Сборы в пользу представителей княжеской власти на местах
Наряду с пошлинами и налогами, поступавшими в великокняжескую казну, различные сборы с населения доставались великокняжеским чиновникам, с теми или иными поручениями прибывавшими в определенную местность. Уже упоминалось о пошлинах для данщика и писца. Аналогичным образом местное население содержало различных доводчиков, праведчиков, выполнявших от имени князя некоторые судебно-следственные функции. Во главе местного управления стояли наместники и волостели. Они назначались князем в определенный город или волость, осуществляли на вверенной им территории военную, полицейскую, административную власть. Важной их задачей был надзор за порядком сбора надлежащих налогов в казну великого князя. Вместо жалованья наместники и волостели получали «корм», собираемый с подведомственного населения. Так возникла система «кормлений», характерная для организации местного управления на Руси вплоть до времен Ивана Грозного. Для населения она означала еще один налог или целую группу податей. Величина «корма» определялась в специальных княжеских грамотах, которые обычно назывались уставными. В соответствии с грамотой, направленной в Троице-Сергиев монастырь в середине XV в., с городка Радонеж и окрестных сел, принадлежавших монастырю, следовало собирать «корм» местному волостелю с двух «плуг» (единица обложения) в количестве одной «полти» мяса, мешка овса, воза сена, десяти хлебов. Все это — дважды в год, на Рождество Христово и Петров день79. Эта натуральная подать могла заменяться денежной. Например, за полть мяса следовало уплатить 2 алтына, за барана— 10 денег, за воз сена — 1 алтын, за ковригу хлеба — 1 деньга. Кроме регулярного «корма», наместники и волостели получали в свою пользу пошлины по разным случаям. При предъявлении княжеской грамоты следовало платить «явку», с пятнания лошадей — «пятно», с доклада о приготовлении к празднику пива, меда или браги также взимался специальный сбор — «хмельной доклад», платили наместникам специальную пошлину и лица, прибывавшие откуда-либо на данную территорию, эта пошлина также называлась «явкой».

Соответствующую пошлину наместники и волостели получали со свадеб. Она имела разные названия — «выводная куница», «куница свадебная», «убрус», «убрус новоженый» — и взималась с отца или семьи невесты. По Белозерской уставной грамоте «выводная куница» составляла один алтын. Сумма не столь большая, но и отнюдь не символическая — напомним, что один алтын стоил воз сена. Если жених был не местный, например из пределов Московского княжества или Новгородской земли, то взималось два алтына80. В последнем случае семья создавалась за пределами данного княжества, что не слишком поощрялось властями, и за «вывод» невесты куда-то в чужие края приходилось платить дополнительно.

Определенный «корм» и другие пошлины, правда, гораздо в меньшем размере, получали и должностные лица, находившиеся в подчинении у наместников и волостелей, которые, как и великокняжеские чиновники, назывались тиунами, доводчиками, праведчиками и др. Например, в обязанности доводчика входило вызывать кого-либо к суду наместника. Для этого он должен был отправиться к месту жительства вызываемого, за что ему следовала особая пошлина, именуемая «хоженое» или «езд»81.

Княжеские наместники и волостели «кормились» на подведомственной территории и в буквальном смысле слова. Например, они могли явиться на происходившие в округе пиры и братчины. Это право наместников долгое время не было регламентировано, нередко их воспринимали на пирах как незваных гостей, отчего происходили конфликты. В связи с этим в XV и начале XVI вв. великим князем издаются грамоты, запрещающие его наместникам въезд на пиры и братчины. Наиболее ранние из них издал еще Василий Темный, запретивший своим бежецким наместникам, тиунам и доводчикам ездить «незваны в пиво» в селения, принадлежавшие Троице-Сергиеву монастырю82. Это можно рассматривать и как один из видов иммунитета владельца вотчины, на территории которой проходит пир. Тем не менее наместники имели право в этом случае требовать свою долю, например, ведро пива или ведро меда, а если этих напитков наместнику не доставалось, он мог взять деньгами — 1 алтын. Как видим, наместники и волостели получали в свою пользу изрядные доходы с местного населения, могли существовать весьма безбедно, а в тех условиях и почти независимо от центральной власти.



79 Акты социально-экономической истории Северо-Восточной Руси конца XIV-начала XVI в. Т. I. М., 1952. № 260. С. 189.
80 Российское законодательство... Т. 2. С. 194.
81 Неволин К. А. Образование управления в России от Иоанна III до Петра Великого // Поли. собр. соч. Т. 6. СПб., 1859. С. 111 — 112.
82 Акты социально-экономической истории... Т. 1. № 264. С. 192.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 1899

X