В. Ковтун. Героизм - всегда следствие чей-то глупости (ненапечатанное письмо)
Это письмо пришло в редакцию «Солдата Удачи» в 1999 году в ответ на призыв рассказать правду о том, как погибла группа Онищука, но напечатано не было. Тому причиной, уж больно отличавшийся от официальной версии, рассказ и анализ причин.

Прочитал статью О.Метелина «Подвиг группы» («Солдат удачи», № 6). Таких публикаций, написанных по материалам официального расследования, было немало в различных газетах и журналах. Откровенно говоря, было странно, что «Солдат Удачи» подхватил эту эстафету, да еще с опозданием в двенадцать лет.
Лишь надежда на искреннее желание редакции разобраться, с присущей ей скрупулезностью, что же произошло на самом деле, вынудило меня взяться за написание этих строк.
В то время, когда произошла эта трагедия, я находился уже в Союзе, но, тем не менее, был достаточно хорошо осведомлен, о том, что случилось в ночь с 30 на 31 октября 1987 года. Обо всех подробностях того боя мне написал Слава Горошко, с явной горечью. Он же, в свою очередь, разговаривал со свидетелями трагедии, оставшимися в живых. Онищук был моим «заменщиком», и я его учил воевать. В частности, водил и на то место, где его группа приняла последний бой.

О месте


Место это действительно находится от расположения отряда в 30—40 километрах. И я, и Онищук ходили туда пешком для того, чтобы не демаскировать вывод группы появлением брони или вертолетов в районе предстоящих действий. В случае необходимости, бронегруппа могла прибыть для оказания помощи разведчикам в течение часа. Время же подлета вертолетов составляло порядка двадцати минут с момента получения в Центре Боевого Управления радиограммы о начале боя. Сама гора, на которой находилась группа Онищука, является идеальной позицией для занятия круговой обороны. Юго-восточный ее склон представляет собой отвес, по которому без специального снаряжения и соответствующей подготовки не подняться. Остальные склоны хоть и относительно пологи, но хорошо простреливаются. Вершина является естественной крепостью из цепи небольших скал и крупных валунов. До ближайшей горы, на которой, якобы, согласно другим публикациям, находились духи, было три с половиной — четыре километра. До горного массива на севере — около десяти километров.
Гору, на которой заняла позицию группа, окружали невысокие пологие холмики. Одним словом, это была во всех отношениях господствующая высота.

О действиях


Группа действительно забила в ночь с 30 на 31 октября передовую машину каравана, но, судя по всему, о том, что за ней идут еще две, Онищук не догадывался. Олег Метелин, видимо, в силу незнания тактики действий моджахедов, допустил, мягко говоря, неточность, написав, что они решили подработать на проводке караванов.
У духов существовал четкий порядок обеспечения безопасности движения караванов. Он включал в себя отработанную систему предупреждения и оповещения, разведку маршрутов движения, а также применение боевых формирований для борьбы с группами специального назначения. За безопасность каравана на своем участке полевые командиры несли ответственность перед региональными лидерами своих партий и движений.
Однако в разбираемом случае спецназовцы дрались с охраной каравана, которая подтянулась к головной машине для того, чтобы ее отбить или, по возможности, скрытно вытащить в темноте. Удаление позиций огневой подгруппы от дороги составляло порядка восьмисот-девятисот метров и, в условиях ограниченной видимости, это было возможно.
Численность моджахедов была около шестидесяти человек. Зная тактику спецназовцев, они решили организовать засаду у машины (см. схему 14).


Схема 14. Засада моджахедов
Схема 14. Засада моджахедов

Ошибки


Онищук, у которого, по правильному определению С.Козлова, к тому времени началась «звездная болезнь», расслабился и «подыграл» духам, отправив в темноте к машине досмотровую подгруппу, состоящую из двух троек. По словам переводчика роты, находившегося тогда в составе группы Онищука, бойцы ходили к машине не один раз. В один из таких «походов», когда они даже предположить не могли, что у машины могут быть духи, они и нарвались на засаду.
Духи не стреляли. Они бесшумно перерезали разведчиков, оделись в их форму и стали подниматься по склону. Онищук даже не организовал взаимодействия с подгруппой досмотра каравана, иначе, связываясь с ними, он бы обязательно заволновался, не получив ответа на свой запрос о том, как идут дела.
Это было на рассвете. Духи, пользуясь потерей бдительности, смогли подойти практически вплотную и начали расстреливать разведчиков. Вот тут и завязался бой, в котором все преимущества: и внезапность, и численное превосходство были на стороне моджахедов.
Радист, находившийся на вершине, связался с батальоном и передал, что группа ведет бой и несет большие потери.
Отрядом в то время командовал подполковник Нечитайло, который не отличался скоростью принятия решений. Пока подняли по тревоге резерв во главе с командиром роты Ярославом Горошко, пока они вылетели, бой, практически, закончился.

В живых остались лишь те, кто находился в составе подгруппы обеспечения, которая занимала позиции на вершине горы. Духи их просто не заметили. 
Но тут, видимо, расслабились моджахеды. Уникальная победа над группой специального назначения (а духи проводили четкую грань между спецназом и всеми остальными) сыграла с ними злую шутку. Вероятно, в состоянии эйфории они не спешили отходить. Здесь их и накрыли прибывшие вертушки.
Высадившаяся после ударов НУРСов группа во главе с Горощко практически, добивала тех, кто смог укрыться от ударов авиации.

О наградах и результатах


Сейчас, когда полученные в Афганистане ордена не вызывают у меня и у многих моих сослуживцев ничего, кроме ностальгии по ушедшим временам, можно написать и об этом.
Тот, кто воевал, знает, что наградят тем сильнее, чем больше у тебя потерь. Хотя должно быть наоборот. Но теория и практика не всегда идут «рука об руку». Как правило, для того чтобы оправдать большие потери, командование сочиняет легенду о жестоком бое с превосходящими силами противника, в котором и полегли герои. А раз герои, то надо награждать соответственно. Отсюда и история о лично убитых в рукопашной схватке духах и тому подобные сказки.
Любой спецназовец знает, что если бы и у Горошко дошло до рукопашной, то, вероятнее всего, героев было бы столько же, и оба посмертно. Все, что перечислено в «общем итоге операции» как уничтоженное — обыкновенная социалистическая приписка. Уничтожено — попробуй, проверь. Слухи о гибели Модада и Насера сильно преувеличены.
Все, что указано как захваченное, находилось в машине, которую в самом начале «забила» группа Онищука.
Вот так в результате халатности командира рядовой выход группы с рядовым результатом стал трагическим, а чуть позже был овеян ореолом героизма.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 13443