Свидетельства летописи о вечевых собраниях в Рязанской волости
Известия о вечевой деятельности городов Рязанской волости относятся к концу XII и началу XIII века. Все они вызваны враждебными отношениями рязанских князей ко Всеволоду Владимирскому. Изгнанный Всеволодом из Ростовской волости, Мстислав Ростиславич обратился к помощи тестя своего, Глеба Рязанского. Возгоревшаяся по этому поводу война с рязанскими князьями кончилась в пользу Всеволода. Он разбил противников и взял в плен Мстислава, Глеба и сына его Романа. Но другой сын Глеба, Ярополк (Ярослав), успел уйти в Воронеж. Всеволод хотел овладеть и им. С этой целью он обращается к рязанцам и отправляет к ним посольство. Послы его держат к гражданам такую речь:
"Вы имеете нашего ворога (выдайте его), али иду к вам". Рязанцы же, сдумаша, рекуще: "князь наш и братья наши погыбли в чюжем князи": ехавше в Воронежь, яща его сами и приведоша его в Володимерь" (Лавр. 1177).
Всеволод рассматривает рязанцев как самостоятельную власть и требует выдачи своего врага. Они и не помышляют отвергнуть его требование по некомпетентности; совершенно наоборот, они находят, что могут принять это дело к своему рассмотрению и постановить соответствующее решение; собирают Думу и решают выдать Всеволоду сына их законного князя.
В 1207 г. Всеволод Юрьевич получил известие, что рязанские князья, Роман и Святослав Глебовичи, в союзе с племянниками замыслили овладеть им, заманивши к себе обманом. Всеволод предупредил это изменническое нападение, захватив подозреваемых им рязанских князей, и направился к Пронску, где сидел кир Михаил, также заподозренный в измене. Кир Михаил не решился ожидать прихода Всеволода и бежал в Чернигов к тестю. Что же делают проняне?

"Проняне же, — рассказывает летописец, — пояша к собе Изяслава Володимерича (один из внуков Глеба) и затворишася с ним в граде. Князь же великий, пришед, ста у города Проньска; и не хотя видети кровопролитья и посла к ним мужа своего, Михаила Борисовича, омирить их. Они же не внушиша глагол его, надеющеся на градную твердость. Слышав же князь великый речь их буюю, и повеле приступить ко граду со все страны..." (Лавр. 1207).
Проняне решаются на то, на что не решился их князь, на сопротивление. Чрезвычайно жаль, что летописец не приводит "речь их буюю". Тогда мы знали бы мотивы сопротивления, теперь же оно представляется очень неясным. Пронску не угрожало ни малейшей опасности. Всеволод шел не против города, а против князя, князь же бежал из города добровольно. Оставалось встретить Всеволода с честью, и столкновение разрешилось бы совершенно мирно. Не следует ли объяснять сопротивление пронян антагонизмом с владимирцами, которые, конечно, составляли главную силу Всеволода?
Совершенно иначе поступили рязанцы. Узнав о движении к Рязани Всеволода, они послали к нему с поклоном, молящеся, дабы не приходил к городу. Князь внял молению рязанцев и повернул во Владимир. Надо думать, что он поставил условием прекращения враждебных действий выдачу рязанцами остальных своих князей. На такое предположение наводит то обстоятельство, что летописец, описав возвращение Всеволода во Владимир, продолжает так:
"И потом рязанцы вси, сдумавше, послаша остаток князий и со княгынями к Великому князю Всеволоду в Володимер" (Лавр.).
Но настроение рязанцев тоже было изменчиво, они разошлись со Всеволодом, как только он прислал к ним на стол сына своего Ярослава.
"Рязанцы же, — говорит летописец, — лесть имуще к нему, целоваше крест ко Всеволоду и не управиша, и изимаши люди его и сковаша, а инех в погребех, засыпавше, измориша. Всеволод же, слышав се, иде на Рязань с сынми своими, и, пришед, ста у града Рязани. И Ярослав изыде противу отца своего, и целова и с радостью. И прислаша рязанцы буюю речь, по своему обычаю и непокорьству. И повеле великый князь всем людем изыти из града и с товаром, и яко изыдоша вси, повеле зажещи град" (Лавр. 1208).

Чрезвычайно интересное известие, но, к сожалению, слишком краткое. Оно, надо думать, принадлежит перу не рязанца, а владимирца. Автор не сочувствует рязанцам, осуждает их и не находит уместным приводить их буйную речь. А речь эта многое бы объяснила в столкновении Всеволода с рязанцами. Теперь же мы знаем только, что рязанцы, переловив и выдав своих князей Всеволоду, целовали к нему крест, по всей вероятности, в знак признания его или кого-либо из сыновей его своим князем. Судя по тому, что Ярослав был прислан в Рязань "на стол", надо полагать, что слития Рязани с Владимирской волостью не произошло; Рязань осталась самостоятельным княжением под властью сына Всеволода. Новый князь назначил на все должности своих людей, владимирцев, которых надо было наградить за службу. Вот достаточная уже причина к неудовольствию. Рязанцы хватают "людей Ярослава": надо думать, людей, которым розданы доходные должности.
Всеволод жестоко отомстил изменившим ему рязанцам. Он сжег их город. Но утвердить своей власти в Рязани ему все-таки не удалось.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 5597