Дань в Орду
Нашествие Батыя на Русь в середине XIII в. и установившаяся затем на два с половиной столетия зависимость земель и княжеств Северо-Восточной Руси от Золотой Орды не могли не повлиять на развитие налоговой системы. Ведь зависимость русских земель от Золотой Орды в первую очередь проявлялась в выплате дани ордынским ханам.

Каковы же были величина и порядок сбора дани, поступавшей в Орду с русских земель? Сразу после нашествия Батыя монголы потребовали дань с русских земель в размере десятой доли всех доходов или имущества. Итальянский монах Плано Карпини, побывавший в середине XIII в. в качестве посла Папы Римского в резиденции Великого хана, сообщал, что монголы берут с побежденных десятую часть «от всего, как от людей, так и от имущества»39. Но для того, чтобы собрать налог по такому принципу, нужно хотя бы провести учет податного населения, не говоря уже об определении доходов и имущества каждого, что технически крайне сложно, тем более в условиях средневековья. В некоторых покоренных странах Востока, например в Иране и Средней Азии, монголы использовали поголовный принцип взимания дани. На Руси правители Монгольской империи и Золотой Орды применили другой подход, использованный ими в Китае, когда под «головой» понимался совершеннолетний мужчина, хозяин дома. Фактически они должны были «исчислить» не количество людей, а количество домов40.

Как раз вскоре после похода Батыя на Русь в Монгольской империи проводилась перепись всего подвластного населения. В 1253 г. с этой целью на Русь отправился уполномоченный Великого хана монголов Бецик-Берке. Перепись на Руси называлась «число», а проводившие ее чиновники — «численники». Однако тогда перепись провести не удалось из-за сопротивления русского населения, междоусобиц князей и обострения борьбы за власть в Монгольской империи41. В 1257 г. на Русь прибыли «численники» из Золотой Орды, которая стала уже фактически независимой от Великого хана Монгольской империи. Они «исчетоша» население Владимиро-Суздальской, Рязанской и Муромской земель. Перепись проходила при поддержке русских князей, признавших зависимость от Орды. Оказал содействие ордынским численникам и князь Александр Невский, получивший от хана ярлык на великое владимирское княжение. Тем самым он стал старшим среди русских князей, его должна была признать и Новгородская земля. Однако новгородцы воспротивились проведению переписи, убили посадника Михалка, ставленника великого князя Александра, склонили на свою сторону его сына Василия, находившегося в Новгороде. Такое сопротивление могло вызвать гнев хана и карательную экспедицию на Русь. Понимая это, Александр Невский поспешил в Новгород, подавил волнение, расправился с зачинщиками, «укротил и умирил» ордынских численников. Но новгородцы продолжали упорствовать, ордынские сборщики не получили дани, а удовлетворились только «дарами». В 1259 г. новгородцы согласились на проведение у них переписи после того, как князь Александр пригрозил выслать против них полки со всей Владимиро-Суздальской земли. Вскоре он прибыл в Новгород в сопровождении ордынских послов Беркая и Касачика. При этом князь, опасаясь за жизнь послов, велел охранять их днем и ночью. Ордынцы прошли по всему городу, по всем его улицам и провели перепись. При этом они учли все население — и богатых, и бедных, бояр и «меньших людей», за исключением духовенства42. Как видим, ордынские власти в качестве податного населения рассматривали всех жителей зависимой страны, не делая никаких исключений для социальных верхов (о духовенстве — разговор особый). Правда, по свидетельству летописи, боярам в Новгороде удалось переложить основную тяжесть налога на «меньших людей»43.

При проведении переписи ордынские численники разделили все население на десятки, сотни, тысячи и «тьмы» (десятки тысяч). Это вполне соответствовало традициям военной организации самой Монгольской империи. В ходе переписи назначались десятские, ответственные за сбор дани со своего десятка, а также сотские, тысяцкие, темники. Кто были эти люди? В низших звеньях они назначались из числа русских людей, лояльно относившихся к монголам. Могли привлекаться на эти должности и приближенные князей, вольно или невольно поддержавших усилия ордынских властей по проведению «числа».

Кроме того, ханы, особенно в начале своего господства на Руси, активно использовали откупную систему сбора дани, которая в прежние времена в русских княжествах не применялась. В этом случае подать собирали с населения в свою пользу отдельные лица, заплатившие предварительно в ханскую казну откуп, равный сумме ожидаемой дани. Естественно, откупщики рассчитывали собрать для себя еще больше. Дань в Орде обычно откупали богатые купцы из восточных стран, подвластных монголам и подвизавшиеся в ставке ханов в качестве их торговых и финансовых агентов. Среди них были армяне, евреи, хазары, бухарцы, хивинцы, арабы. Например, из тех, кто действовал на Руси, известен некий Ахмет-хивинец, откупивший дань с Курска44. Далеко не все жители подвластных монголам стран могли заплатить дань сполна. Ее мог внести за несостоятельного плательщика откупщик, в результате чего получал кабального должника, который оказывался у него в тяжелой личной зависимости, либо был обязан выплачивать ему грабительские проценты по долгу. Кроме того, откупщики практиковали систему поручительства или залогов, что также способствовало их обогащению. Произвол откупщиков вызывал недовольство и возмущение во многих странах. Волна восстаний против сборщиков ордынской дани прошла по многим русским землям. Самое крупное из них вспыхнуло в 1262 г. Оно охватило почти всю Владимиро-Суздальскую землю, восстало население Ростова, Суздаля, Ярослава, Переславля-Залесского. По свидетельству летописца, люди уже не могли терпеть «...насилия от поганых», созывали веча, выгоняли «бесермен» (мусульман), откупивших сбор дани. Некоторые из них были убиты, как бывший монах Зосима, перешедший в ислам и собиравший дань в Ярославле от имени хана Кутлубея45. Чтобы предотвратить карательный поход из Орды, туда в очередной раз отправился великий князь Александр Невский. Используя свой авторитет в Орде, ему удалось удержать хана от похода на Русь. Но эта поездка стоила ему жизни. На обратном пути в 1263 г. Александр Невский умер в Городце на Волге.

Получать собранную дань регулярно являлись ордынские послы, другие высокопоставленные чиновники. Иногда сборщиков или получателей дани не вполне верно называют баскаками. Задачей баскаков, ханских уполномоченных, которые постоянно находились в русских городах, было осуществление общего контроля за сбором дани, поведением населения и русских князей. В случае неповиновения они принимали меры, сообщали в Орду. Как свидетельствует Плано Карпини, «...башафов (т.е. баскаков) или наместников своих они (татары) ставят в земле тех, кому позволяют вернуться; как вождям, так и другим подобает повиноваться их мановению, и если люди какого-нибудь города или земли не делают того, что они хотят, то эти башафы возражают им, что они неверны татарам, и таким образом разрушают их город или землю, а людей, которые в ней находятся, убивают при помощи сильного отряда татар, которые приходят без ведома жителей»46. О действиях баскаков по обеспечению непрерывного поступления дани в Орду неоднократно сообщают и русские летописи. В 1318 г. князь Михаил Тверской был вызван в Орду и убит там по доносу баскаков, что он не платит всей ордынской дани47.

В 1273 г. ордынскими властями была проведена очередная перепись податного населения на Руси48. Но она оказалась последней, в дальнейшем переписи не проводились. Ордынские власти, сталкиваясь с постоянным упорным сопротивлением населения, сочли такой метод сбора дани нецелесообразным. Повлияла на это решение и сложность поголовного учета населения в то время, особенно в условиях исключительно обширной территории страны, труднодоступное многих ее отдаленных регионов, сел и деревень, затерянных в глуши северных лесов. Приняли во внимание ордынские ханы и лояльность русских князей. Поэтому Орда постепенно переходит к иной системе сбора дани с русских земель. В начале XIV в. они доверяют сбор дани русским князьям, ответственность за это возлагается на старшего среди них, он и доставляет дань в Орду. Практически отказались татары и от поголовного принципа разверстки дани, оставив вопрос о системе и принципах сбора, о единице обложения на усмотрение русских властей. Ханы устанавливали теперь лишь известную сумму, которую и надлежало собрать князьям Северо-Восточной Руси. Завершается эта трансформация системы сбора ордынской дани в правление московского князя Ивана Калиты.

В 1327 г., вспыхнуло антиордынское восстание в Твери. Был убит ханский посол Щелкан (Шевкал, Чолхан), перебита его свита. Последовал карательный поход ордынских войск на Тверь, в котором активное участие приняли московские полки. В начале XIV в. московские и тверские князья вели упорную борьбу за гегемонию в Северо-Восточной Руси, за ярлык на великое княжение. Во время событий 1327 г. Иван Калита сумел в очередной раз доказать свою лояльность Орде, не упустив случая нанести урон своим тверским соперникам. В 1328 г. Калита получил от хана Узбека ярлык на великое владимирское княжение, вместе с ним ему было поручено собирать дань со всех русских княжеств и доставлять ее в Орду. Этот порядок оставался неизменным вплоть до падения ордынского ига в конце XV в.

Определенных сведений о величине ордынской дани крайне мало. Но вряд ли можно сомневаться, что она была крайне тяжелой для русских земель. Недаром в странах Востока, торговавших с Ордой, существовало представление, что на Руси находятся обильные серебряные рудники. Знаменитый итальянский путешественник Марко Поло поверил этим слухам и записал, что на Руси «...много серебряных руд, добывают они и много серебра»49. На самом деле на Руси в то время никаких рудников не знали, серебро и золото не добывали. Деньги для ордынской дани собирались из тех, что обращались в стране. Это сдерживало развитие товарно-денежных отношений на Руси, ее экономики в целом, способствовало сохранению натурального хозяйства. Есть некоторые сведения о дани в Орду, относящиеся к последним десятилетиям XIV в., когда за ней закрепилось название «выход».

Так, Дмитрий Донской после нашествия Тохтамыша (1382 г.) должен был заплатить «выход» в сумме 5000 руб. О его величине можно судить по стоимости тогдашнего рубля. На один рубль можно было купить корову, на три рубля — деревянную избу или хорошего коня. Для выплаты этого «выхода» Дмитрий Донской указал собрать с каждой деревни по полтине (0,5 рубля). Деревни в то время представляли собой единственное хозяйство с одним двором или с возникшими на его основе двумя дворами. Деревни из трех и более дворов были крайне редки50. Этих сведений достаточно, чтобы сделать вывод об исключительной тяжести ордынской дани, падавшей на долю каждой крестьянской семьи.

Величина дани с удельных князей определялась их договорами с великим князем. Долю «выхода» с городов и земель, входивших непосредственно в его владения, великий князь определял сам. По договору с Дмитрием Донским удельный князь серпуховский Владимир Андреевич вносил со своих владений в ордынский выход 320 руб. Из духовной грамоты (завещания) Дмитрия Донского мы узнаем, что с Коломны взималось 342 руб., Звенигорода — 272 руб., Можайска — 167 руб., Дмитрова — 111 руб.51 В 90-е гг. XIV в. общая сумма «выхода» достигла 7000 руб., что связано с включением в состав владений великих князей московских и владимирских Нижегородско-Суздальского княжества.

Эта сумма взималась только с земель, входивших в состав Великого Владимирского княжения. С рязанских, тверских, новгородских и прочих земель поступала своя дань, которую получали и передавали в Орду московские князья, владевшие ярлыком на великое владимирское княжение. Наибольшее значение при этом имела дань с Великого Новгорода, самого богатого тогда города на Руси, являвшегося центром наиболее обширной из русских земель. В самой Руси Новгород был фактически независимой республикой, но поскольку новгородцы признавали, как и другие русские земли, зависимость от Орды, то они были обязаны выплачивать туда дань. С XIV в. ее получали московские князья, которые, как правило, избирались на вече князьями новгородскими и присылали в Новгород своих наместников. Налог с Новгорода в пользу ордынских ханов назывался «черный бор». Впервые этот термин встречается в 1333 г., когда дань с Новгорода для передачи в Орду получил Иван Калита52. При увеличении ордынской дани должен был увеличиваться и «черный бор». При этом нередко возникали конфликты, поскольку новгородцы вовсе не были намерены вносить все большие и большие суммы в московскую казну. В 1339 г. Иван Калита прислал в Новгород послов с требованием выплатить «черный бор» в увеличенном размере в связи с новым «царевым» (т.е. ханским) запросом. Новгородцы отказались. В следующем году, уже после смерти Ивана Калиты, его сын Семен Гордый двинул полки на Торжок и только таким путем смог взыскать с этого новгородского города «черный бор» в сумме 1000 руб.53 Взимался «черный бор» с Новгорода и в дальнейшем, обычно один раз в 7—8 лет. От налогов по выплате «черного бора» были освобождены бояре.

Дань, или «выход» представляли собой регулярный систематический налог с русских земель в пользу Орды. Кроме того, по требованию ханов время от времени взимались так называемые запросы. Эти нерегулярные поборы были связаны с приходом к власти очередного хана, необходимостью крупных военных расходов и т.п. Такого рода чрезвычайные сборы взимались также с русских городов и земель в случае нашествия рати из Орды как откуп от набега и разорения или в качестве контрибуции. Во время карательного похода из Орды на Тверь в 1327 г. новгородцы, соседи тверичей, чтобы уберечь от набега свои земли, заплатили татарским послам 2000 рублей серебром и отправили своих послов к ордынским военачальникам «со множеством даров»54. Наконец, русские князья должны были направлять в ханскую ставку подарки по разным поводам, одаривать приезжавших оттуда послов, нести расходы по их пребыванию на Руси. На все это русские князья собирали деньги с подвластных им земель. Так возникали дополнительные нерегулярные налоги.

Установление на Руси власти ордынских ханов привело к значительному усилению налогового гнета. Русские князья должны были наладить соответствующую систему сбора дани и отправки ее в Орду. Это способствовало интенсификации и централизации налоговой системы. Еще до объединения русских земель вокруг Москвы в руках ее князей оказались мощные финансовые рычаги. Кроме того, при ордынских ханах в княжествах Северо-Восточной Руси, ставших впоследствии ядром Российского государства, вводились новые способы сбора налогов, например, повальный учет податного населения, использование откупной системы. Однако в то время эти принципы большого развития не получили. Они требовали особой государственной организации и определенной социальной структуры: либо наличия достаточно сплоченного однородного общества, свойственного родоплеменной эпохе, которую Россия уже давно миновала, либо создания мощного централизованного государства с его разветвленным налоговым аппаратом, что было еще делом будущего.



39 Корпини Джиовани дель Плано. История Монголов. Рубрук Гильом де. Путешествие в восточные страны. М., 1957. С. 55.
40 Насонов А.Н. Монголы и Русь. М.—Л., 1940. С. 14—15.
41 Каргалов В.В. Внешнеполитические факторы развития феодальной Руси. Феодальная Русь и кочевники. М., 1967. С. 150.
42 Там же. С. 152-153.
43 Новгородская первая летопись старшего и младшего изводов. М.—Л., 1950. С. 82.
44 Карамзин Н.М. История Государства Российского. Кн. I. М., 1989. Т. 4. Стб. 84.
45 ПСРЛ. Т. 25. С. 144.
46 Цит. по: Каргалов В.В. Указ. соч. С. 159.
47 Карамзин Н.М. Указ. соч. Кн.1. Т. 4. Стб. 113.
48 Чечулин Н.Д. Начало в России переписей и ход их до конца XVI века. СПб., 1889. С. 5.
49 Каргалов В.В. Указ. соч. С. 187.
50 Сергеевич В. Древности русского права. Т; 3. СПб., 1903. С. 42.
51 Каштанов С.М. Финансы средневековой Руси. М., 1988. С. 7.
52 Янин В.Л. «Черный бор» в Новгороде XIV—XV вв. // Куликовская битва в истории и культуре нашей Родины. М., 1983. С. 100—101.
53 Там же. С. 101-102.
54 Новгородская первая летопись... С. 341.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 2671

X