сидеть.
В дополнение к сказанному надо указать на то, что и народное избрание нуждалось в признании или, по крайней мере, в молчаливом согласии со стороны других князей, иначе они начинали войну против избранника и избравшей его волости. В 1146 г., по смерти Всеволода Черниговского, киевляне пригласили к себе на стол владимирского князя Изяслава Мстиславича. До этого приглашения он был в союзе с черниговскими Ольговичами и Давыдовичами. Но союз этот приглашением Изяслава в Киев нарушился, ибо одним из условий его было вступление на киевский стол Игоря Ольговича. Изяслав, заняв Киев под Игорем, вызвал против себя войну своих прежних союзников. Святослав Ольгович, брат обманутого Игоря, не надеясь собственными силами одолеть Изяслава, обратился к дяде его, Юрию, и предложил ему свою помощь для овладения Киевской волостью. В 1147 г. к Святославу и Юрию присоединились и Давыдовичи. Так началась эта достопамятная борьба Изяслава с Юрием, в которой черниговские князья были то на стороне Изяслава, то на стороне Юрия. В первый год войны Юрий не помог своим союзникам, и они вынуждены были заключить с Изяславом мир, по которому признали его киевским князем. В самый год этого замирения Изяславу пришлось просить помощи своих новых союзников против дяди Юрия. Возобновившаяся война велась с переменными союзниками и переменным счастьем, а Изяславу приходилось даже отказываться от
Киева в пользу счастливого соперника, а киевлянам расставаться с излюбленным Изяславом и принимать в свои стены неугодного им Юрия.

Все это обыкновенные последствия непостоянства военного счастья.
Практика избрания князей народом не совершенно, однако, исключала начало наследственности или, говоря языком того времени, начало отчины. Иногда народ избирал князя не лично только, но и с его детьми. В этом надо видеть не отказ на будущее время от права избрания, а ограничение этого права при его осуществлении нисходящим потомством известного князя.
Та же идея наследственности, несомненно, слышится и в отказах населения некоторых волостей биться против князей той или другой линии. Так, киевляне не желают поднимать руки на князей Владимирова племени. В 1149 г., узнав о походе Юрия против избранного ими Изяслава, они отказываются идти против Юрия и требуют от Изяслава, чтобы он мирился с дядею. Это имеет тот смысл, что потомков избранника своего, Владимира Мономаха, киевляне считают как бы прирожденными киевскими князьями. Изяслав им нравился более Юрия, а потому они и избрали его; но при столкновении Юрия с Изяславом они предпочитают обоюдные уступки и примирение этих "своих князей", а потому и советуют Изяславу мир. В случае крайности они готовы даже принять Юрия, хотя и знают, что не уживутся с ним.
В этом смысле переяславцы говорят о том же Юрии:
"Гюрги нам князь свой, того было нам искати и далече" (Ипат. 1149).
Переяславль — отчина Владимира Мономаха, Юрий — сын его, вот почему переяславцы и говорят, что он им свой князь, и становятся на его сторону. Владимирове племя было любимо не в одном только Киеве, не меньшею привязанностью пользовалось оно и в своей первоначальной отчине, Переяславле.
Отсюда прямой переход к началу наследственности в распределении волостей.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 4308

X