Старшинство лет
В 1151 г. Вячеслав Туровский обращается к младшему брату, Юрию, с такими словами:
"Моложьшему ся не поклоню, да се яз тебе старей есмь не малом, но многом; аз уже бородат, а ты ся еси родил! Пакы ли хощеши на мое старишиньство поехати, яко то еси поехал, да Бог за всим!" (Ипат.).
Старейшинство, на которое ссылается Вячеслав, есть старшинство лет. Здесь же указаны и преимущества его: младший обязан почитать старшего и выражать ему свое почтение — первым поклоном; воевать со старшим значит нарушить его старейшинство.
В 1195 г. Рюрик Ростиславич, заняв Киев, пожелал условиться с братом, Давыдом, о Русской земле. Послы его держат такую речь к Давыду:
"Брате! се осталися старейши всех в Руськой земле, а поеди ко мне Кыеву, что будет о Руской земле думы и о братьи своей, о Володимере племени, и то все укончаеве, а сами ся у здоровьи видеве" (Ипат.).
Старейшими Рюрик называет себя и брата своего, Давыда, потому что в это время они были старшие летами из приднепровских князей Владимирова племени. В это же время был жив дядя их, Всеволод Юрьевич, владимирский князь; он был их старший родственник, может быть, даже он был и летами их старее, но это нисколько не мешает им считать себя старейшими, так как в Приднепровье не было среди Владимировичей князей старее их. Это относительное старшинство. В одно и то же время может быть много старших летами, много старейшин.
Под 1224 г. находим описание совета князей, собравшихся в Киеве; одних князей летописец называет старейшинами в Русской земле, а других молодыми князьями. К старейшинам он относит четырех: Мстислава Романовича Киевского, внука Ростислава Мстиславича, Мстислава Святославича Черниговского, внука Всеволода Ольговича, Мстислава Мстиславича Галицкого, другого внука Ростислава Мстиславича, и Юрия Всеволодовича Суздальского; младших он не перечисляет всех, по множеству их; отметим из их числа Всеволода Мстиславича, сына киевского князя, Мстислава Романовича, и Михаила Всеволодовича, внука Святослава Ольговича, черниговских князей.

В каком смысле одни старейшины, другие молодшие? Достаточный свет на этот вопрос бросает помещение в списке молодших сына киевского князя, Всеволода. Что такое этот Всеволод? Он даже не владетельный князь, он просто молодой человек. Среди же старейших мы одинаково встречаем как дядей, так и племянников. Старейшинами, значит, делает их не степень родства, а старшинство лет. Старшинство же лет — явление относительное.
Таких старейшин всегда было неопределенное число.
Право старейшин на особый почет по существу своему было также довольно неопределенное. Оно было ясно, пока дело шло о таких внешних проявлениях почета, как первый поклон младшего старшему, предоставление первого слова старшему и подоб. Но весьма натурально, что старшие не ограничивались таким внешним выражением почета и простирали иногда свои требования до полной уступчивости их воле со стороны младших. Здесь и открывалось широкое поле для всяческих столкновений младших со старшими. Любопытный пример таких столкновений представляют отношения старого Вячеслава к племяннику своему Изяславу. Во время княжения в Киеве черниговского князя, Всеволода Ольговича, Вячеслав Туровский должен был согласиться на значительное умаление своих владений. По смерти Всеволода киевляне призвали к себе на стол Изяслава Мстиславича. Вячеслав нашел этот момент удобным для возвращения своих утраченных городов и волостей.
"Вячеслав же, — говорит летописец, — надеяся на старишьство и послушав бояр своих, не приложи чести ко Изяславу, отъя городы опять, иже бяшеть от него Всеволод отъял; не токмо же то, но и Володимерь зая и посади в нем Андреевича" (Ипат. 1146).
Таким образом, Вячеслав, надеясь на свое старшинство перед племянником, начал распоряжаться в его владениях как в своих собственных. Летописец осуждает такой поступок; он говорит, что Вячеслав не оказал должного почтения племяннику. Вячеславу для возвращения своих владений надо было, конечно, войти с ним в соглашение, а не распоряжаться самому. Изяслав же не одобрил действий дяди. Он послал против него своих союзников и отнял у дяди даже его город, Туров.

Но на какое старшинство надеялся Вячеслав? Здесь было не одно только старшинство лет, но и старшинство степени; Вячеслав — дядя Изяславу. Все князья — родственники, а потому старшинство лет весьма нередко совпадает со старшинством степени родства, что, конечно, должно было еще усиливать притязания князей, старших родственников. Нет, однако, основания думать, что старшинство степени родства само по себе, вне преимущества лет, было основанием старейшинства. Князья указывают на старшинство лет там, где могли бы сослаться на старшинство степени. Так, Рюрик Ростиславич уступает Киев Святославу Всеволодовичу потому, что Святослав "старей его леты". Святослав приходился ему еще дядей, но это преимущество не имело никакого влияния на решение Рюрика; о нем и речи не было в думе князя с его мужами (Ипат. 1180).
Хотя старшинство степени не делает молодого человека старейшиной, но весьма понятно, что наша древность знала и особое уважение, подобающее родственникам старших степеней. В 1064 г. Святослав Ярославич ополчился на племянника своего, Ростислава Владимировича, утвердившегося в Тмутаракани.
"Ростислав же, — говорит летописец, — отступи кроме из града, не убоявся его, но не хотя противу стрыеви своему оружья взяти" (Лавр.).
По удалении Святослава на север Ростислав снова сел в Тмутаракани, прогнав оставленного там дядею сына, Глеба. В этом столкновении дяди с племянником прекрасно отразились две характерные черты древности: уважение к дяде как родственнику и полное непризнание его воли как государя. Все князья — братья и никто из них не обязан подчиняться воле другого, кроме того случая, когда он сам согласился подчиняться, о чем речь впереди.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 4298