Парики вместо бород

Первые случаи брадобрития на Руси известны с 1681 года, одновременно с указом царя Федора Алексеевича о введении при русском дворе одежды по польскому образцу. Это новое веяние вызвало резкое порицание со стороны патриарха Адриана, утверждавшего, что «без бороды человек перестает иметь образ человеческий, он подобен псу или коту; только желающий уподобиться такому животному или соединиться с еретиками может подумать о брадобритии; у еретиков случается, что не только миряне, но и духовные и монахи бреют бороду и усы и выглядят как обезьяны»(15). Потребовались энергия и решительность Петра I, чтобы изменить внешний облик русских людей, невзирая ни на традиции, ни на мнение Русской православной церкви.

Шестого августа 1698 года, на следующий день после возвращения из заграничной поездки, Петр на своем преображенском дворе принимал явившихся к нему с поклоном подданных. Их бородатые лица раздражали молодого царя, успевшего за два года жизни в Европе отвыкнуть от вида растительности на лице и длиннополой русской одежды. Петр привык действовать радикальными методами: он немедленно вооружился ножницами и начал обрезать бороды важнейшим сановникам. Секретарь австрийского посольства Иоганн Корб отметил: «Воевода князь Алексей Семенович Шеин первым пожертвовал своей длинной бородой, подставив ее под ножницы… Сохранили свои бороды только патриарх, святостью своего сана, князь Михаил Алегукович Черкасский, уважением к его преклонным летам, и Тихон Никитич Стрешнев, почетной должностью царского оберегателя. Все прочие должны были преклониться перед иностранными нравами, когда ножницы уничтожали старинный их обычай»(16).

Экзекуция была продолжена в новогодний праздник 1698 года, отмечавшийся по старому русскому календарю 1 сентября. На этот раз обязанность брадобрея исполнял царский шут, «и к кому только ни приближался он с ножницами, не позволялось спасать свою бороду, под страхом получить несколько пощечин». «Таким образом, — пишет Корб, — между шутками и стаканами весьма многие, слушая дурака и потешника, должны были отказаться от древнего обычая»(17).

Преображение внешнего облика представителей верхушки русского общества вызывало подчас глухое недовольство, однако никто не осмеливался противиться воле царя в открытую. 20 февраля 1706 года английский посланник Чарлз Уитворт сообщил статс-секретарю Роберту Гарлею: «Вы, конечно, уже слышали, с каким трудом весь народ покорился бритве. Он был предубежден против бритья и привычками, и религией: предки его ходили небритыми; священники, угодники и мученики уважались за свои бороды; стараясь подражать им, невежество полагало, что отчасти само благочестие заключается в ношении бороды, как сила Самсона заключалась в волосах его. Даже женщины присоединились к общему неудовольствию и с трудом решились покориться преобразованию мужей»(18). В то же время М. М. Щербатов, писавший свой труд «О повреждении нравов в России» в конце 1780-х годов, со слов свидетелей Петровской эпохи утверждал: представительницы прекрасного пола испытали немалое удовольствие от того, что «лица женихов их и мужей уже не покрыты стали колючими бородами»(19).

В допетровское время ни с прическами, ни со стрижкой и бритьем проблем у подавляющего большинства русского населения не было; соответственно, не могло быть и отечественных специалистов в этом деле, а потому при Петре вельможам пришлось разыскивать опытных цирюльников среди иностранцев и нанимать их на службу за значительную плату. Одновременно те должны были обучать своему искусству слуг и дворовых людей в домах, куда были приглашены. Менее состоятельные люди научились бриться и подстригать волосы сами. Постепенно число отечественных куаферов росло, в Петербурге появились даже особые специалисты, изготавливавшие инструменты для стрижки, бритья и укладки волос. В 1722 году только среди жителей Санкт-Петербургского (Городового) острова набралось десять человек, желающих вступить в цех «цырулников» (брадобреев), а в цех «парухмахеров» записались 13 мастеров(20). Основным видом деятельности парикмахеров являлось изготовление париков, они же занимались укладкой женских волос и созданием модных причесок. Стрижкой мужчин чаще занимались цирюльники в процессе бритья.

Женщины из высшего общества испытывали немалые трудности из-за нехватки модных парикмахеров. Князь М. М. Щербатов приводит любопытное свидетельство представителей старшего поколения: «Я от верных людей слыхал, что тогда в Москве была одна только уборщица для волосов женских, и ежели к какому празднику когда должны были младые женщины убираться, тогда случалось, что она за трои сутки некоторых убирала и они принуждены были до дня выезду сидя спать, чтобы убору не испортить»(21). Так на женских головках сохранялись причудливые прически в виде многопушечного фрегата, замка или букета цветов.

Активно внедряемая Петром I европеизация внешнего облика представителей высшего сословия вынуждала их носить длинные парики аллонж[27], хотя это, скорее всего, не соответствовало их желанию. Отвращение русских людей того времени к парикам ясно высказал известный публицист и экономист первой четверти XVIII века Иван Тихонович Посошков: «…и таковых мертвечинных и нечистых блудниц волосы православным христианом и вне церкви на главы свои возлагать не весьма господствует. Люторам то свойственно есть, еже носити таковые паруки, понеже они вне суть истинного христианства»(22).

Сам государь не желал носить на голове эти «волосы блудниц»; как отмечали современники, его короткий парик был сделан из собственных волос(23). Петр никогда его не пудрил, поэтому он выглядел, как живые волосы. А. С. Пушкин в набросках «Истории Петра I» под 1722 годом записал: «Петр обрезал свои длинные волосы и сделал из них парик, ныне видимый на его кукле». Нередко государь обходился и вовсе без парика; состоявший при нем гвардейский сержант Никита Иванович Кашин в своих записках утверждал, что царь «в церковь никогда в паруке не ходит»(24).

После церковной службы по случаю нового, 1710 года Юст Юль сделал следующее замечание: «…хотя обыкновенно он (Петр. — В.Н.) носит собственные волосы, однако в тот раз имел на голове старый парик, так как в церкви, когда ему холодно, он надевает парик одного из своих слуг, стоящих поблизости; по миновании же в нем надобности отдает его кому-нибудь по соседству»(25). Это обыкновение подтверждается забавным эпизодом, приведенным Я. Я. Штелином. В 1716 году Петр, проезжавший через Данциг, присутствовал на воскресном богослужении в тамошней церкви; царь, бывший, по обыкновению, без парика, «почувствовав, что открытой его голове было холодно, снял… не говоря ни слова, большой парик с сидевшего подле него бургомистра и надел себе на голову»; по окончании проповеди «снял он парик и отдал бургомистру, поблагодарив его небольшим наклонением головы». Позже «один господин из царской свиты» пояснил депутатам городского магистрата, что это происшествие не должно казаться удивительным и необычным, поскольку «его величество не смотрит на мелочные церемонии и привык в церкви, когда голове его бывает холодно, снимать парик с князя Меншикова или с кого-нибудь другого из стоящих подле него, и надевать на себя»(26).

Впрочем, во время пребывания в Париже в 1717 года Петр всё же заказал себе парик «у одного ремесленника, известного мастера по длинноволосым буклированным парикам, какие модно было носить при дворе». Примерив готовое изделие, он счел его неудобным. Тогда, разозлившись, царь прошелся по нему стамеской, чтобы укоротить и придать ему обычную форму, которую привык носить, и отказался его пудрить(27).

Юный Василий Александрович Нащокин, обучавшийся в то время в школе для дворянской молодежи в Петербурге, впервые увидел Петра I 21 октября 1717 года, сразу же по возвращении того из заграничной поездки. Молодой человек обратил внимание на его необычную прическу: «Государь… волосы имел маленькие и зачесаны маленькой косой гребенкой; и как сперва увидели, дивились той первой моде, что гребешок у государя в волосах»(28).


15. Цит. по: Брикнер А. Г. Указ. соч. С. 268,270 — 71.

16. Корб И. Г. Дневник путешествия в Московское государство. С. 87.

17. Там же. С. 88.

18. Сб. РИО.Т.50.

19. О повреждении нравов в России князя М. Щербатова и Путешествие А. Радищева. Лондон, 1858. С. 17.

20. См.: Кошелева О. Е. Люди Санкт-Петербургского острова петровского времени. М., 2004. С. 231.

21. О повреждении нравов в России князя М. Щербатова и Путешествие А. Радищева. С. 17.

22. Посошков И. Т. Книга о скудости и богатстве. М., 1951. С. 124.

23. Пушкин А. С. История Петра. М., 2000. С. 294.

24. Кашин Н. И. Поступки и забавы императора Петра Великого // Петр Великий: Воспоминания. Дневниковые записи. Анекдоты. С. 127.

25. Юст Ю. Указ. соч. С. 117.

26. Штелин Я. Я. Подлинные анекдоты о Петре Великом. М., 1830. 4.1. С. 47-48.

27. См.: Труайя А Указ. соч. С. 241.

28. Нащокин В. А. Записки // Империя после Петра. 1725 — 1765. М., 1998. С. 228.


27 А л л о н ж (от фр. allonger — удлинять) — парик с длинными волнистыми локонами, одна его прядь спускалась на спину, а две лежали на груди. Первоначально такая «львиная грива» появилась во Франции при дворе короля Людовика XIV (1638 — 1715), рано начавшего лысеть; оттуда эта мода распространилась по всей Европе. Парики делали из натуральных волос, шерстяных или шелковых нитей, растительных волокон.

(обратно)

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 11478