Судебные и торговые пошлины
Существенную долю княжеских доходов, как и прежде, составляли судебные пошлины. Они стали крайне разнообразны. Это и плата с суммы иска при имущественных тяжбах («присуд», «прибыток», «правый десяток»), и пошлина за пересмотр дела («пересуд»), и сборы с определенных судебных процедур («полевые пошлины» с судебного поединка — поля), и штрафы за преступления («вира», «поличное»). Штрафы могли взиматься не только с самого преступника. Например, за самовольное освобождение вора, пойманного с поличным, взимался «самосуд». Если кто-либо совершал «душегубство» и скрывался, то виру за него платила община или волость, где было совершено преступление. При поимке преступника с него или его родственников взималось «вязебное» («вязчее»)68.

В XIV—XV вв. развивается и система торговых пошлин. Значительную роль в этом сыграли татарские ханы, которые ввели специальную пошлину с торговли — тамгу. Это слово происходит от татарского «тамг», что значит клеймо или печать. Предполагалось, что при объявлении товара к продаже или самой продаже на него налагалось клеймо, что свидетельствовало о законности сделки и об уплате пошлин69. Правда, на Руси тамга не была непременно связана с клеймением товара, а понималась как пошлина с торговой сделки вообще. От названия этой пошлины произошли и другие родственные понятия: таможня, таможенный тариф и т.п. Первоначально тамга поступала в казну ордынских ханов и представляла собой один из главных сборов, установленных ими. Уже в 1257 г. татары потребовали наряду с десятиной еще и тамгу70. О поступлении тамги в Орду говорится и в источниках XIV в. Однако постепенно эта пошлина стала взиматься в казну московских князей. Это обусловлено усилением их власти, упрочением их положения как уполномоченных по сбору ордынской дани, и, наконец, ослаблением зависимости от ханов. Вскоре тамга стала основной торговой пошлиной, распространившейся во многих русских землях, которой распоряжались русские князья. Противились введению тамги в Новгороде и Пскове, где существовали свои торговые пошлины.

На основании источников XIV—XV вв. можно заключить, что тамга взималась, как правило, с товаров, привезенных на продажу из другого города, уезда, княжества или из-за рубежа. Местные торговые люди от уплаты тамги обычно освобождались или платили значительно меньше, чем приезжие. Тамга взималась с самих торговых сделок. Но сборщики такой пошлины не могли присутствовать при каждой купле-продаже, поэтому она взималась при доставке товара со всей его партии до распродажи. Если часть товара оставалась непроданной, то пошлина не возвращалась, но она и не взималась при доставке этих товаров в другой город, их владелец предъявлял при этом документ, что за данную партию он тамгу уже заплатил. Тамга взималась из расчета с цены товара. Ее величина определялась специальными таможенными грамотами, издаваемыми княжеской властью, или на основании договоров князей друг с другом. По договору московского князя Василия Дмитриевича с тверским князем Михаила Александровича (около 1398 г.) тамга устанавливалась в размере алтына с рубля, то есть 3% стоимости товара. Но в других землях применялись другие нормы. Местные купцы платили от полуденьги до двух денег с рубля (от 0,25 до 1%)71.

Но тамга была не единственной пошлиной, взимавшейся с торговых сделок. Такой же пошлиной было еще и восменичье или осмничее. Его название происходит от осмины, меры сыпучих продуктов, прежде всего зерна, одного из важнейших товаров во внутренней торговле. Эта старинная торговая пошлина в отличие от тамги возникла непосредственно на Руси и, возможно, еще до нашествия Батыя. В Новгороде в XII в. имелись так называемые осменики, сборщики осмничего72. Осмничее упоминается и в церковном уставе князя Ярослава Мудрого, хотя и в древнейшем его тексте, реконструированном Я.Н. Щаповым, о нем не говорится73. После нашествия Батыя первые достоверные сведения об осмничем относятся ко времени правления Ивана Калиты, который завещал эту пошлину своей княгине74. Порядок взимания осмничего был тот же, что и при сборе тамги. По величине эти пошлины также были практически равны. По договору между князьями Василием Дмитриевичем и Михаилом Александровичем осмничее, как и тамга, устанавливалось в размере одного алтына с рубля цены товара. Чем же различались эти торговые пошлины? Очевидно, только своим происхождением. Осмничее — это старинная русская торговая пошлина, тамга введена ордынскими ханами. С определенного момента московские и другие князья стали собирать тамгу в свою пользу, но при этом возродили и древнее осмничее, что только увеличило их доходы.

В XIV—XV вв. существенно усложнилась вся система пошлин с торговли, которая включала сборы не только с самой купли-продажи, но и охватывала движение товаров в целом, различные манипуляции с ними. Конкретизируется порядок уплаты мыта, еще одной древней пошлины, известной в эпоху Киевской Руси. Теперь под мытом понимается, прежде всего, проезжая пошлина, взимаемая за провоз товаров. Мыт обычно брали с количества возов или саней, в связи с этим он назывался «подужное» или «полозовое», а также с судов — «водяной мыт». Мыт с судов взимали в зависимости от их длины, в связи с чем он нередко назывался «посаженное», или с их количества, которое определялось по числу носов («носовое»), или по причаливании к берегу («шестовое» или «побережное»). Пошлина с товаров, провозимых по суше, часто именовалась «сухой мыт». С порожних судов и с людей, едущих без товаров, мыт, как правило не взимался. Попытка уклониться от уплаты мыта, например путем объезда застав, каралась штрафом, именуемым «промыт». Он был довольно высок, в середине XV в. промыт составлял 6 алтын с воза75.

При провозе товаров специальной проезжей пошлиной облагались и люди, их сопровождавшие. Такая пошлина под названием «костки» впервые упоминается в духовной грамоте московского князя Ивана Ивановича, отца Дмитрия Донского, составленной около 1358 г.76 Происхождение этого термина труднообъяснимо. Возможно, оно произошло от слова «гость», так называли в старину богатого купца. Отсюда «гостьба» — торговля, а «гостки» или «костки» — плата за проезд с товарами, за «гостьбу» в чьей-либо земле. Эта пошлина во второй половине XV в. составляла одну деньгу с человека. С конца XV в. встречаются упоминания еще об одной личной проезжей пошлине — «головщине». Этому сбору также подлежали все лица, находившиеся на судне или в составе обоза. Разницу между костками и годовщиной заметить трудно. Очевидно, за одно и то же действие (проезд с товарами) взималось два налога. Если купец возвращался обратно уже без товара, он платил специальную пошлину, называемую «задние калачи»77.

Особым вариантом проезжих пошлин была плата за проезд по мосту («мостовшина») или с переправы через реки («перевоз»). Ей подлежали также только торговые люди, двигавшиеся с товарами. Этот сбор поступал в казну великого князя или вотчинника, во владениях которого находились мост или переправа. Это довольно древняя пошлина, известна она и в добатыеву эпоху, но определенных сведений о ее величине нет. Напротив, в историю вошли случаи, когда кто-либо из владельцев мостов и переправ вводил совершенно грабительские поборы за «мостовшину» и «перевоз» из расчета по одному рублю с человека с лошадью78. Если проезжавшие были не в состоянии столько заплатить, товар подлежал конфискации. Великокняжеская власть по мере сил пыталась бороться против подобного произвола, для чего пробовала внедрить специальные жалованные грамоты на право вотчинников пользоваться этой пошлиной.

Но вот купец наконец-то проехал со своим товаром по мостам и заставам и остановился в городе для торговли. Его дальнейшие действия также облагались соответствующими сборами. С привоза товара взимался «замыт». Нередко его брали вместо мыта, отсюда его название. В этом случае мыт брали только с тех купцов, кто ехал со своими товарами мимо. За объявление товара купец платил «явку», при этом он лично являлся к сборщику пошлин. Явка и замыт составляли к началу XVI в. одну-две деньги. Приезжий купец был обязан остановиться с товарами на гостином дворе. В Москве такие дворы появляются не позднее XV в. Устраивались они по распоряжению великого князя. Купец платил при этом «гостиное», кроме того, «поамбарное» за пользование амбарами гостиного двора. В дальнейшем возникли пошлины за вывоз товара с гостиного двора, за его разгрузку («свальное»), за проезд через ворота гостиного двора (поворотная пошлина) и т. п.



68 Российское законодательство X—XX вв. Т. 2. М., 1985. С. 67.
69 Лодыженский К История русского таможенного тарифа. СПб., 1886. С. 4.
70 Каргалов В.В. Указ. соч. С. 151.
71 Осокин Е. Внутренние таможенные пошлины в России. Казань, 1850. С. 104.
72 Семенов А.И. Осменики «Устава о мостех» // Новгородский исторический сборник. Вып. 10. Новгород, 1961. С. 253—255.
73 Российское законодательство... Т. 1. М., 1984. С. 194; Щапов Я Н. Княжеские уставы и церковь в Древней Руси. XI—XIV вв. М., 1972. С. 293.
74 Духовные и договорные грамоты великих и удельных князей XIV—XVI вв. М.-Л., 1950. № 1. С. 8, 10.
75 Осокин Е. Внутренние таможенные пошлины... С. 18—24.
76 Духовные и договорные грамоты... №4. С. 16, 19.
77 Осокин Е. Внутренние таможенные пошлины... С. 32.
78 Там же. С. 39.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 1933

X