Финансовая сторона высочайших браков

Замужество или женитьба во все времена были важной частью повседневной жизни Императорского двора. До Петра I судьба русских царевен оказывалась печальной. Взросление в царском тереме, в любви и внимании, а затем – монашество. Мотивировалось это особенностями сложившейся системы политической власти.

«За своих» выдавать было нельзя. «Свой» это – холоп царской семьи, неровня. Да и появление побочных ветвей в царском роду было чревато ожесточенной борьбой за власть. Петр I пережил это в детстве, когда пьяные стрельцы в 1682 г., на глазах десятилетнего Петра рубили бердышами братьев его матери. «За чужих» выдавать было не принято, да и исходя из канонических православных традиций – не за кого. Православных царевичей просто не было, а выходить замуж за католика считалось совершенно неприемлемым.

Петр I, взяв курс на европеизацию страны, сломал этот порядок. Именно в период его правления начали заключаться браки с представителями европейских аристократических фамилий. Свою сводную племянницу Анну Иоанновну он выдал замуж за герцога Курляндского, а ее сестру Екатерину – за герцога Мекленбургского. Эти браки носили политический характер. Личные склонности во внимание не принимались. Надо заметить, что это вполне вписывалось в контекст эпохи. Все «политические» браки оказались несчастными, поскольку ни о какой личной симпатии между супругами не было и речи.

Ситуация изменилась в XIX в. При заключении браков, конечно, тщательно просчитывались престиж и положение семьи, должной породниться с российским Императорским домом. Но при этом родители, российские венценосцы, стремились к тому, чтобы в основе этих браков лежала любовь. По возможности Россия могла себе это позволить.

В декабре 1845 г. Николай I писал своей дочери – великой княжне Ольге Николаевне, которая «засиделась в девках» и у которой сложно решался вопрос о замужестве: «С полной свободой, со спокойным испытанием твоего сердца, без предупреждений и без наущений, сама одна ты». С другой стороны, русские великие княжны понимали, что при всей узости выбора на «брачном рынке», они – завидные невесты и по богатству приданого, и по влиянию Российской империи, которая стояла за их спинами. Двоюродная сестра Николая II вспоминала: «…я знала, что когда-нибудь мне суждено выйти замуж за иностранца. Я знала также, что, если фортуна мне вдруг улыбнется, я смогу сделать выбор по велению своего сердца. Во все времена браки принцев обсуждались заранее; меня воспитали так, что я принимала это как факт».713 И хотя периодически, на том или ином этапе семейной жизни венценосцев и их ближайших родственников, происходили семейные драмы, но к женитьбе или замужеству никого не принуждали.



<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 5975