Китобои на Шпицбергене
Так называемый китобойный период на Шпицбергене, который продолжался около 60 лет - с 1610 по примерно 1670 г. (Hacquebord L., 1983, s. 22), обязан своим появлением двум экспедициям конца XVI - начала XVII вв. : голландской В. Баренца (1596 г. ) и английской Г. Гудзона (1608 г. ). Несмотря на то, что поиски северо-восточного прохода не привели к желаемому результату, их практические достижения были достаточно велики. Страны-организаторы этих походов приобрели значительные экономические выгоды и оказали влияние на процесс хозяйственного и научного освоения северных территорий, в том числе архипелага Шпицберген.

Во-первых, они получили доступ к рынкам на территории России, причем со значительными привилегиями. Московская компания, созданная в Англии для ведения торговли с Россией, в XVII в. стала играть заметную роль в хозяйственной деятельности на Шпицбергене.

Во-вторых, первые плавания голландских и английских мореходов к Шпицбергену привели к открытию в этом районе огромного количества китов, добыча которых позволяла получить
большие прибыли.

В-третьих, в связи с участием в добыче китов целого ряда стран: Англии, Голландии, Дании, германских городов, а также басков, в XVII в. возникают первые попытки установления политического господства над архипелагом.

В-четвертых, плавание В. Баренца положило начало научному изучению Шпицбергена и прежде всего - картографии. Известия о китах, встреченных в фьордах Шпицбергена и окружающих его морях, не могли не заинтересовать молодые капиталистические страны Западной Европы, которые в начале XVII в. нуждались в увеличении производства технического жира. Он широко использовался для освещения, изготовления мыла, в обработке тканей и выделке кож. Ценным сырьем оказался и китовый ус, из которого изготовлялись разнообразные поделки: от париков и корсетов до экипажных рессор.

Поэтому не вызывает удивления, что киты, обитавшие у берегов Шпицбергена, вскоре после походов В. Баренца и Г. Гудзона стали объектом активного промысла. Эти гигантские животные, вес которых достигает 150 т, а длина 22 м, давали до 30 т ворвани и около 1,5 т уса. При этом гренландский кит отличается наиболее мощным слоем жира, толщина которого достигает 30-45 см (Bruijn I. R., 1981, s. 44). Инициатором добычи китов на Шпицбергене явилась английская Московская компания, которая приобрела некоторый опыт северных промыслов при истреблении моржей на острове Медвежий в 1604 и 1605 гг. В 1610 г. компания приступила к зверобойному промыслу на Шпицбергене, куда была направлена 70-тонная шхуна "Амалия" (Molaug S., 1968, s. 6).

Этот разведочный поход оказался удачным, и в следующем году англичане приступили к широкомасштабной промысловой деятельности на этом архипелаге. В 1612 г. к Шпицбергену было направлено первое китобойное судно из Голландии. В 1613 г. голландцы предприняли попытку улучшить организацию дела и с этой целью создали китобойную компанию, которая направила на Шпицберген два судна. В 1614 г. в Голландии возникла Северная (Гренландская) компания, которая к 20-м годам XVII столетия превратилась в крупнейшего в своей стране поставщика продукции китобойного промысла. Несколько позже к добыче китов на Шпицбергене присоединяются Дания и германские города (Гамбург).

Большую роль в организации китобойного дела на Шпицбергене сыграли баски. Дело в том, что ни англичане, ни голландцы не имели собственного опыта добычи китов, в то время как баски издавна промышляли их в Атлантическом океане и еще в XV в. освоили промысловые участки вблизи Исландии и Ньюфаундленда. Молодые китобойные компании были вынуждены нанимать басков для ведения промыслов на Шпицбергене как непревзойденных специалистов в этой области. Занимались там баски и собственной добычей китов (Reymert Р. К., 1979, s. 87). Столь большая концентрация китобоев различных стран в пределах Шпицбергена не могла не привести к конкурентной борьбе между ними, что было дополнено острыми внутренними противоречиями. В этих условиях доминирующее положение в Англии занимает Московская, а в Голландии - Северная компании.

Между ними и развернулась основная борьба за экономический раздел архипелага. Приняли в ней участие и другие страны, промышлявшие там. В этой борьбе то одна, то другая сторона, предъявляя экономические претензии, пыталась подкрепить их политическими притязаниями. В 1613 г. англичане водрузили на Шпицбергене крест с именем английского короля и объявили эту территорию "Новой землей короля Якова". В 1615 г. в зону деятельности английских китобоев были направлены три датских военных судна, которые потребовали с англичан уплату пошлины за ведение промыслов в датских территориальных водах. Разумеется, все эти притязания не находили отклика у конкурентов и быстро забывались. "Китовая война", которая велась при помощи военных кораблей и дипломатов, привела к тому, что в 1619 г. произошел раздел части территории Шпицбергена и его акватории между враждующими сторонами.

Базовым районом голландцев стал остров Амстердам и вообще северо-запад Западного Шпицбергена, датчане обосновались на соседнем Датском острове, китобои из Гамбурга заняли участок в районе Магдаленафьорд, баски - на северном берегу острова Западный Шпицберген, а англичане развернули деятельность в южных районах архипелага. В 20-х годах XVII в. роль Англии в китобойном промысле начинает падать, и крупнейшим добытчиком китов становится Голландия. Истребление этих животных носило катастрофический характер. Ежегодно на Шпицберген приходили десятки судов (только из одной Голландии по 20-30) (Bruijn I. R., 1981, s. 46). О размерах этой деятельности говорит хотя бы тот факт, что только Северная компания добывала ежегодно по 300-450 китов. Это давало возможность получить от 16 до 21 тысячи тонн жира. Масштабы китобойной деятельности XVII в. нашли свое отражение в многочисленных археологических памятниках, расположенных в различных районах архипелага. В значительной мере благодаря археологии в настоящее время удалось наметить основные районы добычи китов (рис. 26).


Рис. 26. Китобойные базы XVII в.
Рис. 26. Китобойные базы XVII в.


Подводя итоги археологическому изучению памятников китобойного периода, датский исследователь С. Е. Альбретсен опубликовал несколько карт распространения памятников этой культуры. На них обозначены исторические объекты (жилые сооружения, жиротопные печи и погребения), не только изученные археологическими методами, но и те, сведения о которых извлечены из письменных источников (Albrethsen S. E., 1989). В результате оказались учтенными 22 жилые постройки и 23 погребальных поля, где количество захоронений превышает 4. Близкие по содержанию карты погребений были опубликованы в 1989 и 1990 гг. Л. В. Енсеном (Jensen L. V., 1989) и В. Виг-Енсеном (Vig-Jensen V., 1990). В последние годы норвежскими, польскими и российскими археологами был выявлен еще ряд памятников китобойного периода. Наибольшее количество культурных остатков, связанных с деятельностью западноевропейских китобоев, сосредоточено в северо-западных районах Шпицбергена, где размещались базы голландцев, немцев и датчан.

Археологические исследования этого района ведутся в течение продолжительного времени. В 1952 г. норвежская экспедиция под руководством Р. В. Фейлинг-Хансена обнаружила и нанесла на план остатки нескольких жиротопных печей в Магдалена-фьорде и на островах Датский и Амстердам (Feilig-Hansen R. V., 1954). В 1956 г. эти работы были продолжены экспедицией Норвежского морского музея под руководством С. Молауга. Помимо описания нескольких местонахождений, связанных с деятельностью китобоев, экспедиция провела раскопки английской базы в заливе Шейбукта. На учет были поставлены 13 памятников на островах Датский, Амстердам и в ближайших к ним фьордах острова Западный Шпицберген (Molaug S., 1968). Большую работу по сбору материалов этого периода проводит норвежская служба по охране памятников истории и культуры на Шпицбергене.

Наиболее значительные археологические исследования были проведены в 1979-81 гг. нидерландской экспедицией под руководством Л. Хаквеборда на острове Амстердам и в 1984 г. датско-норвежской экспедицией на датском осгрове (руководитель работ С. Е. Альбретсен) (Albrethsen S. E., 1986). Раскопки, проведенные Л. Хаквебордом на месте главной голландской китобойной базы Смеренбург на острове Амстердам, позволили получить наиболее весомые результаты. Поселок (как принято его называть) был расположен на низком восточном берегу острова Амстердам на 80° с. ш. Его возникновение относится к 1619 г., когда на этом месте была построена первая жиротопная печь (Hacquebord L., 1981). Своим возникновением Смеренбург обязан целому ряду благоприятных обстоятельств: обилию китов в прибрежных водах, удобной якорной стоянке и бухтам, пригодным для отстоя судов.

Раскопки показали, что Смеренбург пережил несколько периодов в своей истории: ранний – от 1614 до 30-х годов XVII в., когда были построены первые жиротопные печи и палаточные жилища, период расцвета, который приходится на 30 40-е годы и стадию упадка в 40-50-е годы. Нужно заметить, что даже в период расцвета Смеренбург представлял из себя совсем не то, что рисовалось его современникам. Вместо процветающего многотысячного города с ярмарками, крупным портом, хлебопекарней, церковью, крепостными сооружениями и т. п. он являлся небольшим сезонным селением, вмещавшим не более 150 человек (Hacquebord L., 1981). Смеренбург 30-40-х годов состоял из пяти жилищнопроизводственных комплексов, каждый из которых включал в себя одну или две жиротопные печи, бондарную мастерскую, одну-две жилые постройки и склады. Археологическими раскопками были вскрыты жиротопни, жилые дома и погребения.

Круглая в плане жиротопная печь сооружалась из глины и кирпича, в нее монтировался котел для варки ворвани, ниже которого помещалась топка с каналом и топочные отверстия. Дома сохранились на уровне нижних частей. Они были поставлены на песчаную подсыпку. Один из них, размером 12x5,4 м, являлся многочастным сооружением из дерева и кирпича. К нему было пристроено небольшое помещение с печью, топившейся по-черному. В состав постройки входили холодные помещения с полом из кирпича и теплые - с дощатым полом. Второй из раскопанных домов имел меньшие размеры: 5,6x7,6 м. При его сооружении были широко использованы кости кита: позвонки применены в качестве подкладок под стены, а из китового уса сооружена часть стен.

Находки, обнаруженные при раскопках, представлены фрагментами курительных трубок (около двухсот), керамикой, деталями одежды и обуви, различными инструментами и домашней утварью. В пределах Смеренбурга и его ближайших окрестностей раскопано 6 кладбищ, в которых вскрыто 110 погребений (Maat G. I. R., 1981). С целью укрепления своих позиций на Шпицбергене Голландия стремилась превратить Смеренбург в постоянное укрепленное поселение, в нем создаются небольшие оборонительные сооружения и устанавливаются орудия. Предпринимаются попытки организовать круглогодичное обитание: дважды, в 1633 и 1634 гг., в Смеренбурге оставлялись на зимовку небольшие группы людей (Naayer Е., 1983). Первая зимовка прошла благополучно, а вторая закончилась трагически: все семь зимовщиков погибли.

Столь же неудачной оказалась зимовка голландцев на острове Ян-Майен в 1633-34 гг., а еще раньше - англичан на Шпицбергене. После этого подобные попытки не возобновлялись. Вторым районом активной деятельности китобоев, прежде всего англичан, являлись южные заливы архипелага - Бельсунн и Хорнсунн. Основные базы английских добытчиков кита находились в районе Бельсунна: в бухте Мидтерхукхамна и у реки Робертэльва на восточном берегу залива Решерж (Kravvczyk А., 1996). В 1918 г. эти пункты посетил норвежский исследователь Х. Л. Норберг, который дал их описание, справедливо связав с деятельностью английских китобоев XVII в. (Norberg H. L., 1918, s. 72). В 1993 г. китобойная база у реки Робертэльва была осмотрена норвежским археологом М. Е. Ясинским и руководителем польской комплексной экспедицией К. Пенкалой (Jasinski М. Е., Pkala К., 1994). Визуальный осмотр памятника показал, что здесь находилась крупная промысловая база, раскинувшаяся на 500 м вдоль морского побережья по обе стороны реки Робертэльва.

На этой площади залегают руины домов, которые были сложены из дикого камня, основания жиротопных печей, приспособления для вытаскивания на берег китовых туш, сооруженные из китовых костей, а также заложенные камнями могилы погибших китобоев. Как показали археологические исследования, базовые китобойные поселки сопровождались не столь капитально обустроенными сезонными поселениями. Для них характерен целый ряд специфических признаков. Они занимают небольшую площадь, там отсутствуют жиротопные печи. Другими словами, они не предназначались для разделки китовых туш. Чаще всего они выполняли роль "наблюдательных станций" для выслеживания китов. Одна из таких станций, получившая название Лагернесет, находилась в непосредственной близости от Робертэльвы, в 1,3 км от нее. Она была устроена на мысовом участке первой морской террасы высотой 4 м.

От нее сохранились остатки четырех палаточных жилищ в виде каменных бортиков овальной формы. Среди подъемного материала преобладают фрагменты курительных трубок (Jasinski М. Е., Starkov V. F., 1992). Не исключено, что еще одна китобойная база находилась на западном берегу залива Решерж севернее ледника Ренардбреен. Ее сооружения полностью разрушены природными процессами. Южная часть памятника уничтожена ледниковой мореной, а северная размыта водами в процессе формирования на этом участке побережья обширной зандровой долины. На размытых участках памятника был собран незначительный подъемный материал, среди которого имеется фрагмент фаянсовой курительной трубки, куски кирпича и черепицы, а также кости кита, наземных животных и птиц (Krawczik A., Reder J., 1989). Особенности памятника выявляются с трудом, однако по мнению авторов публикации, на этом месте существовала китобойная база, возникшая примерно в 1612 г. В какой-то мере это подтверждает абсолютная дата (1580 ± 15 лет), полученная методом радиоуглеродного датирования костных остатков.

Близкий материал был получен при раскопках культурного слоя, погребенного моренными отложениями (Jasinski М. Е., Starkov V. F., 1992). Две китобойные базы находились по соседству друг с другом на мысу Ренардодден на южном берегу залива Бельсунн. Не исключено, что они составляли в прошлом единый жилищно-производственный комплекс. Памятники носят название Ренардодден-2 и Ренардодден-3. Они расположены довольно низко по отношению к уровню моря и занимают поверхность древних береговых валов (Jasinski М. Е., Starkov V. F., Zavyalov V. I., Zimin E. N., 1993). На памятнике Ренардодден-2 прослежены основания восьми палаточных жилищ, расположенных вплотную друг к другу. Они выглядят в виде невысоких галечных валиков овальной формы. Разомкнутые участки валиков, обозначающие места входов, ориентированы в сторону моря.

Остатки жиротопной печи залегают в 55 м от жилищ. Низкое положение печи и близость к морю сказались на ее сохранности: она почти полностью разрушена морскими процессами. Уцелело . лишь основание, выложенное из диких камней. Среди находок, собранных на поверхности памятника, имеются фрагменты курительных трубок, красно глиняная керамика, покрытая поливой, железные гвозди. Поселение Ренардодден-3 узкой 180-метровой полосой протянулось вдоль берегового вала, занимая всю его ширину, т. е. 10-12 м. Памятник отличается довольно сложной конструкцией. В его состав входит не менее шести палаточных жилищ, от которых сохранились каменные выкладки, присыпанные галькой, многочисленные кострища, жиротопная печь и площадка для кухонных отбросов.

На расстоянии 55 м от основной части поселения залегают остатки еще двух палаточных жилищ прямоугольной формы. Количество находок, залегающих на поверхности памятника, сопоставимо с его размерами. Здесь обнаружены многочисленные фрагменты поливных кувшинов марки "PVA" ("Питер ванн ден Анкер"), которые употреблялись для французского и рейнского вина, а также бременского пива и имели широкое хождение в Англии и Нидерландах в середине XVII в. (Pre-industriele. . ., 1991, s. 167) (рис. 27, 1). К этому же времени относится употребление курительных трубок боченковидной формы, украшенных по верху зубчатым орнаментальным пояском. Особый интерес представляет находка керамического сосуда, изготовленного из красной глины и покрытого зеленоватой поливой. Сосуд имеет вид низкой плошки на кольцевом поддоне и с несколько утолщенным венчиком, который украшен орнаментом в виде вертикальных полос, нанесенных белой пастой. Подобная керамика является нидерландской по происхождению и датируется XVII в. (Pre-industridle. . ., 1991, s. 171).


Рис. 27. Предметы материальной культуры китобоев 1 - кувшин керамический (Ренардодцен-3); 2-5 - пули свинцовые; 6-15 - курительные трубки (Фестнингсодден)
Рис. 27. Предметы материальной культуры китобоев 1 - кувшин керамический (Ренардодцен-3); 2-5 - пули свинцовые; 6-15 - курительные трубки (Фестнингсодден)


Типично нидерландским является также керамическое изделие в виде тарелки с низкими стенками и широким кольцевым поддоном. Сосуд покрыт зеленоватой поливой и украшен волнистыми линиями, нанесенными белой пастой. Присутствие на памятнике целой группы характерных нидерландских предметов указывает на его принадлежность голландским китобоям середины XVII в., которые пришли на эту территорию после ухода англичан в конце 30-х годов. Возвращаясь к английскому китобойному промыслу, следует обратиться к заливу Хорнсунн. В течение ряда лет здесь проводили исследования норвежские и польские археологи, которым удалось выявить все основные объекты, связанные с промысловой активностью в этом районе Шпицбергена. Экономическим центром этого района являлась, по всей вероятности, китобойная база в бухте Гасхамна.

В ее состав входило несколько жилищ, жиротопная печь, 10 погребений, а также большое количество китовых костей, залегавших на поверхности береговой площадки (Chochorovski J., 1989, 1990; A 17th century. . ., 1995; Завьялов В. И., Старков В. Ф., 1994). Эту базу сопровождало довольно большое количество временных сезонных лагерей, расположенных на северном и южном берегах залива. Два из них - Шённингхалманс и Хефенпюнтен - располагались в непосредственной близости от Гасхамны, на расстоянии 1 и 1,5 км. Китобойный поселок Шённингхалмане выглядит довольно внушительно. Его основу составляет ряд поставленных вплотную друг к другу десяти палаток, аналогичных по виду тем, которые были встречены на поселении Ренардодден-2.

Еще одна палатка была поставлена несколько в стороне (Chochorowsri J., 1989, fig. 2). В южной части жилищной площадки прослежены следы большого палаточного сооружения размером 9x3 м. С северной стороны оно прижималось к скале, а с трех других сторон стены были укреплены мощной каменной закладкой. В сосав конструкции кровли входили фрагменты китовых костей, развал которых заполняет внутреннее пространство жилища. Ниже уровня жилищной площадки, на склоне террасы находилось место для кухонных отбросов (Chochorovski J., 1989, s. 186). На северном берегу залива Хорнсунн в местностях Ариебукта и Вильчекодден были обнаружены каменные развалы каких-то сооружений, а также большое количество китовых костей. По мнению исследователей этого памятника, они составляют остатки наблюдательных постов древних китобоев (Chochorowski J., Jasinski М. Е., 1990). В заливе Ис-фьорд, который также входил в зону активной деятельности китобоев XVII в., памятники этого периода почти не известны.

Несмотря на детальную разведку, проведенную в 1988 г., на карте фьорда появилось лишь два значка: погребения на западном берегу залива Грён-фьорд и следы китобойной станции в заливе Трюгхамна (Albrethsen S. E., 1989). Следы небольшого лагеря китобоев были обнаружены в 1991 г. при раскопках русского промыслового становища XVIII в. на мысу Фестнингсодден, поворотном при входе в залив Грёнфьорд из Ис-фьорда. Отсюда открывается широкий вид на оба залива, что играло большую роль при выборе места для обзорной площадки. К тому же мыс необычайно красив: с восточной стороны, обращенной к заливам, он словно высокими крепостными стенами обнесен вертикально стоящими выходами коренных пород.

Отсюда и его название - Фестнингсодден, что можно перевести как мыс-крепость. Китобойный лагерь представлен нечеткими следами жилого сооружения, разрушенного более поздней русской постройкой, и несколькими костровыми площадками, рядом с которыми залегало большое количество обломков фаянсовых курительных трубок свинцовые пули и другие предметы (рис. 27, 2-15). Важным центром китобойного промысла на Шпицбергене в XVII в. являлся остров Эдж. Несмотря на неполную ясность в отношении времени открытия этого острова и начала там китобойного промысла, совершенно очевидно, что между 1612 и 1613 гг. английские китобои достигли значительных успехов в освоении восточных районов архипелага. Как справедливо заметил Г. Шильдер, отражением этой активности является широко известная карта Томаса Эджа, изданная в Лондоне в 1625 г. (Schilder G., 1988, s. 35).

На ней впервые изображено западное побережье острова Эдж от мыса Квалпюнтен до пролива Фримана, который на карте обозначен как "залив Алда Фримана" (по всей вероятности, пролив был непроходим вследствие высокой ледовитости), полностью нанесен южный берег с характерными мысами Квалпюнтен и Негрипюнтен, а также южная часть восточного побережья ("Stons Foreland"), исследованного, судя по надписи на карте, в 1616 г. Китобойная активность англичан нашла свое отражение в названии юго-западного мыса острова Эдж - "Китовая голова". Аналогичные названия сохранились и в современных названиях этого участка острова: Квалпюнтен (Китовый мыс) и Квалпюнтенфьеллет (Гора китового мыса). Материальные остатки китобойного периода были обнаружены в нескольких пунктах мыса Квалпюнтен. Наиболее значительные из них находятся на западном побережье в заливе Хабенихтбукта, где размещалась основная промысловая база этого района.

Она занимала площадь около 6000 кв. м, на которой прослежены следы семи прямоугольных в плане жилищ, углубленных в землю, а также развалины шести жиротопных печей (Chochorovski J., Jasinski M. E., 1990). Основную китобойную базу в Хабенихтбукте сопровождали два небольших сезонных лагеря, располагавшихся к северу (на мысу Ордалстанген) и к югу (в бухте Крауссбукта) ог нее.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 5708