«Платье носить европейское»

Боярская одежда допетровской Руси восходила к азиатским образцам, причем мужские наряды напоминали женские. Нередки были случаи, когда мужчины переделывали для себя одежду своих жен. Однако уже при царях Алексее Михайловиче и Федоре Алексеевиче в высшие круги русского общества начинают проникать образцы польской моды; некоторые бояре подстригают волосы и бороды на иностранный манер, одеваются в иноземные кафтаны или обряжают в них свою прислугу. В 1681 году царь Федор издал указ, предписывавший боярам, дворянам и приказным людям появляться при дворе и в Кремле только в польском платье.

Переход от длиннополой старомосковской одежды к европейской начался во время заграничной поездки Великого посольства 1697 — 1698 годов. Первоначально все три великих посла, включая Франца Лефорта, были обряжены в экзотические по западным меркам боярские кафтаны. Но по прибытии в Австрию российские дипломаты переоделись в наряды французского образца. Интересна реакция князя-кесаря Ф. Ю. Ромодановского на известие из Вены о том, что руководитель российской дипломатической службы Ф. А. Головин обрядился в европейский костюм. «Не верю такой глупости и безумству Головина, — воскликнул он, — чтобы он мог пренебречь одеждой родного народа!»(1)

Однако вскоре и самому Ромодановскому, как и прочим боярам, пришлось расстаться с любимыми длиннополыми одеяниями. В январе 1700 года был издан указ о запрещении всем, кроме духовенства и крестьян, носить русскую одежду, а вместо нее предписывалось носить платье «на манер венгерского». В августе того же года был издан еще один указ, повелевающий «всех чинов людям», кроме духовенства, извозчиков и пахотных крестьян, «носить платье венгерское и немецкое». Последующие указы, неоднократно повторявшиеся, обязывали бояр, дворян и служилых людей носить немецкое платье по будням и французское по праздникам(2).

Повсюду в общественных местах 26 августа 1700 года, по свидетельству одного из современников событий Ивана Желябужского, были «прибиты по градским воротам указы о платье французском и венгерском и для образца повешены были чучелы, сиречь образцы платью»(3), то есть своеобразные манекены в европейской одежде. Всякого, замеченного в обычном длиннополом русском наряде, хватали, ставили на колени и обрезали на нем одежду так, чтобы она доставала ему только до колен и тем самым становилась похожей на французский фасон(4). Был также издан указ, «под страхом наказания повелевающий женщинам носить юбки. Прежняя их одежда состояла из широкого платья, застегнутого спереди и спускавшегося до пяток»(5).

Одежда и внешний облик знатных русских женщин до распространения европейской одежды описаны И. Г. Корбом: «Исподнее платье русских женщин по обеим сторонам вышивается золотом; при этом рукава, по странному обыкновению, сложены в складки, часто более чем в восемь и нередко даже более десяти локтей длины; изящные и драгоценные запястья украшают сборки, продолжающиеся сцепленными складками до конца руки. Верхнее платье похоже на одежду восточных женщин; на него надевается плащ, нередко украшенный шелковой материей и мехом. К частым и обыкновенным предметам пышности принадлежат серьги и кольца. Замужние женщины и вдовы покрывают голову драгоценными мехами, девицы же имеют только на лбу богатую повязку; впрочем, непокрытые головы девиц русских украшаются волосами, опускающимися до самых плеч, причем волосы завиты с великолепным изяществом в искусственные кудри»(6).

Петр быстро покончил со всеми этими яркими особенностями облика русских дворянок. С 1 января 1701 года государь предписал «женам и дочерям носить платье венгерское и немецкое». На смену шушунам (длинным сарафанам), телогреям и летникам с рукавами до земли пришли пышные робы[19] с большим вырезом на груди и спине, рукавами до локтей и широкой юбкой. Обязательной принадлежностью женской одежды стали жесткие фижмы[20] и корсеты(7).

Одежда Петра I и его приближенных уже в начале XVIII века принадлежала в основном к тому типу европейского костюма, который сформировался во Франции при дворе короля Людовика XIV в конце предшествующего столетия. Модное платье состояло из кафтана, камзола и штанов. Кафтан был длинный, узкий в талии, с эффектно заложенными по боковым швам складками, с широкими обшлагами и глубокими прорезными карманами, закрытыми фигурными клапанами. Воротники кафтанов во Франции и других западных странах были довольно большими, зачастую сшитыми из кружев. Петр предпочел взять за образец маленькие холщовые шведские воротники, вошедшие в обращение благодаря скромным вкусам Карла XII. Но в большинстве случаев русские вельможи обходились и вовсе без накладных воротников, поскольку они мешали носить длинные парики, также ставшие неотъемлемой частью мужского костюма.

Из-под кафтана, как правило, не застегнутого, был виден камзол, сшитый либо из такой же, либо из контрастной по цвету ткани. Камзол плотно облегал фигуру, был несколько короче кафтана и всегда шился без боковых складок и воротника. Третий необходимый компонент костюма — штаны-кюлоты[21]. По требованиям моды конца XVII — начала XVIII века они были короткими, до колен, и удерживались на талии широким поясом. Костюм дополнялся кружевными жабо и манжетами, шелковыми чулками и кожаными башмаками с пряжками. Для шитья кафтанов, камзолов и штанов использовались самые разнообразные материи: сукно, шелк, парча, бархат, льняные и бумажные ткани. В качестве аксессуаров и декора широко применялись различные виды вышивки, кружева, полоски галуна(8). Шляпы были различной формы — от скромных треуголок полувоенного типа до версальских образцов с широкими полями и страусиными перьями.

Самые модные европейские костюмы и аксессуары первым получал из-за границы А. Д. Меншиков, любивший демонстрировать роскошь и внешний блеск. Благородство его кафтанов подчеркивалось испанскими и генуэзскими кружевами, а многочисленные позолоченные или оплетенные металлическими нитями пуговицы мерцали на фоне тканей, словно драгоценные украшения. Однако и Петр I уделял одежде гораздо больше внимания, чем это принято считать. Он также заказывал себе платье за границей или поручал его изготовление в Петербурге иностранным и русским портным, причисленным к штату придворных служителей. В парадных костюмах царь отдавал предпочтение тканям красных, коричневых и зеленых тонов, по которым иногда делалась вышивка золотыми или серебряными нитями. По свидетельству Андрея Нартова, Екатерина Алексеевна «сама трудилась с комнатными своими девицами» над расшиванием серебром кафтана, который ее супруг должен был надеть на коронационные торжества 1724 года. В связи с этим Нартов передает назидательный анекдот: «Государь, посмотрев на шитье, взял кафтан и его тряхнул. От сильного потрясения с шитья полетело несколько на пол канители, чему подивясь, сказал: "Смотри, Катинька, пропало дневное жалованье солдата". Сей кафтан в угодность супруге своей имел Государь на себе во время только празднования коронации и после никогда его не надевал»(9).

Тот же эпизод описан биографом Петра I И. И. Голиковым со ссылкой на рассказ адмирала Алексея Ивановича Нагаева, который, будучи еще двадцатилетним юношей, явился свидетелем примечательного разговора государя с женой: «Императрица к своей коронации вышила для великого супруга своего по голубой объяри[22] серебром кафтан, который когда монарх впервые надел на себя, то государыня сказала:

— Ах, батюшка! Как он к тебе пристал, и как бы я желала видеть тебя и всегда так одетого!

— Безрассудное желание! — ответствовал монарх. — Ты того не представляешь, что все таковые и подобные издержки не только что излишни, но что не могут оные и иначе быть как насчет народа моего, а за злоупотребление народных денег должен я буду отвечать Богу в каждом оных рубле, ведая при том же, что государь должен от подданных отличаться не щегольством и пышностью, а менее еще роскошью, но неусыпным ношением на себе бремени государственного и попечением о их пользе и облегчении»(10).

Роскошный костюм Петра I, сшитый по случаю коронации его супруги, до сих пор сохраняется на «восковой персоне» царя в Государственном Эрмитаже (см. илл.). Он состоит из четырех предметов: кафтана, камзола, штанов и портупеи. Кафтан и камзол сшиты из одного материала — голубого гродетура[23]. На кафтане имеются отложной воротник, застежки на полах и 18 пуговиц (еще пять не сохранились). Двушовные рукава кафтана украшены высокими разрезными обшлагами с четырьмя декоративными пуговицами на каждом. Карманы закрыты широкими клапанами сложной формы, украшенными пятью пуговицами. Все пуговицы на кафтане деревянные, полусферической формы, оплетенные серебряной нитью и канителью. По бокам кафтана сделаны разрезы, которые с одной стороны имеют фигурную форму. По центру спинки тоже идет разрез, который начинается чуть ниже талии. По ткани сделана вышивка серебром в виде мелкого плотного орнамента из переплетающихся веток, расположенного широкими полосами на полах кафтана, на его воротнике и обшлагах, а также на карманных клапанах и вокруг них. На левой стороне груди прикреплена шитая серебряной нитью и битью[24] восьмиконечная звезда ордена Святого Андрея Первозванного[25] с девизом ордена «За веру и верность» (на обороте сохранилось имя вышивальщика — Ene Pally).

Камзол с застежкой на 28 пуговиц (одна из них утеряна) имеет узкие рукава, с застежкой на три пуговицы. Клапаны карманов камзола подобны клапанам на кафтане, но меньшего размера. На каждом из них было по пять пуговиц (сохранилось по четыре). По бокам и центру спинки камзола идут разрезы. Он украшен такой же вышивкой серебряной нитью, как и кафтан. Штаны длиной чуть ниже колен имеют широкий пояс, откидной клапан спереди и застежку на шесть пуговиц, а по боковым швам — на пять. Имеется две пары прорезных карманов: по боковым швам и по обеим сторонам от клапана. Штанины стянуты внизу подвязками из серебряного галуна с серебряными пряжками. Отделка вышивкой идет вдоль застежки. Портупея представляет собой широкий пояс из голубого шелкового репса, украшенного вышивкой серебром, с фигурным нашивным кармашком и застежкой на серебряную фигурную пряжку(11).

Другая сохранившаяся до наших дней одежда Петра I позволяет судить о том, что в каждодневной носке он ставил на первое место удобство и практичность, поэтому в его гардеробе было много простых по покрою курток и штанов из грубого сукна и шерстяных тканей, без всякого декора (см. илл.). В то же время нижние фуфайки и сорочки государя шились преимущественно из тонкого полотна и нежного батиста, украшенного вышитыми цветами. Это свидетельствует о том, что в интимной, скрытой от посторонних глаз жизни ему было не чуждо стремление к комфорту. О том же говорят его длинные халаты-шлафоры[26], сшитые из китайских, итальянских или французских тканей, которые царь надевал дома поверх камзола и штанов. В таком виде он отдыхал с трубкой у камина или принимал особо доверенных лиц.

Во время пребывания во Франции в 1717 году Петр получил сильное впечатление от новейшей версальской моды. Несомненно, под ее влиянием в гардеробе монарха появились элегантные кафтаны из коричневого репса с черными бархатными обшлагами и довольно заметными воротниками, а также изысканные комплекты верхней одежды из бархата красного и горохового цвета(12).

Петр I расправлялся с помощью ножниц не только со старинной русской одеждой, а иногда подвергал корректировке и особо модные европейские платья, если находил их форму неудобной. Один такой случай описал в феврале 1699 года австриец И. Г. Корб: «Царь, увидев, что некоторые его офицеры из подражания моде носили платье просторнее обыкновенных, обрезал им слишком длинные рукава, делая при этом такие замечания: "Вот это тебе во всём мешает; при этом на всяком шагу может с тобой случиться какое-либо приключение: либо прольешь стакан, либо нечаянно обмакнешь рукав в суп. А из этого сделай себе валенцы!"»(13).

Сам Петр обычно ходил в поношенном сюртуке голландского покроя, в залатанных чулках и стоптанных башмаках, демонстрируя подданным наглядный пример бережливости. Однако на праздники он мог одеваться весьма щеголевато. Голштинский камер-юнкер Фридрих Вильгельм Берхгольц свидетельствует о том, что в День Святой Троицы, 24 мая 1724 года, государь был одет в красный с серебряным шитьем кафтан, украшенный по французской моде большими отворотами и имевший, как все кафтаны Петра, маленький шведский воротник(14).


1. Цит. по: Корб И. Г. Дневник путешествия в Московское государство. С. 101.

2. См.: Коршунова Т. Т. Костюм в России XVIII — начала XX в.: Из собрания Государственного Эрмитажа. Л., 1979. С. 7.

3. Желябужский И. А. Дневные записки // Рождение империи. С. 325.

4. См.: Юль Ю. Указ. соч. С. 50 — 51.

5. Сб. РИО. Т. 50. С. 248.

6. Корб И. Г. Дневник путешествия в Московское государство. С. 225.

7. См.: Коршунова Т. Т. Указ. соч. С. 8.; Анисимов Е. В, Каменский А. Б. История России. 1682-1861. М., 1996. С. 137.

8. См.: Денисова М. В., Моисеенко Ю. В., Тарасова И. И. «Искусству сего швения… не можно надивиться»: К истории костюма «Восковой персоны» // Петровское время в лицах — 2009: Материалы научной конференции. СПб., 2009. С. 106 — 107.

9. Нартов А. А. Указ. соч. С. 64.

10. Голиков И. И. Анекдоты, касающиеся до государя императора Петра Великого. М., 1798. С. 458 — 459.

11. См.: Денисова М. В. Реставрация костюма «Восковой персоны» // Петровское время в лицах — 2009. С. 122.

12. См.: Денисова М. В., Моисеенко Ю. В., Тарасова Н. И. Указ. соч. С. 109.

13. Корб И. Г. Дневник путешествия в Московское государство. С. 126.

14. Берхгольц Ф. В. Дневник камер-юнкера (окончание) // Юность державы. М., 2000. С. 233.


19 Р о б а (фр. robe) — платье.

(обратно)

20 Фижмы (от нем. Fischein — рыбья кость) — устройство из ивовых прутьев или китового уса в виде перевернутых вверх дном корзиночек, крепящихся к талии с боков для придания пышности юбкам.

(обратно)

21 К ю л о т ы (от фр. cul — зад) — узкие и короткие застегивавшиеся под коленом штаны, которые имели право носить только дворяне.

(обратно)

22 О б ъ я р ь — плотная шелковая переливчатая одноцветная ткань, напоминавшая муар, но более высокого качества.

(обратно)

23 Гродетур — тяжелая шелковая одноцветная ткань, как правило, темных оттенков, в которой каждая нить основы закрыта двумя нитями утка. Получила название по первоначальному месту производства — городу Тур во Франции.

(обратно)

24 Б и т ь — расплющенная серебряная проволока, прикрепленная на ткань по нанесенному рисунку при помощи простой нитки.

(обратно)

25 Знаками ордена Андрея Первозванного являлись Х-образный крест с распятым святым и восьмилучевая звезда. Крест носился на широкой голубой ленте через правое плечо, а звезда помещалась на левой стороне груди. Первоначально она была не металлическая, а вышитая.

(обратно)

26 Шлафор, шлафрок (от нем. Schlaf — сон и Rock — пиджак) — мужская и женская просторная домашняя одежда, достигающая лодыжек.

(обратно)

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 9182