Московская большая соха как основная единица налогообложения. Cошное письмо
Крайне важным шагом в направлении централизации и унификации налогообложения была реформа единицы обложения. Как уже отмечалось, еще в удельную эпоху в качестве такой единицы применялась «соха». В разных землях ее величина была различной. Московские писцы величину своей «сохи» определяли зачастую «на глазок», смотря по состоятельности жителей, населявших определенную территорию. В зависимости от этого они рассчитывали, сколько пашни или иных угодий можно положить в «соху». Как полагают большинство историков, в середине XVI в., опять-таки в правление Избранной Рады, большая московская «соха» стала определяться исходя из четко установленной меры земельной площади. Она стала общепринятой единицей обложения практически во всем государстве. Какова же была земельная площадь, приходившаяся на одну «соху»? Она не могла быть повсюду и для всех одинаковой. Ведь в этом случае те, кто вел хозяйство на худших землях, оказывались в неравном положении по сравнению с теми, у кого была хорошая земля. Кроме того, правительство намеревалось проводить и определенную социальную политику — какие-то сословия обложить большим налогом, какие-то — меньшим. Поэтому при определении величины «сохи» учитывалось качество земли, вводились три ее категории — «добрая», «средняя», «худая», а также сословная принадлежность ее владельца. Наиболее привилегированными оказались дворяне, в поместьях которых «соха» составляла 800 четвертей доброй земли, 1000 четвертей средней и 1200 четвертей худой. Наиболее тяжелым было положение черносошных крестьян. В их общинах «соха» составляла всего 500 четвертей доброй земли, 600 — средней, 700 — худой103. Четверть — это старинная мера земельной площади, равная, примерно, пол гектара. Две четверти составляли десятину.

В бывших владениях Великого Новгорода по-прежнему использовались тамошние меры обложения — обжа и новгородская соха. Но и они переводились на меры земельной площади и были соотнесены с большой московской сохой, в которой считалось 10 новгородских сох и 30 обёж. В связи с этим новгородская соха иногда именовалась «сошкой» или «малой сохой»104.

Большая московская соха была довольно крупной единицей обложения. Например, 800 четвертей — это более 400 га, на такой площади могли разместиться десятки хозяйств. Поэтому для определения величины налога, взимаемого с конкретного имения, вотчины или общины, соха дробилась на доли, прежде всего на четверти, («чети»), которые дробились еще дальше — получались «пол-чети», «пол-пол-чети» и «пол-пол-пол-чети» (т.е. 1/8, 1/16 и 1/32 сохи). Применялось и троекратное дробление, в результате возникали «трети», «пол-трети», «пол-пол-трети» и «пол-пол-пол-трети» (то есть 1/3, 1/6, 1/12 и 1/24 доли сохи).

Наряду с сохой и ее долями в XVI в. в качестве единицы обложения распространяется «выть», известная и в предыдущем столетии. Эта весьма мелкая единица применялась для разверстки податей по отдельным хозяйствам. С середины XVI в. она также приравнивалась к определенной земельной площади и составляла от 12 до 16 четвертей земли в зависимости от ее качества105. Но чаще всего «выть» применялась для определения повинностей крестьян в пользу их владельцев, помещиков или вотчинников.

Параллельно с конкретизацией и унификацией налоговых единиц совершенствовался и порядок учета земель и населения, подлежащих обложению. Еще при Иване III были проведены описания вновь присоединенных к Московскому государству земель Великого Новгорода, Тверского, Белозерского и Ярославского княжеств. Они проводились писцами великого князя и получили название «писцовых описаний», а составленные в их результате книги именуются «писцовыми книгами». До нас дошли древнейшие из сохранившихся книг, содержащие описание Новгородской земли в 90-х гг. XV в. В 1492 г. из Москвы были отправлены шесть писцов описывать земли бывшего Тверского княжества «по-московски в сохи»106. В дальнейшем писцовые описания проводились систематически, примерно, через 20—30 лет и охватывали либо всю страну, либо наиболее важные в хозяйственном отношении регионы. Многие писцовые книги сохранились. Они не только являются важным источником по истории налогов, но и содержат ценнейший материал о хозяйстве, населении, повседневной жизни и быте множества городов и сел России.

В дополнение к писцовым книгам существовали книги приправочные, представлявшие собой их сокращенные копии, дополненные грамотами, другими документами, касавшимися налогообложения. Они использовались как справочное пособие при разверстке податей. Время от времени с разных мест поступали жалобы о чрезмерности налогов, или выяснялось, что подати откуда-либо поступали не полностью. Тогда власти распоряжались произвести в данной местности «дозор», то есть повторное описание с целью пересмотра и проверки обложения. Так возникали дозорные книги. При проведении описаний уточнялись границы различных вотчин, общинных владений. Иногда в связи с этим составлялись специальные межевые книги. Кроме того, на основе писцовых книг разрабатывались документы по налогообложению отдельных городов, волостей, именуемые платежными книгами, сотницами, счетными выписями. Писцовые описания постоянно совершенствовались для более полного учета земель и населения, подлежавших обложению. Правительство издавало специальные писцовые наказы, где определялся порядок описания, его основные принципы, что позволяет судить об основных тенденциях налоговой политики. Известно об издании такого наказа в 1555 г., как раз в период правления Избранной Рады107.



103 Очерки истории СССР. Период феодализма. Конец XV — начало XVII вв. М., 1955. С. 343.
104 Сергеевич В. Древности русского права. Т. 3. СПб., 1903. С. 317—318.
105 Веселовский С.Б. Село и деревня в Северо-Восточной Руси XIV—XV вв. М.— Л., 1936. С. 53.
106 Там же. С. 41.
107 Осокин Е. О понятии промыслового налога и об историческом его развитии в России. Казань. С. 51.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 3225

X