Новгородские своеземцы и размеры их владений
В Новгороде, как и во всей Древней Руси, термин боярин означал всех состоятельных людей, к которым принадлежала и весьма широкая масса землевладельцев; весьма понятно, что эти состоятельные люди очень различались по своему богатству, что и выражалось в предикатах: большие бояре, великие, нарочитые и в противоположность им — меньшие. Это различие оставило свой след и в писцовых книгах, но несколько в иной форме. Небольшие земельные владения называются в них "боярщинками", а прежние их обитатели "бояришками"; о более же крупных владениях выражаются так: "Ивановская боярщина", "из старины был двор боярский". Имения купцов тоже называются боярщинами1. Описание конфискованных новгородских сел и деревень ведется в таком порядке. Сперва описываются конфискованные села и деревни, оставленные государем за собой или отданные в поместья, а в конце каждого погоста описываются деревни "своеземцев". Кто эти своеземцы? Ответ на этот вопрос чрезвычайно прост: он дается самим содержанием описания. Перед своеземцами описаны земли, конфискованные государем и розданные в поместья. Помещики сидят на пожалованных им государем землях, они не своеземцы. Кто же своеземцы? Это остаток новгородцев, у которых земли еще не конфискованы. Они продолжают еще сидеть на этих землях, они — своеземцы. У кого земли отобраны, старо- и новосведенные бояре и бояришки, тоже были своеземцы, да перестали ими быть: их испоместили на московских землях, и они стали помещиками, а были своеземцами.

"Своеземец" — вот типическая форма древнего новгородского землевладения. Новгородец сидел на своей земле. Он собственник, он наследует эту землю и распоряжается ею. Земля своеземца-попа называется его отчиной (Новг. писц. кн. III. 444).
Иван Васильевич начал конфискацию с земель крупных бояр, как более опасных противников московских порядков. Более мелкие своеземцы остались пока на своих отчинах. Но это вовсе не значит, что владения их пользуются привилегией неприкосновенности. Это временный порядок и только. Полное слияние с Москвой должно было совершиться и по отношению к ним. Это вопрос времени и обстоятельств, не более. В погосте Виньевском своеземцу Мите Онтипину принадлежала деревня Новина в один двор и в одну обжу. Владение очень небольшое, крестьянское; но и оно оставалось за ним только до 1500 г. В этом же году деревня эта была конфискована и отдана трем братьям, князьям Кропоткиным, Ивану, Федору и Тимофею Александровичам, конечно, для округления их поместий. То же случилось и с своеземцевской деревней вдовы Оринки. По переписи конца XV века она отобрана на государя, но оставлена за Оринкой и ее детьми из платежа оброка; а в 1499 г. взята у Оринки из оброка и отдана в поместье Ушакову. В писцовой книге Деревской пятины 1581 г. находим такое место: "Были деревни своеземцевы, а ныне за государем"2. Вывод новгородцев продолжается и в XVI веке.
Познакомимся несколько ближе с этим последним остатком новгородских своеземцев, в их прежнем еще состоянии.
Среди своеземцев мы находим: купцов, посадских людей, иконников, конюха, попа, крестьян, словом, лиц всевозможного положения3.

Городские жители тоже владеют землей, как своеземцы. Корельские посадские люди суть своеземцы, они имеют земли в Ровдужском погосте Вотской пятины. Купец, Ивашко Холопец, живет в Ивангороде, а в Буряжском погосте имеет три деревни. У новоторжца, О.М.Филина, есть деревня в Ясеновичском погосте, а у М.Боборыкина, с Буяны улицы, там целых три деревни. У новгородца Ф.М.Воронкина, с Добрыни улицы, есть деревня в Гдицком погосте, а сам он живет в Копорском уезде4.
Городские места принадлежат новгородцам тоже как своеземцам, на правах собственности. В городе Кореле на посаде есть своеземцовы дворы. В городе Яме горожане имеют свои своеземцевские дворы на посаде и внутри города.
Своеземцы распоряжаются своими землями как собственностью. Они дают их в приданое за дочерьми, меняются ими и пр. (Новг. писц. кн. I. 8; III. 76 сл.).
К своеземцам относятся и те монастыри и церкви, у которых старинные их владения не были отобраны, а также и сам владыка. И действительно, такие старинные владения духовных учреждений описываются иногда под рубрикой своеземцев непосредственно вслед за своеземцами, то есть тоже как своеземцы. Такой порядок нередко встречается в описи Вотской пятины. К рубрике своеземцев отнесены, например, монастырские земли в погостах Городенском, Сакульском, Кирьяжском, Иломанском, Лузском, Тесовском, Спаском и др.5

Посмотрим теперь на размеры владений последних новгородских своеземцев. Они очень различны. Владения самых бедных ограничиваются одной деревней и одним двором. Но нередки владельцы 7 и 8 деревень, а встречаются и более богатые. У Никиты Павловича Рогульского в двух погостах было 10 деревень, ржи высевалось на землях, им и его крестьянами, до 400 пудов; у брата его, Исаака Павловича, было 12 деревень, ржи высевалось тоже до 400 пудов; у Степана Кузьмича Гаврилова было 10 деревень, ржи высевалось до 300 пудов; Иван Кузьмич Орефин жил в сельце Иванове, к которому тянуло 12 деревень, у него высевалось до 480 пудов ржи. Это все очень состоятельные люди6. Самый маленький из них, С.К.Гаврилов, по теперешнему высеву в С.-Петербургской губернии (от 9 пуд. до 12 на десятину), должен был иметь от 25 до 33 десятин в поле, а в трех полях от 75 до 99 десятин одной пахотной земли. К этому надо прибавить соответствующее количество земли на двор, выгон, огород, луга и леса. Такой участок при 33 дес. запашки будет превосходить тот размер поместья, с которого в половине XVI века служилый человек должен был выступать в поход на коне и в полном доспехе, а в дальний поход и на двух конях. А Орефин был богаче Гаврилова более чем на целую треть. Однофамилец этого Орефина и, конечно, родственник, Михаил Орефин, имел село и к нему 18 деревень; он сведенный бояришек. Село и деревни его достались князьям Кропоткиным, двум Андреям да Василью Александровичам (I. 429).

Наряду с такими, можно сказать, богатыми своеземцами встречаем и весьма бедных. Владения некоторых не переходят за пределы обыкновенного крестьянского участка, который они и обрабатывают своими руками, например:
"В Турнах деревня (своеземца) Омельяникова Панкратова, деревня Матвеевское: двор сам Омельянко Панкратов, сеет ржи 2 коробьи, а сена косит 20 копен, обжа". Или: "Деревня Дуплево (своеземца) Лучкина да Федкова да Иевлева, Орефиных детей Дорофеева. Двор сам Лучка да Иевко да сам Федко, сеют ржи 6 коробей, а сена косят 50 копен, 2 обжи".
В первом случае на владельца приходится от одной до двух десятин; во втором — на трех своеземцев, родных братьев, живущих в одном дворе, — от 3 до 4 десятин в поле. Что это за своеземцы? Это, конечно, крестьяне-собственники, которые сами пашут, сеют, косят.
Итак, последние новгородские своеземцы представляют чрезвычайно широкий класс, который внизу начинается крестьянами-собственниками, и восходят до людей, могущих жить доходами со своих земель, не прикладывая к ним собственных рук.
Зажиточные своеземцы сдают свои земли в аренду крестьянам и имеют своих людей (рабов), силами которых и пользуются для обработки собственной запашки7. Это те же "бояришки".
Своеземец назывался иногда сокращенно — земец8.



1Новг. писц. кн. I. 54: "В Посонском же погосте великаго князя деревни Кононовские Офромеева, купетцкия, с Лубяницы"... А в итоге: "и по старому писму в обеих боярщинках" и т.д.
2А случалось и так. Одни из лиц известной фамилии сводились в Москву, а другие той же фамилии оставались на своих местах и показаны среди своеземцев. У Алексея Спенцына деревня конфискована на государя и отдана в поместье, а Якуш, Дмитрий и Гридя Спенцыны описаны вместе со своеземцами. Все эти Спенцыны живут в одном погосте и, конечно, родственники, но один сведенный бояришек, а остальные своеземцы (Новг. писц. кн. I. 35—38, 248; II. 242—243; Неволин. О новгородских пятинах. Прил. IX. 274).
3Новг. писц. кн. III. 50, 105, 550, 581, 879; IV. 36, 127; Временник XII. 4 и след. — Русская правда говорит только о княжеских конюхах и конюших. Но они, конечно, были и у частных лиц. О конюхе-своеземце, упоминаемом в III кн., 50, сказано, что он с Развазжи улицы. Это, может быть, конюх частного человека, у которого был свой дом на Развазжей улице.
4Временник. XII. 5 и 104; Новг. писц. кн. I. 69; III. 36, 65. После описания владений и дохода Воронина в писцовой книге приписано другой рукой: "И се по старине".
5Временник. XII. 30, 64, 139, 178; Новг. писц. кн. III. 22, 51, 65, 78, 104, 276, 276.
6Временник. XII. С. 17 и след. и 47 и след.; Новг. писц. кн. I. Стб.555.
7Временник. XII. 13, 30; Новг. писц. кн. I. 319; II. 236. На с.20 "Временника" итог дворов, людей и обеж подведен неправильно, он показан выше действительного. Такие ошибки нередки.
8Наши историки давно заметили новгородских своеземцев, но они видят в них некоторый определенный класс людей. Первый высказался в этом смысле И.Д.Беляев. У него своеземцы то же, что в других местах помещики, то есть лица, обязанные за землю, которую получили от новгородского веча, нести военную службу (Рассказы. II. 68). К этому мнению присоединился г-н Чечулин (Города. 126); но у него, кажется, остались некоторые сомнения относительно правильности принятого им мнения. Заключаем это на основании тех сетований о скудости дошедших до него известий о своеземцах, которые он высказывает и на с.43, и на с. 125. Но раньше Беляевым было высказано другое мнение, хотя только в виде предположения. "Вероятно, — говорит он в исследовании о поземельном владении, — это старинные новгородские вотчинники". Совершенно верная догадка, хотя слово "старинные" придает односторонний, а потому и неверный признак. Нельзя не пожалеть, что в "Рассказах" он стал на другую точку зрения. Г-н Соколовский думает, что "своеземцы были владельцы небольших участков, которые, кажется, не были собственниками своих участков" (Очерк истории сельской общины. 10). Ближе к истине г-жа Ефименко. Она видит в своеземцах мелких собственников, которые, однако, с точки зрения права, ничем не отличались от крупных (Крестьянское землевладение на Крайнем Севере. 1884. 196). Профессор Владимирский-Буданов считает своеземцев сельскими тяглыми частными собственниками, но видит в этом редкий и исключительный случай. Близко к этому и мнение А.С.Лаппо-Данилевского (Прямое обложение. 100).

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 6545