Налоги в русских землях в XII — начале XIII вв. Уставная грамота смоленского князя Ростислава Мстиславича
В XII в. Древнерусское государство как единое целое уже не существует, отдельные земли и княжества в его составе становятся практически независимыми. Происходит неизбежная децентрализация налоговой системы. Дани и другие подати поступают теперь большей частью в центры обособившихся земель — в Чернигов, Суздаль, Галич, Смоленск, Полоцк, другие княжеские столицы. Особая система сбора налогов развивается в Новгородской земле. Активизируются междоусобные войны князей друг с другом, в этой обстановке весьма типичными становятся «окупы», другие чрезвычайные поборы. Например, в 1151 г. галицкий князь Владимир Володаревич совершил набег на небольшой город Мическ в Киевской земле, заявив его жителям: «Отдайте ми серебро... паки я возьму вы на щит!» Мичане были вынуждены согласиться35. В основном практически во всех землях существовали те же налоги, что и прежде в едином Древнерусском государстве с центром в Киеве. Правившие в отдельных землях князья использовали опыт, традиции, принципы сбора налогов, существовавшие при киевских князьях. Сохраняют свое значение нормы, зафиксированные в «Русской правде», недаром текст ее Пространной редакции с подробным перечислением всякого рода вир, продаж, пошлин складывается в начале XIII в., когда политическая раздробленность сохраняется в полной мере.

При этом нормы налогообложения уточнялись, конкретизировались. В отдельных княжествах появляются специальные уставные грамоты, где определяются ставки основного налога, дани для каждой из волостей. Наиболее ярким примером такого рода является дошедшая до нас уставная грамота смоленского князя Ростислава Мстиславича, датируемая 1136 или 1137 г.36 Здесь перечислены все 34 волости Смоленской земли с указанием величины дани для каждой из них. Отмечаются и погосты, куда поступала дань, собранная в ближайшей округе. Самой богатой была волость Вержавляне, состоявшая из девяти погостов. Она находилась на важном отрезке старинного пути «из Варяг в Греки», на волоке из Западной Двины в Днепр. С этой волости в княжескую казну поступало 1000 гривен в год. Торопец, второй по значению город в Смоленской земли, платил 400 гривен. Прочие волости вносили по сто гривен и меньше. Общая сумма составила 3087 гривен. Среди смоленских волостей упомянуты и земли в районе Можайска в верхнем течении Москвы-реки, например, волость Искона, с которой поступало 40 гривен37. Установленные суммы взимались с волостей в случае обычного урожая, при недороде ставка налога снижалась. Интересно, что среди даней, собираемых в Смоленской земле, упомянуто и полюдье. Оно поступало с двух пограничных волостей: Копысь и Лучин. Возможно, по древней традиции князь наведывался сюда за данью со своими дружинниками. Но более вероятно, что дань с этих волостей собиралась тем же порядком, как и со всех прочих, хотя и по какой-то причине сохранила старинное название полюдья. Как бы то ни было, полюдье в это время уже не составляло целостной системы. В перечне даней с волостей Смоленской земли оно выглядит как некий сохранившийся реликт. Довольно долго сохранялось полюдье и в некоторых окраинных землях некогда единого Древнерусского государства, например во Владимиро-Суздальском княжестве. Известно, что в 1190 г. князь Всеволод Большое Гнездо был в Ростове «в полюдьи»38.

* * *


Так, в эпоху становления Древнерусского государства в IX—XI вв. возникли первые налоги, которые продолжали существовать и в период обособления отдельных земель и княжеств в XII —начале XIII вв. Со всего населения взималась дань как основной прямой налог, в качестве нерегулярных сборов князьям поступали «дары» и «поклоны», иногда «окупы» и другие поборы чрезвычайного характера, появились судебные, торговые пошлины. За счет поборов с населения содержались и некоторые должностные лица. Организация сбора дани эволюционировала от архаического полюдья до создания системы погостов, регулярно посещаемых уполномоченными сборщиками. Общая сумма подати определялась для целой волости или «земли», ее сбор организовывали по своему усмотрению местные власти. Поскольку феодальная система землевладения сложилась еще не в полной мере, бояре, другие приближенные князя, выполнявшие его поручения по государственному управлению, не имели своих вотчин и поместий, получали свою долю дани непосредственно из княжеской казны, значительная часть собранного потреблялась князем и его приближенными совместно. Наиболее ярко прослеживается эта система распределения и потребления собранной дани при дворе киевских князей в первые века существования Древнерусского государства. Определенная доля из собранной дани доставалась церкви.



35Очерки по истории СССР. Период феодализма. IX—XV вв. 4.1. М., 1953. С. 295.
36Щапов Я.Н. Смоленский устав князя Ростислава Мстиславича // Археографический ежегодник за 1962 год. М., 1963. С. 39.
37Российское законодательство... Т. 1. С. 213—215.
38Рыбаков Б.А. Смерды // История СССР. 1979. №2. С. 40.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 2250

X