Война правомерная и война в измену
Черниговские князья, Владимир и Изяслав Давидовичи в 1146 г. состояли в союзе со Святославом Ольговичем против Изяслава Киевского; в том же году они изменили Святославу и перешли на сторону Изяслава. В 1147 г. они изменили Изяславу, а в 1148 г. опять вступили в целование с ним. В 1149 г. Давыдовичи переходят на сторону врага Изяслава дяди его, Юрия; в 1151 г. снова соединятся с Изяславом против Юрия.
Святослав Ольгович, двоюродный брат Давыдовичей, в 1148 г. был в союзе с Изяславом Киевским; в 1149 г. он перешел на сторону Юрия, врага Изяслава; в 1150 г. снова соединился с Изяславом; в 1152 г. изменил Изяславу и опять заключил союз с Юрием.
И это еще не самые мрачные случаи. Гораздо хуже те, когда князья пользуются крестным целованием, чтобы "на любви" заманить к себе союзника и изменнически лишить его свободы и владений. Так Изяслав, Святослав и Всеволод Ярославичи захватили приехавшего к ним Всеволода Полоцкого, несмотря на то, что сами пригласили его к себе и целовали к нему крест "не сотворить ему зла"; так же обманом, на крестном целовании, Святополк Киевский и Давыд, владимирский князь, схватили князя Василька и ослепили его; на крестном же целовании овладел полоцкими князьями и Мстислав Великий.
Московское время в этом отношении нисколько не лучше.
Летописец рассказывает, что Дмитрий Иванович при содействии митрополита Алексея зазвал к себе "любовию" тверского князя Михаила, а на третий день лишил его свободы и стал судить (Воскр. 1368).

Великий князь Василий Васильевич был схвачен и ослеплен на крестном целовании союзниками своими, Дмитрием Шемякой и Иваном Можайским, и сам, в свою очередь, на крестном же целовании, схватил и заключил в темницу Василия Ярославича Серпуховского. Так же поступал со своими союзниками и Иван Васильевич.
Каждый князь является, таким образом, собственным судьею в вопросах договорного права. Он сам решает, виноват перед ним союзник или нет; и если находит, что виноват, то выступает из крестного к нему целования.
В 1158 г. Изяслав Давидович замыслил войну против киевского князя Юрия и начал собирать союзников. Ему удалось склонить на свою сторону родного племянника Юрия, Ростислава Мстиславовича, и внука его, Мстислава Изяславича. Но Святослав Ольгович, которого он также хотел подговорить к союзу против Юрия, отвечал так:
"Хрест есмь целовал к нему, а не могу без вины на нь встати" (Ипат.).
Указать союзнику его вину и тогда уже сложить с себя крестное к нему целование на языке XII века значило "оправиться в хрестном целовании". В 1151 г. Изяслав обратился к дядям, Вячеславу и Юрию, с упреком в том, что они не исполняют того, к чему обязались по докончанию. "Не хочета ли того всего исправити, — говорит он, — то аз в обиде не могу быти". И далее:
"Изяслав же, якоже бяше рекл переже: "в обиде не могу быти", и тако оправяся в хрестьном целование..." (Ипат.).
Далее следует рассказ о войне с дядями. Итак, нужна вина союзника, эта вина должна быть указана ему. Если он не исправится, можно начать с ним войну. Но виноват ли союзник или нет, об этом каждый судит сам. При этом условии выступление из крестного целования представляется делом весьма нетрудным.

Но для самого выступления существовало одно общее правило, несоблюдение которого почиталось изменой. Правило это заключалось в заявлении союзнику о сложении крестного целования. После такого заявления прежний друг волен был начать войну, и это не считалось изменой. Нападение же, сделанное без такого заявления, было нападением в измену.
"Он же, — говорит летописец о тверском князе Михаиле Александровиче, схваченном на крестном целовании Дмитрием Ивановичем, — сжалися о том велми и положи в измену, и имеаше ненависть к Великому князю Дмитрию, паче же и на митрополита жаловашеся" (Воскр.).
Такое заявление делалось обыкновенно чрез возвращение крестных грамот. С этого момента и начиналось состояние размирья. В договоре Василия Ивановича с Дмитрием Шемякой читаем:
"А што, брате, еще до складные грамоты пойманы мои городы, и волости, и мои села, и моее матери села, великие княгини, и моих бояр села, войною и грабежом, а на то ти мне дати суд и исправу... А што, брате, в наше розмирье в наших отчинах войны или грабежы чинилися, а тому всему дерть по се наше докончание на обе стороны" (Рум. собр. I. № 52).
Здесь установлены даже разные последствия войны: "в розмирье", т.е. правомерной, и войны "до складные грамоты", т.е. в измену. Все же, что приобретено в войне, начатой до сложения целованья, подлежит возвращению.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 4771