Податной иммунитет. Тарханные грамоты
Итак, в XIV—XV вв. на Руси существовало уже множество различных налогов и пошлин, которые все больше дробились. Нередко возникали новые налоги, аналогичные уже существующим, которые не отменялись. На систему сбора налогов влияла чрезвычайно сложная политическая структура Руси той эпохи, развитие которой было весьма противоречивым. С одной стороны, постоянно усиливается Московское княжество, которое объединяет под своей властью все новые и новые земли Северо-Восточной Руси. С другой стороны, вплоть до последних десятилетий XV в. ряд крупных земель сохраняли свою независимость. Наконец, внутри каждого из крупных княжений постоянно возникали уделы, которые, в свою очередь, могли дробиться дальше. Система сбора налогов была децентрализованной. Каждый князь распоряжался налогами на территории своих владений, будь то великое московское княжество или какое-нибудь удельное. Величина одного и того же налога в различных княжествах была неодинаковой, да и называться он мог в каждой земле по-своему. Единым налогом для всей Руси, пожалуй, оставались дань в Орду и ряд других сборов, поступавших туда же.

Но и великие, и удельные князья вовсе не пользовались всеми данями и пошлинами, собиравшимися в их княжествах. В это время формировались обширные земельные владения бояр и крупных монастырей. Как и подобает крупным землевладельцам средневековой эпохи, они присваивали себе в своих владениях и некоторые политические права. В первую очередь это касалось сферы налогов и суда, который также был связан с взиманием определенных пошлин. Например, вотчинники могли собирать в свою пользу налоги в своих владениях, не отправляя их в княжескую казну. Возникал так называемый податной иммунитет. Мог быть и судебный иммунитет, если вотчинник имел право суда в своих владениях. Истоки иммунитета — в самом праве владения кем-либо определенной территорией в качестве ее хозяина-вотчинника. В связи с этим проживавшее в вотчине население, оказывается в зависимости от ее владельца, выполняет в его пользу всевозможные повинности. В этих условиях вотчинник легко переходит едва уловимую в средневековье грань между правом хозяина и правом правителя. Великому князю, пока его власть еще недостаточно сильна, остается признать эти права вотчинника. Для подтверждения иммунитетных прав вотчинников великие и удельные князья издают специальные жалованные грамоты. В них определяются пределы полномочий вотчинника в налоговой и (или) судебной сфере. Иммунитет мог быть полным, когда великий князь уступал вотчиннику все налоги или суд по всем вопросам, мог быть и частичным, когда часть налогов поступала в княжескую казну, а судебные дела определенной категории рассматривались княжескими представителями. Жалованные грамоты на полный судебный и налоговый иммунитет назывались тарханными, или тарханами. Грамоты на право иммунитета издавались для определенной вотчины отдельно, его рамки устанавливались в каждом случае свои. Можно представить, насколько пестрая и разнообразная картина сбора налогов возникала в масштабах всей страны, если принять во внимание несколько великих княжений, десятки удельных княжеств и множество вотчин с их податным иммунитетом.

В начале 60-х гг. XIV в. великий князь тверской Василий Михайлович дал жалованную грамоту Отрочу монастырю, наиболее авторитетному в Тверской земле. В ней говорится: «Архимандриту Святой Богородицы... и попам и диаконам... и чернецам... и слугам монастырским... и вольным людям не надобе им никоторая дань, ни ям, ни подвода, ни тамга, ни осмничее, ни сторожевое, ни писчее, ни корм, ни медовое, ни иные которые пошлины... ни служба, ни дело княже... Тако ж и наместници наши и волостели... не въездят и не судят тех людей...»83. Как видим, монастырские власти, монахи, все население монастырской вотчины освобождаются от всех даней и пошлин в пользу князя, все они подлежат суду архимандрита. Это и есть пример полного податного и судебного иммунитета.

Примерно в тоже время рязанский князь Олег Иванович дал жалованную грамоту Ольгову (Льгову) монастырю относительно принадлежащего ему села Арестовского. Князь передает монастырю это село с землями и живущими на них крестьянами, а также «все пошлины». Волостели великого князя «не вступаются» во владения Ольгова монастыря «ни о котором же деле»84. При этом князь Олег ссылается на аналогичное пожалование и льготы, предоставленные монастырю своими предками, начиная с князя Ингваря, правившего в Рязани в начале XIII в. Это свидетельствует о давности традиции податного иммунитета.

В дальнейшем по мере усиления великокняжеской власти идет и постепенное наступление на иммунитетные права вотчинников. Определенную роль в этом сыграло и предоставление ордынскими ханами права собирать «выход» со всей Руси великим князьям владимирским (они же — князья московские). Именно в их владениях процесс ограничения налогового иммунитета развивается наиболее последовательно. Так, в период становления Российского государства зарождается тенденция к централизации налоговой системы. Уже в начале XV в. типичными становятся грамоты, где говорится об изъятии суда по наиболее важным делам из ведения вотчинников-иммунистов. Вот грамота, выданная в 1423 г. великим князем московскими Василием Дмитриевичем нижегородскому Спасо-Благовещенскому монастырю. В правление этого князя обширное Нижегородско-Суздальское княжество оказалось под властью Москвы. Василий Дмитриевич освобождает от податей крестьян, поселившихся на принадлежавших монастырю Лысковских и Курмышских пустошах. Налоговый иммунитет предоставляется практически полный («...не надобе... дань, ни писчая белка, ни ям, ни подвода... ни тамга, ни мыт, ни костки, ни восмьничее, ни весчее, ни ездовое, ни побережное»). Но эти льготы имеют уже временный характер — освобождение от податей дается на срок три года (для местных «старожильцев») или десять лет (для крестьян, пришлых из других княжеств). Ограничивается и судебный иммунитет. Архимандрит судит крестьян во всех случаях за исключением «душегубства и разбоя с поличным», то есть наиболее тяжких уголовных преступлений85. В середине XV в. из перечня налогов, уступленных ранее вотчинникам, теперь все чаще изымаются дань, ям, городовое дело. Иван III, вступив на великокняжеский стол в 1462 г., отменил освобождение от дани для некоторых вотчин влиятельных Симонова монастыря под Москвой и Спасо-Ефимьева монастыря в Суздале86. Очевидный перелом происходит в 80-е гг. XV в., когда практически прекращается выдача новых жалованных грамот на освобождение от даней и пошлин. Лишь те, кто имел подобный иммунитет, еще продолжали им пользоваться.

При Иване III, таким образом, произошел первый крупный сдвиг в направлении централизации государственных финансов. Он был предопределен созданием Российского государства. Именно в те годы пала зависимость Руси от Орды (1480 г.), были присоединены Новгород (1478 г.) и Тверь (1485 г.). Московские князья уже не делились налоговыми доходами с ордынскими ханами, все сборы с новгородских, тверских владений, земель других присоединенных княжеств потекли теперь в их казну. Иван III упразднил несколько удельных княжеств, принадлежавших его братьям, стал получать их доходы. Налоги, собиравшиеся в казну московских князей, представляли собой совокупность всевозможных податей и пошлин, возникших в разных землях еще в удельную эпоху. Требовалась их унификация и централизация, необходимо было определить общую для всего государства налоговую единицу, составить перепись всех земель и угодий, подлежащих обложению.



83 Акты, собранные... Археографической экспедицией... Т. I. № 5. С. 2—3.
84 Акты исторические, собранные и изданные Археографической комиссией... Т 1. М., 1841. №2. С. 2-3.
85 Акты социально-экономической истории... Т. 3. М., 1964. № 296. С. 323—324.
86 Каштанов С.М. Указ. соч. С. 16.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 3369