Дестабилизация налоговой системы в период Смуты. Ее восстановление в правление Михаила Романова
Хотя к началу XVII в. обстановка в стране несколько стабилизировалась, раны, нанесенные опричниной, затягивались, все равно постоянно ощущалось глухое недовольство народа, страдавшего от крепостнического и налогового гнета. Бегство крестьян с насиженных мест не прекращалось, массы беглых людей скапливались в южных уездах, где власть стремилась их достать и, если не вернуть обратно, то привлечь к несению налогового бремени. Недовольство то здесь, то там переходило в открытое брожение и, наконец, прорвалось в первые годы XVII в. в серии восстаний в поддержку разного рода вождей и самозванцев. Началась невиданная в истории страны Смута, поразившая Московское государство на полтора десятилетия и едва не уничтожившая его. Конечно, причины Смуты крайне сложны и многообразны и не сводятся к усилению налогового гнета. Тем не менее недовольство народа ростом податного бремени было одним из существенных факторов, способствовавших Смуте. В связи с этим вопросам налоговой политики большое внимание уделяли практически все правительства, возникавшие в период Смуты.

Но в той обстановке невозможно было наладить сколько-нибудь устойчивую систему сбора налогов. Были периоды, когда власть царя, правившего в Москве, не простиралась далее окрестностей столицы. Таковы были пределы власти царя Василия Шуйского, в момент наивысших успехов обосновавшегося в Тушине Лжедмитрия II. Мало где признавалась и власть боярского правительства 1610—1612 гг., действовавшего от имени польского королевича Владислава. В результате государственный аппарат и связанная с ним система сбора налогов были разрушены, казна расхищалась и почти полностью опустела. Население многих городов и уездов на юге, севере и в центре страны в результате нашествий всевозможных войск, предводительствуемых разного рода самозванцами, атаманами, иностранными авантюристами, было разорено до такой степени, что не могло платить никаких налогов.

Правительство Михаила Романова, пришедшее к власти в 1613 г., не одно десятилетие потратило на восстановление государственного хозяйства, в том числе и налоговой системы. Первое время многие разоренные территории нуждались в облегчении налогового бремени. В связи с этим вместо тягла с определенных городов и уездов взимался оброк, который был существенно меньше. В 20-х гг. XVII в. оброк вместо прямых налогов платили жители Коломны, Суздаля, Шуи, Солигалича, Звенигорода, Белева, Калуги, Зарайска, Рязани, других городов, сильно пострадавших от интервентов и «воровских казаков»119. Но по мере восстановления хозяйства повсеместно возобновляются распределение и сбор податей с тягла.

Развитие налоговой системы в начале XVII в. связано с историей земских соборов, деятельность которых наиболее активна и регулярна в первое десятилетие после Смуты. В работе соборов принимали участие бояре, представители других важнейших сословий государства: духовенства, дворянства, крупных купцов, иногда посадских людей и черносошных крестьян. Аналогичные органы сословно-представительной монархии существовали и в других европейских странах (парламент в Англии, генеральные штаты во Франции, кортесы в Испании, сеймы в Польше и др.). Важной их прерогативой было одобрять или не одобрять новых налогов, вводимых королевской властью. Например, начиная войну, которая всегда требовала больших расходов, монарх должен был собрать представителей сословий и получить их согласие. В России первые Земские соборы созывались еще в XVI в., при Иване Грозном. Один из них состоялся в разгар опричнины в 1566 г. Главным вопросом было продолжение Ливонской войны, и собор высказался за это. Но вопрос о налогах тогда не стоял. Даже гости (наиболее крупные купцы), кого вопрос о возможных новых сборах касался непосредственным образом, высказались в самой общей форме: «...а мы люди не служилые, службы не знаем, ведает Бог да Государь, не стоим токмо за свои животы, а мы и головы свои кладем за Государя везде, чтобы государева рука везде была высока...»120.

На земских соборах XVII в. налогам уделялось более пристальное внимание. Так, на соборах 1632 и 1634 гг. было одобрено введение запросных и пятинных денег на войну с Польшей за Смоленск. Но наиболее интересен в этой связи земский собор 1642 г. по вопросу об Азове. В 1637 г. донские казаки захватили эту турецкую крепость в устье Дона и обратились в Москву с предложением включить ее в состав Российского государства, что означало войну с Турцией. Царь Михаил Федорович созвал земский собор и обратился к нему с вопросом, стоит ли начинать из-за Азова войну, и где взять для этого деньги. Участники собора представили свои соображения на сей счет, где в полной мере отражаются их сословные интересы. Так, провинциальные дворяне предлагали основную тяжесть расходов возложить на бояр, столичных дворян, монастыри и их вотчины. Они же предлагали запросные деньги собирать не по сохам, а в зависимости от количества дворов, находившихся в том или ином владении или общине. Купцы, посадские люди понимали, что начало войны повлечет усиление податного гнета прежде всего для них и жаловались, что и без того «оскудели» и обнищали от предыдущих запросов и пятинных денег121. В результате правительство не решилось начинать войну с Турцией. Конечно, оно руководствовалось и соображениями внешней политики — в условиях крайне напряженных отношений с Польшей Россия не могла начинать еще и войны с Турцией. В любом случае окончательное решение царь принимал сам, он мог посоветоваться и с кем-то из своих доверенных лиц. Регулярно обсуждались эти вопросы на заседаниях Боярской думы. Мнения сословий, представленных на земском соборе, имели рекомендательный характер. Многие налоги вводились и вовсе без созыва каких-либо соборов. Но все же эти сословно-представительные органы оказывали влияние на налоговую политику правительства. По крайней мере на них формулировались чаяния влиятельнейших сословий страны, с чем царь не мог не считаться. Значение соборов повышалось в периоды обострения социальной и внутриполитической борьбы, когда вопросы налоговой политики играли далеко не последнюю роль. Так, эти вопросы оказались в центре внимания Земского собора 1649 г., о чем речь еще впереди.



119 Лаппо-Данилевский А. Организация прямого обложения в Московском государстве со времени Смуты до эпохи преобразований. СПб., 1890. С. 23.
120 Черепнин Л.В. Земские соборы Русского государства в XVI —XVII вв. М., 1978. С. 114.
121 Там же. С. 246, 250.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 2109

X