Н. Б. Лебина, М. В. Шкаровский. Кнутом или законом?
Февральская революция оправдала надежды либерально настроенной общественности: положение института продажной любви в России изменилось коренным образом. В марте 1917 г. были упразднены все законодательные акты о проституции, и прежде всего «Положение о врачебно-полицейском надзоре в Санкт-Петербурге». Уничтожение системы регламентации означало конец эпохи существования легальной торговли женским телом. Однако даже самые ярые революционные максималисты признавали, что почти семидесятилетняя история институализированной проституции не могла не оставить следа. Несмотря на юридическое бесправие, представительницы стороны предложения продолжали заниматься своим ремеслом, никуда не исчезли и потребители продажной любви. Новая, демократическая Россия практически с первых дней своего существования стала испытывать трудности из-за отсутствия специального учреждения, которое могло бы заняться одновременно и медицинскими и правовыми проблемами, оставшимися в наследство от эпохи регламентации. К числу этих проблем относились венерические заболевания и социальная адаптация бывших проституток. 20 марта 1917 г. начало работать Совещание по борьбе с распространением венерических болезней. Предполагалось, что оно уделит внимание проституции и наметит меры лечебного и просветительского характера для борьбы с этим явлением. По сути данное учреждение заменяло Врачебно-полицейский комитет, история которого начиналась именно с разработки системы предотвращения распространения «любострастных болезней». Однако российская демократия эпохи Февраля 1917 г. так и не успела создать должного института, структура и направленность деятельности которого смогли бы устранить перекосы дореволюционной системы регламентации.

Советская же власть вообще не считала возможным на первых порах обратиться к историческому опыту в решении проблем девиантного поведения населения. Выразилось это прежде всего в том, что проституцией — явлением, в котором неразделимы медико-психологическая и нравственно-правовая стороны, — стали заниматься два разных ведомства — Комиссариат здравоохранения и Комиссариат внутренних дел. Каждое ведомство лечило симптомы болезни, казавшиеся опасными именно ему, избирая весьма специфические и порой взаимоисключающие приемы врачевания. К мероприятиям Наркомата здравоохранения время от времени присоединялся Наркомат социального обеспечения, что в целом усиливало филантропическое начало политики социалистического государства в отношении проституции. Милиция также искала себе союзника в борьбе с этим явлением и обрела его в лице могущественных органов политического управления. Разные задачи, стоявшие перед здравоохранением и правоохранением в советском обществе, определили и резкие колебания социального статуса торгующей собой женщины в условиях господства пролетарской морали. Значительно более стабильной была система оценки мужчины — потребителя продажной любви.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 2490

X