Эволюция прямых податей в XVII в. Постоянные и чрезвычайные налоги военного назначения
Основу тягла составляли несколько важных прямых налогов, взимавшихся еще в XVI в. Вместе с тем очевидна тенденция слияния нескольких близких по своему характеру податей в единый налог. Так, в писцовых книгах, начиная с 20-х гг. XVII в., систематически упоминаются данские деньги. Этот налог включил в себя собственно дань, взимавшуюся с незапамятных времен, а также ряд прямых податей специального назначения, введенных в XVI в.: пищальные и ямчужные деньги, наместничий корм, сборы на городовое и засечное дело и некоторые другие122. Кроме того, как отдельные налоги взимались ямские деньги, полоняничные деньги, «жалованье» ямским охотникам.

Ставка каждого из этих налогов установилась еще в XVI в. Но в начале XVII в. стоимость рубля резко падает, в 20-х гг. рубль уже в пять-шесть раз дешевле, чем в конце XVI в123. Чтобы сохранить доходы на прежнем уровне, нужно было либо существенно повышать ставки налогов, либо вводить новые. Правительство использует и тот, и другой метод. Причем старые налоги увеличиваются иногда весьма своеобразно, а именно: путем сохранения старой подати в прежнем размере при введении параллельного сбора гораздо в больших размерах. Пищальные деньги теперь взимаются вместе с данью, зато вводится новый налог на содержание стрелецкого войска — стрелецкие деньги. Этот сбор существовал еще в XVI в., но взимался хлебом. Теперь он переводится на деньги. В 1615— 1616 гг. величина этой подати составляла 150 — 160 руб. с сохи124. Ямские деньги в конце XVI в. взимались в размере 10 руб. с сохи. В том же размере этот налог сохраняется в течение всего XVII в. и в связи с падением курса рубля становится мизерным. Но после Смуты постоянно увеличивается другая подать того же назначения — «жалованье ямским охотникам». В 1616 г. ее величина составляет 280 руб. с сохи, а в 1618 г. эта подать возросла до 800 руб.! Но, почувствовав, что население не может платить столько за ямскую гоньбу, правительство несколько снижает этот сбор, затем он вновь растет и к 1646 г. достигает 784 руб. с сохи. Взимавшиеся одновременно старые ямские деньги стали называться «малой ямской податью»125. Из приведенных примеров видно, что несмотря на снижение стоимости рубля, величина основных прямых налогов постоянно возрастала. Главным фактором, определявшим рост налогового бремени, был неуклонный рост финансовых потребностей государства: расширялась его территория, множился бюрократический аппарат, возрастали расходы на содержание царского двора, который становился все более пышным и великолепным, все новых затрат требовали содержание армии и ведение многочисленных войн.

Правда, царская семья и двор содержались в значительной мере за счет обширного дворцового хозяйства, в состав которого входили многие богатые села и волости. Жившие в них крестьяне составляли особую категорию дворцовых, несли разнообразные повинности по обслуживанию и обеспечению царского двора. Приказной аппарат, как правило, содержался за счет подведомственного населения. Многие расходы по местному управлению оплачивались жителями соответствующих уездов и волостей. Правившие в уездах воеводы получали государево жалованье, однако население уезда вносило деньги на содержание его канцелярии (воеводской или «съезжей» избы), на покупку бумаги, свечей, чернил, плетей, дров, найм подьячих, сторожей, палачей.

Но в первую очередь тяжесть налогового гнета определялась постоянно растущими военными расходами. Для решения исключительно сложных внешнеполитических задач, обороны границ, поддержания внутреннего спокойствия нужна была многочисленная и сильная армия. Но за счет чего ее содержать? Казалось, уже в XVI в. был найден выход: служилые люди (дворяне, дети боярские и пр.) служат царю «конно, людно и оружно», а их содержат крестьяне, прикрепленные к поместьям, которыми государство жаловало за службу. Крепостное право было тем самым основой содержания поместного войска или дворянской конницы, составлявшей основу вооруженных сил тогдашней России. Но войско это с трудом поддавалось внедрению дисциплины и тактики, оснащению оружием в соответствии с требованиями нового времени. Это поняли задолго до Петра I. В период войны за Смоленск (1632—1634 гг.) создаются особые солдатские и рейтарские (кавалерийские) полки, получившие название «полков нового строя» Они действовали на основании уставов, принятых в ряде европейских стран, многие офицерские должности в них принадлежали иностранцам. В течение всего XVII в. их численность неуклонно растет. В 1680 г. только в Москве находилось 90 тыс. солдат и рейтар «нового строя»126. Для комплектования этих полков правительство рассчитывало привлечь желающих, но таковых было мало, и с середины XVII в. проводятся наборы «даточных людей» по одному человеку с 20—25 крестьянских дворов. Это представляло собой прообраз рекрутских наборов, введенных Петром 1. Правда, многие солдаты из даточных в мирный период распускались по домам и призывались вновь под знамена своих полков с началом очередной войны. В конце XVII в. содержание каждого солдата-пехотинца в течение одной кампании стоило казне 4—5 руб., рейтара (всадника) — 20 руб.127

Для обороны южных и юго-восточных рубежей в XVII в. строятся несколько новых засечных линий, десятки новых крепостей, к службе здесь привлекается множество служилых людей «по прибору», получивших жалованье из казны. Растет и численность стрелецкого войска. Так, в 1651 г. в Москве насчитывалось 8 тыс. стрельцов. В 1680 г. их численность достигла 20 тыс.128 В целом за 60 лет вооруженные силы России выросли в три раза, в основном за счет создания полков нового строя и привлечения служилых людей по прибору. Ясно, что такая реорганизация вооруженных сил могла идти только за счет государственной казны, а следовательно, введение новых налогов и увеличение старых было неизбежным.

Подать на стрелецкое войско (стрелецкие деньги) после некоторого сокращения возрастает и к 1638 г. достигает 240 руб. Как раз в это время возросла угроза нападения со стороны Турции и Крыма. Разворачивается строительство самой протяженной Белгородской засечной черты от Белгорода почти до Тамбова. Впоследствии, особенно после бурных событий конца 40-х гг., стрелецкая подать снижается до 168 руб., в 1654 г. вновь возрастает до 228 руб129. В это время было принято решение о воссоединении с Украиной, и предстояла тяжелая война с Польшей.

Стрелецкую подать в деньгах платили только городские посады и крестьяне некоторых центральных уездов. Крестьяне всех остальных уездов и, в первую очередь с поместных земель, платили этот налог натурой, то есть поставляли хлеб для продовольствия войска. В связи с чем эта подать называлась «стрелецкий хлеб». В 40-х гг. XVII в. с сохи взималось 700 юфтей зерна. Эта подать предусматривала поставку примерно в равных долях ржи — для продовольствия солдат, овса — на корм лошадям. Юфть в данном случае и означает четверть ржи и четверть овса. (Старинное значение слова юфть — пара, в XVII—XVIII вв. так называлась также выделанная кожа крупного рогатого скота.) В дальнейшем эта подать постоянно возрастает. В 1679 г. с сохи взималось уже по 2800 юфтей130, сбор увеличился за 30 лет в 4 раза. Ясно, что за это время урожайность не могла вырасти столь быстро, следовательно, государство все меньше хлеба оставляло в распоряжении крестьянина, ограничивало расширенное воспроизводство в его хозяйстве, а в малоурожайные годы обрекало его семью на полуголодное существование. При желании плательщика эта натуральная подать могла быть внесена в денежной форме, но исходя из очень высокой цены хлеба. В 40-е гг. деньги за стрелецкий хлеб взимались из расчета 96 коп. за юфть., в 60-е гг. — до 2 руб. 35 коп. По данным В.О. Ключевского, хлебные цены и стоимость рубля в течение нескольких десятилетий в середине XVII в. почти не изменились131.

Стрелецкие деньги и стрелецкий хлеб были основным специальным налогом, предназначенным для покрытия военных расходов. Но этих поступлений часто было недостаточно. Тогда правительство вводило дополнительные сборы. В отличие от стрелецких денег, которые представляли собой постоянный налог, эти сборы носили чрезвычайный характер. Речь идет о взимании «пятой» или «десятой деньги», — пятой или десятой доли «от избытков и промыслов». В 1614 и 1615 гг. объявлялся сбор пятой деньги132. Деньги понадобились для организации похода против «воровских казаков», продолжавших смуту и не желавших подчиняться правительству Михаила Романова. В документах о введении этого сбора принцип его взимания четко не определялся. Можно предположить, что речь шла о доле имущества. Но подобный поимущественный налог (40% со всего состояния за два года) был бы немыслимо тяжел. Скорее, подразумевалось взыскать пятую часть с доходов. Однако в то время четкого понятия о подоходном налоге еще не существовало, как и не было методов определения дохода кого бы то ни было. Известно, что с купцов иногда взимали пятую часть с торговых оборотов, которые можно было установить по таможенным книгам. Следовательно, в данном случае мы имеем дело с одной из первых попыток применения в России налога с оборота. А в целом раскладка «пятой деньги» и принципы ее расчета оставлялись на усмотрение общин. Тем более, что правительство установило сумму этой подати — 120 руб. с сохи. Следующий раз сбор пятой деньги вводился в 1633 и 1634 гг. в связи с Смоленской войной. Но наиболее часто подобные чрезвычайные сборы практиковались в 50-х — 70-х гг. XVII в. На это время приходится продолжительная и тяжелая война с Польшей за Украину (1654—1667 гг.), военная кампания против Турции и Крыма в 70-хгг. (Чигиринские походы). Значительных усилий потребовало подавление восстания Степана Разина (1670—1671 гг.), неспокойно было на Украине, где приходилось действовать не только против поляков, но и против гетманов, поднимавших мятежи против России. За двадцатишестилетний период (1654—1680 гг.) дважды вводится сбор пятой деньги (1662, 1663 гг.), пять раз —десятой деньги (1654, 1668, 1673, 1678, 1680 гг.), один раз — пятнадцатой деньги (1671 г.). Неоднократно взимаются и иные чрезвычайные сборы то по рублю, то по полтине, то по полуполтине с двора133. Большей частью эти налоги поступают с купцов, торговых людей, посадов. Пашенные крестьяне от уплаты пятой или десятой деньги либо освобождались, либо платили существенно меньше, чем купцы и посадские люди. Например, по указу 1668 г. о сборе десятой деньги с крестьян было велено взимать по 8 алтын 2 деньги (25 коп.) с двора. Для торговых людей такая сумма была минимальной134.

Чрезвычайным налогом военного назначения был по своей сути и специальный сбор на содержание «даточных людей». Эта подать сразу оказалась чрезвычайно тяжелой. Уже в 30-х гг. сбор «на даточных людей» составил от 2 до 3 руб. с одного крестьянского двора. Правда, взимался этот налог не ежегодно, а по мере нового набора даточных людей, в среднем два раза за десятилетие135.

Зачастую налоги на жалованье ратным людям дополнялись обязанностью поставлять продовольствие в войска. В 1654 г. наряду с введением десятой деньги было велено со всех городов, сел и волостей «собирать хлебные запасы». Этот сбор повторился и в следующем году, наряду со сдачей хлеба, каждый двор должен был поставить по полугривенке (по полфунта) коровьего масла. Вместо толокна следовало поставить сухари. Эти запасы направлялись в Вязьму и Брянск, расположенные вблизи театра военных действий136. Подобный сбор носил чрезвычайный характер. Кроме того, продовольствие в войска поступало в виде стрелецкого хлеба, регулярной постоянной подати, которая взималась своим порядком. Указ о сборе продовольственных запасов предусматривал и строгие меры против неплательщиков — с них этот налог следовало взыскивать в тройном размере. Дополнительные натуральные повинности, особенно во время войны, вовсе не ограничивались поставками продовольствия. Население обязано было поставлять и разного рода вещи и материалы для оснащения войск. С каждой местности взимался тот продукт, которым она была богата. В 1656—1657 гг. в разгар войны с Польшей с Заонежских погостов, где издавна развивалась добыча и обработка железа, требовали поставок лопат, заступов, топоров. Отсюда же в войска направлялись ружейные фитили, смола, береста137. Подобные натуральные повинности были распространены и в мирное время. Так, крестьяне Двинского уезда доставляли к царскому двору кречетов для государевой охоты. Для ловли этих редких птиц ежегодно там отряжались ватаги из 40 человек138.

Таким образом, увеличение старых налогов и введение новых в течение всего XVII в., как и в предыдущем столетии, вело к постоянному росту податного гнета. К примеру, в вотчинах некоторых монастырей в центральных уездах государственные налоги с 70 коп. в среднем на двор в 30-х гг. к 70-м гг. увеличились до 1 руб. 30 коп., почти в два раза139.



122 Милюков П.Н. Государственное хозяйство России в первой четверти XVIII столетия и реформа Петра Великого. СПб., 1905. С. 4.
123 Ключевский В.О. Русский рубль XVI—XVIII вв. в его отношении к нынешнему // Соч. Т 8. М„ 1990. С. 102.
124 Милюков П.Н. Указ. соч. С.45.
125 Милюков П.Н. Спорные вопросы финансовой истории Московского государства. СПб., 1892. С. 91-92.
126 Очерки истории России. Период феодализма. XVII в. М., 1955. С. 448.
127 Милюков П.Н. Государственное хозяйство... С. 39.
128 Очерки истории России... XVII в. С. 448.
129 Милюков П.Н. Государственное хозяйство... С. 48, 57.
130 Очерки истории России... XVII в. С. 414, 423.
131 Ключевский В.О. Указ. соч. С. 107.
132 Милюков П.Н. Государственное хозяйство... С.43.
133 Там же. С. 55—56.
134 Дополнения к Актам историческим... Т. 5. СПб., 1853. № 64. С. 334—335.
135 Горская Н.А. Монастырские крестьяне Центральной России в XVII в. М., 1977. С. 328-329.
136 Полное собрание законов Российской империи. Собрание I. (Далее ПСЗ-1). т Г СПб., 1830. № 139.
137 Богословский М.М. Земское самоуправление на русском севере. М., 1909. Т. 2. С. ПО.
138 Там же. С. 115.
139 Горская Н.А. Указ. соч. С. 332.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 2383

X