Глава XI. Решающие дни ляоянской операции

Группировка сторон к 1 сентября

В ночь на 1 сентября русские войска развертывались согласно приказу Куропаткина. На правом фланге «главных» позиций, фронтом на запад, расположился 4-й Сибирский корпус в составе 28 батальонов, 5 сотен и 62 орудий. Правый фланг корпуса упирался в форт № VIII на правом берегу Тайцзыхэ. Левый фланг доходил до железной дороги. 2-й Сибирский корпус Засулича в составе 5-й Восточносибирской стрелковой дивизии и одной бригады 10-го армейского корпуса — всего 20 батальонов и 50 орудий — занял остальной участок позиции до деревни Эфа. Резерв главных позиций составлял 3-й Сибирский корпус — 24 батальона, 72 орудия — и располагался за северной окраиной Ляояна. Всего было выдвинуто на главные позиции 72 батальона, 14 сотен и 184 орудия.

К концу дня 3-й Сибирский корпус был передвинут в Чжансутунь для действий против Куроки, а общий резерв составили прибывшие на пополнение 2 полка и 24 орудия.

1-й Сибирский корпус, смененный 4-м Сибирским корпусом, располагался в районе Иншуйсы. 10-й корпус без одной бригады занимал район Сичэи — Савагоцзы. Отряд Мищенко двигался в Анцзяпуза, а отряд Самсонова и 54-я дивизия Орлова находились в движении в район Янтайских копей. Части 71-й дивизии 5-го Сибирского корпуса продолжали стоять в Цзюцайюаньцзы.

17-й корпус с приданной ему сводной бригадой Экка из состава 71-й дивизии оставались на занимаемых позициях против частей армии Куроки. В Бенсиху стоял отряд Любавина.

Под влиянием ложных слухов о движении крупных сил японцев к Тайцзыхэ ниже Ляояна Куропаткин сформировал отряд Кондратовича для обеспечения правого фланга. К этому времени в Ляоян были доставлены из Владивостока шесть осадных батарей. Сюда же были доставлены четыре 6-дюймовые пушки, вывезенные в свое время из Инкоу, однако использованы они не были: из опасения оставить их в руках противника они были отправлены в тыл.

После полудня 1 сентября 2-я и 4-я японские армия главными силами достигли района передовых позиций, оставленных русскими войсками, и приступили к переоборудованию их фронтом к Ляояну и установке осадной артиллерии.

Гвардейская дивизия и 3-я бригада 2-й дивизии — всего 18 батальонов, 3 эскадрона и 48 орудий — располагались на линии Киндятунь — Суйю — Кавлицунь — Сычаню.

4-я армия также продвинулась в течение ночи вперед. 10-я дивизия вышла на линию Цофантунь — Уйдягоу, выдвинув передовые части на линию Татапэйху — Ситюдаванцзы. Главные силы 5-й дивизии были расположены в районе Наньбаличжуана с передовыми частями на линии Сыличжуана.

6-я и 3-я дивизии остановлены были в полосе железной дороги по обоим сторонам ее, на параллели Маетунь. За ними расположилась в Дунванчжуане 11-я резервная бригада; 4-я дивизия и конница Акиямы продвинулись несколько вперед.

Всего на левом берегу Тайцзыхэ у японцев оставались 71 батальон, 23 эскадрона, 364 орудия против 72 батальонов, 14 сотен, 184 орудий группы Зарубаева.

Остальные войска Куроки — 12-я дивизия, 15-я бригада 2-й дивизии, 29-й резервный полк и конный полк, всего 20 батальонов, 6 эскадронов, 60 орудий, общей численностью около 18 000 человек — были расположены утром 1 сентября на правом берегу Тайцзыхэ на линии Кане — Сыцан — Квантун, имея против себя группу Бильдерлинга численностью в 33 батальона, 20 эскадронов и сотен и 150 орудий. Всего же на правом берегу Тайцзыхэ русские имели 95 батальонов, 79 эскадронов и сотен и 352 орудия общей численностью 72 000 человек, не считая частей, разбросанных для охраны левого фланга.

Охватывающий фронт японцев был расширен, и растянутая группировка русских войск на правом берегу Тайцзыхэ от Иншуйсы до Янтайских копей с главными силами на правом фланге не соответствовала идее разгрома правобережной группы японцев, о чем мечтал Куропаткин. Главные силы Манчжурской армии продолжали группироваться вокруг Ляояна, и концентрический охват ее при условии пассивности русского командования оставался вполне возможным.

Японская пехота левобережной группы в этот день проявляла мало активности. Ойяма предполагал начать здесь наступление лишь на следующий день. Только 4-я дивизия получила активную задачу по рекогносцировке русских позиций перед ее фронтом.

После полудня 4-я дивизия под прикрытием артиллерийского огня вышла своими передовыми частями на линию Юцзячжуанцзы — Ваньбаошань, имея за своим левым флангом конницу Акиямы в Танчжуанцзы. Около 16 часов артиллерия 4-й дивизии начала интенсивный обстрел Ляояна и полосы вдоль железной дороги, нарушив поспешную работу Ляоянского вокзала по эвакуации в предвиденьи очищения города. Погрузка была перенесена на заранее выстроенную станцию Ляоян II.

В течение всего дня 2-я армия производила разведку русских позиций и подготовку к наступлению на следующий день.

Передовые части 4-й армии в этот день пытались несколько продвинуться вперед, но, встреченные артиллерийским огнем с фронта и фланговым огнем охраняющего отряда из Мучана, должны были отказаться от наступления.

Оставшиеся на левом берегу реки части Куроки активных действий в этот день не предпринимали.

Действия на правом берегу Тайцзыхэ

Между тем правобережная группа японцев, укрепившись на занятом рубеже, начала продвижение вперед.

Получив сведения, что Манчжурская армия готовится к отступлению, Куроки решил нанести удар русским и сделать попытку перехватить железнодорожный путь.

Утром 1 сентября 12-я дивизия перешла в наступление в западном направлении. На левом фланге двигалась 15-я бригада с задачей овладения Нежинской сопкой у деревни Сыквантунь, а 29-й резервный полк и кавалерийский полк оставались в резерве за центром наступательного фронта правобережной группы.

В то время пока японцы продвигались осторожно вперед, Куроки со штабом прибыл на высоту, что в 2 км восточнее Квантуна, и здесь получил донесение о занятии Бенсиху резервной бригадой Умесавы.

«Куроки ликует. В его жизни наступила великая минута. Ему остается только прорваться у горы Манжу24 и у горы 131 и завладеть железной дорогой, ведущей в Мукден, которая отчетливо виднеется на западе над деревней Сыквантунь с оживленно катящимися по ней к северу поездами»25.

Торжество Куроки было, однако, нарушено получением донесения о приближении русских войск со стороны Янтайских копей. В связи с этим правофланговая 12-я бригада Шимамуры развернулась фронтом на север, а левофланговая 23-я бригада Кигоши приостановила дальнейшее движение. 12-я дивизия перешла к обороне.

В действительности серьезной угрозы на своем правом фланге японцы не имели. В районе Янтайских копей производила разведку конница Самсонова, которая за время предыдущих боев не проявляла наступательного пыла и обычно уходила от японской пехоты без боя. 54-я дивизия Орлова, которой во изменение предыдущего приказа предписано было сосредоточиться в Сяодаляньгоу, не нашла здесь удобных позиций для обороны и передвинулась в Янтайские копи, куда прибыла к 14 часам и начала укрепляться.

Так понял свою задачу Орлов. Находясь против фланга правобережной группы Куроки, он не сделал попытки смелым ударом нанести ему поражение и начал укрепляться, хотя никто ему не угрожал. Уже одно появление его на фланге правобережной группы японцев вынудило Куроки перейти к обороне и вызвать оставшуюся на левом берегу Тайцзыхэ 3-ю бригаду 2-й дивизии.

Одновременно с этим Куроки приказал бригаде Умесавы, находившейся в Бенсиху, перейти в наступление на Янтайские копи для обеспечения правого фланга армии.

Бой за Нежинскую сопку

Не зная об изменившейся обстановке на фронте правобережной группы японцев, командир 15-й бригады Окасаки продолжал наступление. Еще утром Окасаки прошел Хванкуфэн и под сильным огнем русской артиллерии охватил левый фланг Нежинского полка, вынудив его к отходу на Нежинскую сопку. Открыв огонь 30 орудий по этой сопке и высоте 131, которую занимали части усиленной бригады 71-й дивизии Экка, бригада Окасаки, прикрываясь густым гаоляном и пересеченной местностью, приблизилась к русским окопам, но здесь залегла, приостановив дальнейшую атаку в связи с полученными сведениями об общей обстановке на фронте группы.

Однако в таком положении Окасаки оставался недолго. Слабое сопротивление русских побудило его сделать попытку захватить Нежинскую сопку, на что он получил согласие Куроки и обещание обеспечить его справа 23-й бригадой.

Против Окасаки оборонялась 35-я дивизия Добржинского, подкрепленная Новоингерманландским полком 3-й дивизии. Нежинскую сопку занимали Нежинский полк и часть Моршанского.

Правее Нежинского полка, на фронте высота 131 — Сыквантунь, располагался Волховский полк. Слева примыкал к Нежинской сопке Новоингерманландский полк, имея уступом за своим левым флангом Зарайский полк. У Хохунтая сосредоточен был небольшой резерв.

Таким образом, 12 батальонов и 42 орудия 15-й и 23-й японских бригад имели непосредственно перед собой 13 батальонов и 40 орудий, не считая русских войск, расположенных в глубине.

Наступление Окасаки организовано было двумя полками в одном эшелоне. За центром двигался резерв — один батальон. За правым флангом бригады двигался полк 23-й бригады Кигоши.

В 17 часов 1 сентября японцы начали движение в густом тумане, а в 19 часов японская пехота при содействии артиллерийского огня приблизилась к окопам Нежинской сопки на 700 шагов.

После 19 часов артиллерийская перестрелка начала утихать, и русские считали, что на этом бой сегодня ограничится, однако в 20 часов Окасаки открыл сильный огонь по русским позициям. Волховский полк не выдержал артиллерийского огня противника и очистил Сыквантунь, куда немедленно вошли японцы. Левофланговый полк 15-й бригады начал охватывать правый фланг Нежинского полка, который в это время по распоряжению своего командира спускался к подножию сопки. В то же время сопка была охвачена и с другого фланга, и Нежинский и Моршанский полки, поддавшись панике, очистили сопку.

Оправившись, Нежинский полк при поддержке соседей вновь занял сопку, выбив японцев штыками.

Наступившая темнота затруднила атаку перемешавшихся японцев в пересеченной местности, и Окасаки решил выждать восхода луны. Как только луна осветила местность, японцы возобновили атаку Нежинской сопки при поддержке артиллерийского огня с флангов. Японская пехота двигалась в гаоляне, соблюдая строгий порядок. Батальон наступал тремя ротами во взводных колоннах, имея на близкой дистанции впереди одну роту развернутой.

Нежинский полк, оказав слабое сопротивление, отступил на Сахутунь.

Таким образом, в результате излишней растяжки пехоты 17-го корпуса, прикованной к позициям, одна японская бригада сумела выиграть бой на фронте корпуса и захватить важную позицию Нежинская сопка — Сыквантунь и даже продвинуться к восточным отрогам высоты 131.

Находившаяся в районе Эрдагоу — Тудагоу бригада Экка не была введена в бой командиром корпуса. Точно так же Орлов не поторопился на поддержку корпуса наступлением против правого фланга Куроки, что вынудило бы последнего приостановить атаку Окасаки в западном направлении.

Наступательный план Куропаткина

Куропаткин со своим штабом весь день был занят разработкой плана наступления против Куроки, и в результате был принят план, который явился столь же искусственным по замыслу, сколько сложным по выполнению.

Планом намечалось «развернуть правобережную группу армии на фронте Сыквантунь — копи Янтай и, приняв затем за ось Сыквантуньскую позицию, произвести захождение армии левым плечом вперед, дабы взять во фланг позиции переправившихся у Канкватуня японских войск армии генерала Куроки и прижать их к реке Тайцзыхэ, проходимой вброд лишь в немногих местах. В то же время японская группа должна была упорно оборонять Ляоянский укрепленный район против армии генерала Оку и генерала Нодзу»26.

По мысли Куропаткина, 72-тысячная армия должна была развернуться в линию на фронте Сыквантунь — копи Янтай, причем крайний правый фланг у Сыквантуня обозначает шаг на месте, а вся развернутая гигантская фаланга производит движение, описывая сектор окружности. По мере расширения сектора положение армии Куроки по предположению Куропаткина становится все более тяжелым.

План Куропаткина с полной ясностью подчеркивает крайнее убожество оперативной мысли русского командования в эпоху упадка царской армии. План этот ни в какой мере не соответствовал поставленной Куропаткиным накануне цели «уничтожить» правобережную группу японцев. Даже успешное продвижение русских в лучшем случае могло привести только к оттеснению японцев, которые получили бы возможность отойти за реку Тайцзыхэ по имеющимся бродам и наведенным понтонным мостам.

В развитие принятого плана был отдан приказ, предписывающий Зарубаеву с 64 батальонами, 10 сотнями и 152 орудиями оборонять Ляоянские позиции, а в дополнительной записке к Зарубаеву Куропаткин требовал «держаться на занимаемых позициях до последнего человека». Группа остальных корпусов численностью 95 батальонов, 79 сотен и эскадронов и 352 орудия под личным командованием Куропаткина должна была с утра 2 сентября начать операцию против Куроки. Для занятия исходного положения 17-му корпусу в составе 23 батальонов, 18 эскадронов и 122 орудий предписывалось «упорно» оборонять Сыквантунь; 10-й корпус — 21 батальон, 6 эскадронов и 80 орудий — выдвигался в район Сахутунь; левее должен был выстроиться 1-й Сибирский корпус — 18 батальонов, 8 сотен и 62 орудия.

В резерв назначался 3-й Сибирский корпус в составе 18 батальонов, 4 сотен, 48 орудий, который должен был сосредоточиться в Чжансутунь.

Крайний левый фланг у Янтайских копей составляли дивизия Орлова и отряд Самсонова общей численностью 12 батальонов, 22 сотни и 28 орудий, на которые возлагалась охрана фланга правобережной группировки.

Прибывающие части 1-го армейского корпуса оставлены были в Мукдене в предположении, что резервная бригада Умесавы начнет наступление в мукденском направлении.

Ложные донесения о появлении крупных сил японцев к западу от Ляояна вынудили Куропаткина выдвинуть к Тайцзыхэ, западнее Ляояна, отряд Кондратовича из состава 1-го Сибирского корпуса. Таким образом, от главных сил было оторвано 13 батальонов, 12 сотен и эскадронов и 22 орудия.

Пока Куропаткин обдумывал свой план, в ночь на 2 сентября обстановка несколько изменилась, Бильдерлинг потерял Сыквантунь — основную точку опоры заходящих войск Куропаткина, а Куроки перевел на правый берег реки 3-ю бригаду 2-й дивизии. Полагая, что русские начали отступление на Мукден, Куроки отдал приказание командиру гвардейской дивизии Хасегава о переправе через Тайцзыхэ у Кавчинцзы. Это распоряжение Хасегава получил с большим запозданием.

В Манчжурской армии начал чувствоваться недостаток в снарядах в связи с перебоями в доставке, что вызвало со стороны Куропаткина распоряжение об экономном их расходовании. Затруднения в продовольствии и огнеприпасах испытывала также и армия Куроки.

Наступление Куроки 2 сентября

К утру 2 сентября 17-й армейский корпус оставался на Сахутуньских позициях, имея главные силы 3-й дивизии на высоте 151.

Янтайские позиции занимали 12 батальонов, 3 сотни и 22 орудия Орлова. Временно Орлову был подчинен примкнувший к его правому флангу отряд Орбелиани — 2 батальона, 11 сотен и 6 орудий. Между корпусом Бильдерлинга и отрядом Орлова в Анцзянуза расположены были 19 сотен и 12 конных орудий Мищенко для разведки и связи по фронту.

Левый фланг восточного фронта прикрывался конным отрядом Самсонова — 19 сотен и 6 конных орудий, расположенных у Янтайских копей.

Всего в первой линии восточного фронта с бригадой Экка располагались 36 батальонов, 63 сотни и 158 орудий.

Вторую линию русских войск, подготовленных к наступлению против Куроки, составляли 10-й армейский корпус в районе Эрдагоу, 1-й Сибирский корпус, подходивший двумя колоннами к Лилиенгоу и Сяодалянгоу, и 3-й Сибирский корпус в составе 18 батальонов, 4 сотен и 48 орудий, который оставался в Чжансутуне. Численность второй линии достигала 57 батальонов, 18 сотен и 174 орудий, 4-й и 2-й Сибирские корпуса на Ляоянских позициях располагались в прежнем порядке.

В то же время японские армии продолжали группироваться по обеим сторонам Тайцзыхэ. Против Зарубаева оставались армии Оку и Иодзу общей численностью 71 батальон, 13 эскадронов и 380 орудий.

Японская гвардия — 12 батальонов, 3 эскадрона и 42 орудия — стянувшись в район Кавчинцзы — Сяпу, подготавливалась к переправе через Тайцзыхэ. Остальные части Куроки — 27 батальонов, 6 эскадронов и 60 орудий, всего 25 000 человек — располагались на достигнутом в ночных боях рубеже.

Таким образом, Куропаткин, уступая в силах японцам на левом берегу Тайцзыхэ, на правом берегу имел подавляющее превосходство.

Правобережная группа Манчжурской армии медленно двигалась к исходным районам для наступления, а между тем Куроки, учитывая успех остальных японских армий под Ляояном и предстоящее отступление русских, решил активными действиями выдвинуться на линию Сандопу — Лотатай.

В соответствии с намеченным планом 12-я дивизия получила направление на Сандопу, 2-я дивизия — на Лотатай с предварительным захватом высоты 131. Гвардейской дивизии подтверждено было приказание о переправе у Кавчинцзы для овладения высотой 151.

Наступление Куроки с утра не носило стремительного характера: недостаток снарядов позволил открыть только редкий огонь по всему фронту, а наступление пехоты затруднялось местностью, покрытой сплошным гаоляном. Правому флангу угрожала дивизия Орлова; чувствовалось также утомление войск и недостаток продовольствия, доставка которого затруднялась неустройством тыла (перешивка дороги закончена еще не была).

Куроки не подозревал о предстоящем наступлении русских и о сосредоточении против его двух дивизий — 93 батальонов, 79 сотен и 352 орудий — русских. Он начал свои действия весьма осторожно, приказав начальнику 12-й дивизии атаковать отряд Орлова 12-й бригадой Шимамуры и тем самым обеспечить наступление к западу.

Между тем Бильдерлинг решил начать наступление и овладеть позицией Сыквантунь — Нежинская сопка, захват которой японцами нарушал стройность наступательного плана Куропаткина.

Расстроенные после вчерашних боев полки 35-й дивизии Добржинского занимали район Тудагоу — Сахутунь — Яндятунь (схема 23). На высоту 131 был выдвинут отряд из 5 батальонов для «удержания возможного натиска с востока».

Всего на Оахутуньских позициях Бильдерлинг имел 24 батальона, 10 сотен и 112 орудий.

В то же время на позиции Нежинская сопка — Сыквантунь была развернута 15-я бригада Окасаки, усиленная двумя батальонами 29-го резервного полка. На высотах Мадяну располагалась 23-я бригада Кигоши. Далее, на высотах у Санцагоу расположена была 12-я бригада Шимамуры. Артиллерия занимала позиции в районе Санцагоу — Хванкуфэн. Штаб Куроки расположился на высоте «Ласточкино гнездо».

Куропаткин, находившийся на высоте восточное Чжансутуня и узнавший, что на фронте Орлова происходит бой, приказал Бильдерлингу атаковать позицию Сыквантунь — Нежинская сопка, а Штакельбергу, подравниваясь с 17-м корпусом, начать одновременно с ним наступление.

После двухчасовой артиллерийской подготовки огнем 96 орудий Бильдерлинг, подкрепленный бригадой 10-го корпуса, перешел в наступление в густом гаоляне, группируя резерв на своем правом фланге. К полудню несколько японских рот, занимавших высоты между Сыквантунем и Сахутунем, вынуждены были под натиском бригады Экка очистить позиции и отойти.

Защитники Нежинской сопки оказали упорное сопротивление. Взаимодействие артиллерии и пехоты в наступлении русскими организовано не было. Артиллерийский огонь вообще развивался слабо из опасения поразить своих, а также вследствие указания инспектора артиллерии армии «беречь патроны, так как настоящий бой будет завтра». Под огнем русской артиллерии японцы укрывались за обратными скатами высот, не имея перед собой пехоты, и входили в свои окопы только тогда, когда по мере приближения русской пехоты к японским окопам артиллерия 17-го корпуса вынуждалась к прекращению огня. Это позволило японцам отбивать атаки своего противника стрелковым огнем. Артиллерия 15-й бригады Окасаки действовала в этот день весьма вяло в связи с недостатком снарядов. Штакельберг активности не проявил, а Мищенко, действия которого затруднялись гаоляновыми посевами, по словам официальной истории, «бивакировал» на месте и к вечеру отошел на ночлег.

В борьбе за позиции Сыквантунь — Нежинская сопка в течение 1 и 2 сентября русские потеряли 3280 человек, японцы — 1291 человек. Значительная разница в потерях объясняется охватывающим характером действия японцев, в то время как русские войска вели фронтальное наступление.

Таким образом, уже во второй половине дня наступление Куропаткина с захождением левым плечом не получило осуществления. Бильдерлинг потерял ось захождения армии — Сыквантунь, и вновь захватить ее не удалось; центр оставался на месте, 1-й Сибирский корпус двигался к исходному району со скоростью 2 км в час, а дивизия Орлова, движение которой как левофланговой должно получить наибольший размах, под напором численно слабого противника в панике отступала к станции Янтай.

Действия отряда Орлова27

Еще накануне отряд Орлова был подчинен Бильдерлингу, который должен был установить с ним боевое взаимодействие.

Приняв решение вернуть потерянную позицию Сыквантунь — Нежинская сопка, Бильдерлинг вечером 1 сентября отдал приказание Орлову перейти в наступление согласно общему плану, а в случае, если Куроки предпримет наступление против 17-го армейского корпуса, торопиться к нему на подкрепление.

Утром 2 сентября отряд Орлова располагался на позициях к югу от Янтайских копей, имея в центре позиции всю артиллерию сосредоточенной, а конницу Самсонова и Орбелиани — на флангах. Охраняющий батальон был выдвинут к деревне Цышань. Отряды Самсонова и Орбелиани временно подчинены были Орлову. Резерв — 7 батальонов и конница Самсонова — оставался у Янтайского поселка. К этому времени 12-я бригада Шимамуры занимала высоты к югу от деревни Дайяопу.

Впереди лежащая местность была покрыта густым гаоляном, затруднявшим разведку и связь. Действия в такой местности требовали хорошей выучки войск, инициативы и самостоятельности начальников, чего не хватало в царской армии.

Выполняя приказ Бильдерлинга, Орлов решил с утра атаковать противника в Дайяопу, направив против правого фланга японцев конницу Самсонова. Против левого фланга японцев должна была действовать конница Орбелиани.

12-я японская бригада, усиленная одним резервным батальоном и направленная против отряда Орлова, сбила охраняющий батальон у Цышаня, чем нарушилась возможность беспрепятственной связи Орлова с Бильдерлингом по фронту.

Против 12 батальонов, 32 эскадронов и 34 орудий Орлова наступали 7 батальонов, 2 эскадрона и 18 орудий Шимамуры, однако Орлов после неудачной попытки атаки частью своих сил решил уклониться от боя и двинуться в Сахутунь на усиление Бильдерлинга, который, как показалось Орлову, атакован японцами.

Начало движения Орлова совпало с переходом в наступление главных сил Шимамуры со стороны Дайяопу и привело противников к встречному бою.

Правофланговый 47-й полк бригады Шимамуры наступал восточнее Дайяопу тремя батальонами в одном эшелоне. Западнее этой деревни двигались в одном эшелоне 2 батальона 14-го полка. Третий батальон 14-го полка был направлен к Янтайским копям, где Орловым было оставлено 2 батальона для удержания позиции. Там же оставался и отряд Самсонова.

Японцы начали охватывать левый фланг отряда Орлова с одновременной атакой его правого фланга, чему способствовало отступление Орбелиани. Наступая в гаоляне, японцы сумели использовать свою артиллерию, имея при себе переносные вышки для наблюдения, артиллерия же Орлова, путаясь в гаоляне, бездействовала. Резерв Орлова был использован, а подошедшие к Лилиенгоу части 1-го Сибирского корпуса Штакельберга никакой поддержки Орлову не оказали.

Отряд Орлова начал отступление, но японцы, захватившие на пути отступления холмы, получили возможность обстрела отступающих сильным огнем. Войска Орлова обратились в бегство к Сяодалянгоу, при этом в густом гаоляне солдаты обстреливали друг друга. Штакельберг, корпус которого уже приближался к Сяодалянгоу, приказал Орлову собрать свои войска и вновь перейти в наступление, однако попытка Орлова привести в порядок дивизию не удалась: разбежавшиеся в панике войска Орлова, состоявшие преимущественно из только что прибывших запасных, смешались с мчавшимися в разные стороны повозками и бросились к станции Янтай, потеряв свыше 1500 человек убитыми и ранеными. Смущенный неудачей Орлов с большим усилием собрал один батальон, с которым он предпринял атаку в направлении на Дайяопу, но от встречного огня японской пехоты батальон рассеялся в гаоляне, а сам Орлов был ранен.

Развивая наступление, Шимамура выбил конницу Самсонова из Янтайских копей. Попытки Штакельберга атаковать бригаду Шимамуры были японцами отбиты с большими потерями для 1-го Сибирского корпуса. Точно так же не увенчалась успехом попытка Штакельберга атаковать Янтайские позиции. В результате 1-й Сибирский корпус отступил на Лилиенгоу.

Таким образом, наступательный план Куропаткина уже в самом начале выполнения потерпел неудачу. Две японские бригады, действовавшие на флангах правобережной группировки Манчжурской армии, не только не были сметены семидесятитысячной массой русских, но даже воспрепятствовали русским укрепиться в полосе, которая должна была по плану Куропаткина служить исходной для описания сектора наступления. Левый фланг правобережной группировки, которому предстоял наибольший размах, в течение 2 сентября рассеялся.

Куропаткин не имел представления о соотношении сил на своем восточном фронте, если судить по тому, что в 16 часов он рекомендовал командиру 1-го Сибирского корпуса крайнюю осторожность в действиях, обеспечив свое наступление резервами.

Конница Мищенко никакой попытки нанести удар в тыл бригады Шимамуры не сделала.

Атака Бильдерлинга

Между тем 17-й и части 10-го корпуса готовились к атаке, позиции Сыквантунь — Нежинская сопка в стремлении занять исходное положение, предусмотренное наступательным планом Куропаткина. Для этой цели назначено было 27 батальонов под общим командованием начальника 35-й дивизии Добржинского.

После 17 часов 2 сентября 152 орудия, расположенные на позициях западнее Сахутуня, начали вялую артиллерийскую подготовку отчасти вследствие недостатка снарядов, отчасти из опасения поражения своих войск, которые предприняли наступление в беспорядке и без взаимной связи. Нежинская сопка огню не подвергалась, потому что инспектору артиллерии армии показалось, что сопка занята своими войсками.

Фронтальное наступление было организовано тремя группами, причем в эти группы входили батальоны различных полков и дивизий, что крайне затрудняло управление.

Энергичное наступление русских могло бы привести здесь к успеху: правобережная группа Куроки занимала растянутое расположение, имея по сравнению с русскими значительно более слабую плотность боевого порядка. 24 батальона Куроки занимала по фронту 15 км. Бригада Шамамуры находилась у Янтайских копей, а на фронте наступления Бильдерлинга в лучшем случае могла принять участие 2-я дивизия и 23-я бригада 12-й дивизии, против которой стояла в бездействии конница Мищенко.

Атака на правом фланге русских началась успешно. Правофланговый полк бригады Экка, пройдя высоту 131, очищенную японцами, продвинулся к Сыквантуню и занял эту деревню, вытеснив оттуда японцев. Русские пытались здесь продвинуться к северу в охват Нежинской сопки, но, встретив сильный огонь японцев, отхлынули на юго-запад, смешавшись с фронтально наступающими полками, и, приняв некоторые отдельные группы стрелков за противника, атаковали их в штыки.

Атака на остальном участке японской позиции не была поддержана артиллерийским огнем. Левое крыло Добржинского приблизилось к Нежинской сопке уже в темноте. Японцы в первый момент оказали слабое сопротивление, выжидая приближения русских, после чего они открыли по наступавшей пехоте сильный артиллерийский и стрелковый огонь.

Наступавшие по скрещивающимся направлениям русские полки приняли друг друга в темноте и суматохе за японцев и вступили между собой в перестрелку. При этом один из русских полков потерял от огня своих же одну треть состава.

Сигналы «отбой» и «сбор в колонну» не остановили хаоса. Некоторые роты Чембарского полка пытались еще переходить в атаку, попадая в темноте и гаоляне под огонь других рот своего же полка. Только под звуки полковых оркестров роты прекратили стрельбу и в беспорядке бросились в тыл на Сахутунь.

Несмотря на беспорядок, частям Нежинского полка удалось захватить северную окраину сопки.

В рядах бригады Окасаки происходил такой же хаос, остановленный сигналом «отбой». Очевидно, это обстоятельство содействовало захвату северной окраины сопки Нежинским полком, который после сигнала «отбой» оставался на месте. Впрочем, под напором японцев в 2 часа сопка опять была Нежинским полком очищена.

Таким образом, 7 батальонов 15-й бригады Окасаки, занимавшие позицию Сыквантунь — Нежинская сопка, имели достаточную плотность боевого порядка для отражения хаотического и не поддержанного артиллерией фронтального наступления 27 батальонов Добржинского, столпившихся на узком фронте.

Никем не руководимая атака Нежинской сопки закончилась для русских потерей около 3500 человек; японцы потеряли 1290 человек.

На фронте Зарубаева 2 сентября

Японское командование еще накануне вечером приняло решение об атаке Ляоянских позиций с утра 2 сентября. 4-я армия должна была атаковать на фронте Хваэ — Саньличжуан при содействии 124 орудий, среди которых было 16 орудий тяжелого калибра. Приказом Оку 3-й дивизии предписывалось атаковать в общем направлении на Сигуань. Левее ее, в полосе железной дороги, должна начать наступление 6-я дивизия. 4-я дивизия нацеливалась на Сюйванцзы, а резервная бригада передвигалась в Гуцзяцзы. Артиллерии приказано было сосредоточиться к Сибаличжуаню, где расположиться на позициях.

В то же время Зарубаев, получивший приказание «держаться до последнего человека», оставался на занимаемых позициях, но приказ Куропаткина вынудил его к наступлению.

В полдень 2 сентября бой на фронте Зарубаева начался наступлением частей 4-го Сибирского корпуса на фронте фортов № VIII и V. По мысли Куропаткина, это наступление должно было носить демонстративный характер и способствовать удержанию противника под Ляояном, пока правобережная группа Манчжурской армии не достигнет успеха на фронте Куроки.

Для этой демонстрации было назначено 9 батальонов, 3 сотни и 16 орудий, которые начали наступление двумя колоннами: правая колонна — 3 батальона, 2 сотни, 8 орудий — двинулась на Дунганьхэцзы — Янюйчи, остальные войска, составляя левую колонну, перешли в наступление на Шицяоцзы — Цяньшицяоцзы.

Правая колонна в своем движении противника не обнаружила. Левая колонна столкнулась с левофланговыми частями 4-й японской дивизии, которая выдвигалась к исходному положению для предстоящей атаки.

Активные действия русских на фланге 2-й армии обеспокоили Оку, который усилил 4-ю дивизию четырьмя батальонами из резерва. Левой колонне русских удалось оттеснить два японских батальона, с которыми она вступила в перестрелку, но контратака японцев закончилась боем, в результате которого русские потеряли 1274 человек, в то время как японцы потеряли 469 человек. На этом демонстрация закончилась, и войска отступили за главную позицию.

После этого японцы начали атаку главной позиции, открыв огонь свыше двухсот орудий, который не прекращался весь день; однако огонь японцев против ляоянских фортов был мало эффективным. Фронтальная атака армии Нодзу успеха не имела: окопы укрывали русские войска от огня артиллерии.

3-я дивизия выдвинулась к Саньличжуан, имея за своим левым флангом 6-ю дивизию. Атака 4-й дивизии в этот день также встретила упорное сопротивление русских.

Несмотря на неуспех атак японцев на Ляоянские позиции и возможность дальнейших попыток наступления крупными силами против Куроки, наступательная решимость Куропаткина к вечеру 2 сентября начала заметно угасать. Зарубаев жаловался на слабый резерв и недостаток снарядов, что не позволит ему долго держаться на своих позициях. Бильдерлинг доносил о неуспешной атаке Нежинской сопки. Отступивший в Лилиенгоу Штакельберг доносил, что корпус его утратил способность к активным действиям.

Одновременно с этим поступали ложные сообщения от «двусторонней» агентуры о начавшемся наступлении на Мукден каких-то крупных японских сил со стороны Бенсиху, где в действительности действовала только резервная бригада Умесавы.

Последнее сообщение произвело особенно сильное впечатление на Куропаткина и повлияло на принятие им решения об отступлении «к Мукдену и далее», а между тем общая обстановка сложилась для японцев крайне неблагоприятно. Куроки, который к вечеру уже был осведомлен о силах правобережной группы Куропаткина, опасался за исход дальнейших действий своих малочисленных усталых войск, испытывавших недостаток в продовольствии и снарядах. Переправа гвардейской дивизии, сдерживаемой 3-й пехотной дивизией, не удавалась. Неудачные атаки 4-й и 2-й армий закончились большими потерями.

В связи с общей обстановкой у японского командования созревало решение попытаться захватить Ляоян и в случае неудачи отступить за реку Шахэ-южную. Тяжелое положение правобережной группы японцев, имевшей перед собой крупные силы русских, побудило Куроки наметить отход за Тайцзыхэ в 6 часов утра, однако вопрос разрешился проще: Куропаткин еще в 4 часа утра разослал корпусам приказ об отступлении 3 сентября.

Отступление русской армии

Приказ Куропаткина на отступление отражал стремление выиграть время для очищения Ляояна от скопившихся в нем многочисленных обозов и обеспечить беспрепятственную переправу 2-го и 4-го Сибирских корпусов через Тайцзыхэ с последующим уничтожением всех мостов.

Группа Зарубаева должна была удерживать Ляоянские позиции до конца дня 3 сентября. Для обеспечения отступления Зарубаеву приказано было перебросить к станции Янтай отряд Кондратовича, который в составе 6 батальонов, 2 сотен и 8 орудий стоял к северо-западу от Ляояна в деревне Сяоинпань, для воспрепятствования переправе здесь японцев через Тайцзыхэ.

17-й корпус отводился на промежуточную позицию Инченцза — Чжансутунь, а 3-й Сибирский корпус должен был отходить, прикрывая направление на станции Янтай.

Общее отступление прикрывалось 1-м Сибирским корпусом, который должен был оставаться в районе Лилиенгоу, составляя арьергард Манчжурской армии.

Отступление правобережной группы Манчжурской армии облегчалось пассивностью Куроки, который ограничивался только слабым артиллерийским обстрелом русского расположения.

Большую активность проявили 3 сентября армии Нодзу и Оку. При содействии артиллерии, начавшей с утра громить ляоянские форты с близких дистанций, японцы перешли в атаку, прикрываясь гаоляновыми посевами. Передовые окопы русских позиций были вскоре захвачены, однако под огнем русской артиллерии движение японцев задержалось до 18 часов, когда обе японские армии возобновили решительную атаку Ляоянских позиций. К этому времени войска Зарубаева частично были переброшены на правый берег реки, что облегчило атаку японцев. К полуночи части 10-й японской дивизии уже занимали Юйхуанмяо, имея за своим левым флангом на этой же линии части 5-й дивизии.

В течение ночи войска Зарубаева переправились беспрепятственно на правый берег Тайцзыхэ, уничтожив мосты, однако железная дорога и железнодорожный мост через Тайцзыхэ остались невредимыми.

Между тем бригада Умесавы, которая еще 1 сентября заняла Санцяцзы, отбросив отряд Любавина (8 батальонов, 8 сотен, 4 орудия), двинулась к Янтайским копям. Любавин отошел, не попытавшись даже выяснить силы своего противника.

Возможность выхода в тыл многочисленной Манчжурской армии четырех батальонов Умесавы крайне обеспокоила Куропаткина и вызвала с его стороны ряд мероприятий, в результате которых на фронте станции Янтай — Тумынцзы было сосредоточено 2 батальона, 19 сотен и 8 орудий, причем эта мощная группа не только не получила задачи по уничтожению резервной японской бригады, но оборона ее на пятикилометровом фронте признана была малоустойчивой по численности группы, и Куропаткиным было сделано распоряжение о значительном ее усилении.

По размокшим от дождя дорогам отступала Манчжурская армия, не преследуемая японцами. Вошедшие в Ляоян и его окрестности 4-я и 2-я японские армии начали подготовку переправ через Тайцзыхэ и устраивали свой тыл, пополняя запасы, истощившиеся в предшествующих боях.

6-я и 4-я дивизии получили приказание переправиться, имея в виду преследование, однако в этот день они еще оставались на левом берегу Тайцзыхэ.

Одна гвардейская бригада была уже на правом берегу реки, но активности она не проявила.

Армия Куроки по обыкновению не заметила отступления русских, и оставалась на месте. Связь Куроки с главным командованием была нарушена.

Только к 14 часам Куроки, узнав о занятии Ляояна войсками Оку и отступлении русской армии, отдал приказ о преследовании, направив 12-ю дивизию на Сандепу, а 2-ю на Лотатай, оставаясь с остальными войсками у Нежинской сопки; однако запоздалый приказ Куроки не был в этот день выполнен. Лишь бригада Умесавы подошла в сумерках к Тумынцзы и вступила в перестрелку с выдвинутым сюда отрядом, численность которого в течение ночи была доведена до 15 батальонов, 19 сотен и 14 орудий.

Манчжурская армия отступала беспрепятственно. Арьергард отходившей армии — 1-й Сибирский корпус — только ночью 6 сентября столкнулся у Сяодаляньгоу с 12-й японской дивизией, которая была с потерями отброшена после нескольких штыковых контратак.

7 сентября Манчжурская армия была уже за рекой Хуньхэ, имея на южной стороне этой реки 10-й армейский корпус.

Японцы остановились на линии Паньлашаньцзы — Янтайские копи — Фаншен — Ляоян, имея армию Куроки уступом впереди.

Итоги ляоянской операции

Ляоянская операция в полной мере выявила состояние царской армии, являвшейся отражением внутренних противоречий самодержавного режима.

Поражение 72-тысячной правобережной группы Куропаткина силами втрое слабейшей правобережной группы Куроки ярко свидетельствует о несостоятельности руководящего состава царской армии, его неспособности с успехом использовать превосходство сил и стойкость, проявленную русским солдатом в боях под Ляояном.

Точно так же 15 батальонов, 19 сотен и 14 орудий только «сдерживают» у Тумынцзы 4 батальона, 2 эскадрона и 6 орудий Умесавы, закрепившись для обороны.

В Ляоянской операции ярко отражены два метода оперативно-стратегического маневра. С одной стороны, стремление к наполеоновскому сосредоточению для нанесения удара по внутренним операционным направлениям, что теоретически мыслилось Куропаткиным; с другой стороны, подражание более соответствующим обстановке оперативным образцам войн за воссоединение Германии с попыткой завершить победу «Седаном» на полях Манчжурии.

«Сосредоточение армии с прочно обеспеченными путями, стоя на которых спокойно выжидать подкреплений, пользуясь в то же время всеми случаями возможности для перехода в частные случаи наступления для поражения противника по частям» — так определял Куропаткин главнейшую задачу Манчжурской армии в телеграмме на имя Алексеева28.

Стремление Куропаткина к сосредоточению, но без решительных и смелых действий в условиях охватывающей группировки противника грозило русским катастрофой, которая не имела места под Ляояном только благодаря излишней осторожности японского командования и погоне его за победными лаврами без большого риска.

Достигнув «наполеоновского» сосредоточения под .Ляояном, Куропаткин не стремился к нанесению мощного удара сосредоточенными силами. Основная масса сосредоточенных сил оставалась праздным зрителем протекавшего боя или расходовалась по частям для затыкания «узких» мест. Не нашел здесь также отражения наполеоновский удар сосредоточенными силами в охват одного из флангов.

Наполеоновский метод сосредоточения, проводимый без решительности и риска, привел лишь к поражению под Ляояном. Для Куропаткина не было ясно, что сосредоточение крупных войсковых масс является требованием наступательной стратегии в стремлении к достижению решительного успеха мощным ударом сосредоточенного кулака. Стремление к сосредоточению с оборонительно-отступательными тенденциями при наличии активного противника облегчает окружение и приводит к гибели. При этом сосредоточившиеся войска Куропаткин использовал не для удара в одном направлении для достижения ощутимых результатов, а небольшими отрядами в разных направлениях. Эти отряды, составленные из различных частей и плохо управляемые растерявшимися перед лицом японцев безынициативными и слабо подготовленными генералами, нигде не достигли успеха.

Нарушение постоянной организации войск, что может быть допустимо только в некоторых условиях боевой обстановки, получило широкое применение в практике Куропаткина, воспитанного на отрядной борьбе с мелкими неорганизованными группами туркестанских народов.

С другой стороны, попытка двустороннего охвата, но без наличия превосходства в силах, а главное без риска, приводит японцев к полууспеху.

В результате Ляоянской операции японцы выиграли пространство, овладев ляоянским укрепленным районом и Ляояном, весьма важной базой в Манчжурии с запасами вооружения, снаряжения и продовольствия, однако эти достижения ни в какой мере не оправдывают тех огромных жертв, которые японцы понесли в борьбе за Ляоян. Они потеряли здесь свыше 24 000 человек, что составляет около 20% общего состава японских армий, в то время как русские потеряли здесь 17 000 человек, то есть около 9% состава Манчжурской армии, а между тем японское командование имело все возможности для достижения под Ляояном решительных результатов с меньшими потерями.

Лобовая атака Ляоянских позиций главными силами была нецелесообразна. Сковывание противника южнее Ляояна могло быть достигнуто меньшими силами. Главные силы японцев должны были действовать на правом берегу Тайцзыхэ с решительным обходом расположения русских и выходом в тыл. Только отсутствием оперативного дерзания можно объяснить отказ японского командования от этой операции, которая в сущности даже не была связана с риском. Оборонительно-отступательные тенденции, которыми заражена была Манчжурская армия и прежде всего ее командование, помогли бы японцам с успехом завершить окружение. Вполне понятно, безвольный Куропаткин ничего не предпринял бы для осуществления своего теоретического плана «разбить противника, опираясь на Ляоянские позиции».

Точно так же отказ японцев от преследования лишил их возможности пожать обильные плоды своего успеха под Ляояном. Энергичное и своевременное движение даже двух дивизий Куроки и резервной бригады Умесавы через Тумынцзы к железной дороге поставило бы в весьма тяжелое положение русское командование, не имевшее представления о силах правобережной группы Куроки. Отказ японцев от преследования не может быть объяснен усталостью войск или недостатком снабжения. В течение 4 и 5 сентября войска Куроки почти бездействовали, а недостаток снабжения мог быть восполнен обильными трофеями. Полууспех японцев должен быть объяснен недостатком решимости японского командования и слабостью управления в Ляоянской операции.

Связь Куроки с главным командованием нарушалась. Куроки мало был знаком с обстановкой на общем фронте. Об отходе русских корпусов он узнал слишком поздно и потерял время, которое с успехом могло быть использовано для преследования. На виду трех японских армий русские войска, деморализованные и руководимые растерявшимися генералами, отступали в порядке и без потерь — и усилия японцев в Ляоянской операции не привели к разгрому царской армии.

С переправой Куроки через Тайцзыхэ общее управление японским главным командованием, не имевшим резервов, было утрачено. Не имел резерва также и Куроки, и влияние его на ход боевых событий было невелико: инициатива оставалась в руках командиров дивизий и бригад, которые принимали самостоятельные решения.

Разрыв между правобережной и левобережной группами японцев без наличия резервов в непосредственной близости сосредоточенного неприятеля был бы чреват тяжелыми последствиями для японцев, если бы Куропаткин был способен к активным действиям, однако проявленная в предыдущих боях пассивность русского командования оправдывает эту группировку японских сил; больше того, эта группировка заслуживает упрека в излишней осторожности.

Управление Ляоянским сражением со стороны Куропаткина отсутствовало. «Ни разу в течение всей Ляоянской операции командующий русской армией не руководил событиями. Потеряв всякую веру в себя и в своих подчиненных, он пассивно подчинялся воле противника и, не будучи к тому вынужденным, покинул поле сражения, признав себя, таким образом, побежденным»29.

Куропаткин не имел твердого плана, он больше рассчитывал на позиционную устойчивость своей армии, а появление японцев на правом берегу реки Тайцзыхэ породило у Куропаткина мысль об отступлении, хотя он сознавал, что отступление от Ляояна ухудшало положение осажденного Порт-Артура.

В Ляоянском сражении имеет место лишь пассивная оборона перед численно слабейшим противником без попытки захвата инициативы действий. В обороне Куропаткина полностью отсутствовал элемент активности, а когда угроза тылу со стороны правобережной группы Куроки вынудила Куропаткина к наступательным действиям, решение его выливается в бесцветный геометрический план фронтального наступления с захождением вокруг одной точки с целью оттолкнуть развернувшегося Куроки к Тайцзыхэ. Даже этот план в начале его выполнения срывается бегством с поля сражения наиболее угрожавшей Куроки по своему расположению дивизии Орлова. За ней отступает после столкновения с ничтожными силами японцев корпус Штакельберга, а корпус Бильдерлинга отбрасывается двухполковой бригадой Окасаки, усиленной частями резервного 29-го полка.

Неуспех наступательной операции Куропаткина на правом берегу Тайцзыхэ в значительной степени объясняется отсталостью тактики царской армии от современных средств войны: плотные боевые порядки сопровождались большими потерями от огня противника.

А между тем, на левом фланге обстановка складывалась для японцев неблагоприятно: атаки 2-й и 4-й армий разбились о форты Ляояна; группа Куроки на правом берегу Тайцзыхэ была численно слаба; перешивка железнодорожной колеи и отрыв Куроки от линии железной дороги затормозили регулярную работу тыла.

Куропаткин имел возможность достигнуть решительных результатов уничтожением правобережной группы Куроки с охватом правого фланга японцев, после чего, перебросив главные силы своей армии в район примерно Янюйчи — Шицяоцзы, начать наступление во фланг и тыл левобережной группировки японцев.

С таким же успехом Куропаткин мог бы развить свои действия во фланг и тыл Оку, оставив против Куроки небольшой заслон. Поражение японцев, действовавших против Ляояна на левом берегу реки, не позволило бы Куроки развивать свое наступление в тыл Манчжурской армии.

Русская армия и ее генералы не были способны к таким смелым маневрам, точно так же как французская армия в противоречивых условиях захватнической политики Бонапарта утратила свою способность к маневрированию в сражении под Лейпцигом. Если энергичный и талантливый Наполеон предпринимал неудачные попытки к действиям по внутренним операционным направлениям, то лишенный таланта и воли Куропаткин думал только об удержании своих позиций или о выходе из боя без катастрофы.

Риск Куроки, переправившегося с небольшими силами на правый берег Тайцзыхэ, опирался, главным образом, на уверенность его в том, что русские только в редких случаях выходили из своих окопов в попытке перейти в контратаку. На пассивности русских были построены также смелые действия резервной бригады Умесавы, под слабым давлением которой отступали превосходные силы Любавина, а под Тумынцзы мощный отряд русских только пассивно оборонялся.

Расчет японцев на пассивность и нерешительность русского командования полностью оправдался. Бегство дивизии Орлова предрешило вопрос об отступлении Манчжурской армии к Мукдену, несмотря на наличие в распоряжении Куропаткина крупных резервов помимо резервов частных начальников, которые Куропаткин имел обыкновение перебрасывать, не считаясь с непосредственными начальниками. При этом резерв используется Куропаткиным не для восстановления положения, а для прикрытия отступления, хотя о силах противника ему ничего не известно и он не имеет представления, перед какими силами японцев он отступает.

В Ляоянской операции ярко подчеркивается разница в понимании значения резервов, которую обнаруживают обе стороны. Японцы стремились с самого начала ввести в бой все войсковые соединения. Бригада обычно имела в резерве один батальон, а полковых резервов, как правило, у японцев не было. Куропаткин же стремился к выделению крупных резервов, которые использовались по частям. Такие же методы использования резервов применялись командирами корпусов и начальниками отрядов. Вместо удара сосредоточенными силами резерва последний расходовался частями на различных участках фронта, причем окончательное израсходование резерва приводило русских полководцев к решению об отступлении.

Стремление русского командования всех степеней к выделению резервов силой до половины своего состава приводило к тому, что из дивизии в 15 000 бойцов в стрельбе участвовало не больше 1000 человек. Это явление — пережиток ударной тактики, ушедшей в глубь истории после русско-турецкой войны. Характерным для русских являлось расположение резервов за центром боевого порядка, что затрудняло своевременное использование его против охватывающих фланги японцев.

Японцами усвоена была германская огневая тактика, народившаяся вместе со скорострельным оружием — сильный боевой фронт и слабые резервы. Вот почему русское командование всегда преувеличивало силы японцев: за сильным боевым фронтом японцев предполагались столь же сильные резервы, чего в действительности у них не было.

Большим недостатком является резервирование крупных сил артиллерии. Несмотря на это, русская артиллерия не уступала японской, которая отличалась неудовлетворительным конским составом, слабой запряжкой и слабой подготовкой ездовых. Пехота нередко перетаскивала орудия вручную.

Разведка велась обеими сторонами одинаково неудовлетворительно. Русское командование, как правило, не имело представления о силах и группировке противника. Японское командование питалось преимущественно сведениями от своей агентуры. Войсковая разведка той и другой стороны дает данные только о появлении противника, предоставляя остальное догадке командования. Если русское командование, находясь под сильным психологическим воздействием неудач, дополняет ориентировочные разведывательные данные воображением о несметных силах японцев, то последние, учитывая крайнюю пассивность русской армии, независимо от их численности предпринимают атаки, достигая успеха.

Использование русскими штабами агентуры, которая «работала» на обе стороны, не принесло существенной пользы: русские не учли враждебного отношения местного населения к царской армии, порожденного в свое время интервенцией в Манчжурии. В то время как японцы получали зачастую хотя запоздалые, но достоверные сведения о русских, последние питались туманными, а иногда сознательно ложными сведениями, получаемыми от тех же агентов.

Пехотная разведка была развита очень слабо. Обе стороны возлагали работу по разведке на шпионаж, который в русско-японскую войну приобретает более широкое применение по сравнению с предыдущими войнами. Весьма слабой стороной агентурной разведки на поле сражения являлась несвоевременность поступления от нее сведений.

Русская конница, как правило, разведку до конца не доводила. В своем движении она обыкновенно встречала японскую пехоту, которая открывала по ней огонь и вынуждала к немедленному отступлению; при этом русская конница не пыталась выяснить силы противника. В то же время слабая японская конница избегала единоборства с более многочисленной русской конницей и держалась около своей пехоты, обслуживая ее в отношении связи.

Деятельность русской конницы была неудовлетворительной не только в смысле разведки. Находясь зачастую на флангах противника, русская конница не пыталась использовать выгодность своего расположения. Как правило, она отступала раньше своей пехоты, покидая ее в тяжелые минуты боя.

Мобилизованные казаки второй и третьей очереди, составлявшие подавляющее большинство конницы на Манчжурском театре, никакого порыва в войне не проявляли.

Такова была царская кавалерия, руководимая офицерами из «хорошего общества», кичившимися в мирное время рыцарскими традициями своих полков.

Точно так же неудовлетворительно действовала русская артиллерия. Не заботясь о выборе удобных позиций и наблюдательных пунктов, артиллерия израсходовала только в два дня Ляоянского сражения (30 и 31 августа) около 100 000 снарядов, причем зачастую массировала огонь по площадям, не занятым противником. По некоторым подсчетам, русской артиллерии в Ляоянском сражении необходимо было израсходовать 86 шрапнелей только для того, чтобы поразить одного японца. К концу Ляоянской операции качество работы русской артиллерии повышается: распоряжением Куропаткина стрельба артиллерии производится только с закрытых позиций, и орудия на позициях маскируются.

Большое влияние на характер действий сторон имела местность. Пехота находила укрытие на обратных скатах высот, причем японцы занимали свои окопы только тогда, когда приближалась русская пехота и утихал артиллерийский огонь.

Отрицательное влияние на действие русских войск оказало незнакомство с местностью, бедной удобными путями, что весьма стесняло маневрирование, а крутизна высот, образуя мертвые пространства, облегчала наступающему подход к позициям своего противника. Горы с перемежающимися долинами содействовали охватам и обходам. Немалое влияние на действия войск оказало наличие гаоляна, что приближало характер боя к лесному: трудность применения артиллерии, слабость наблюдения, затрудненность управления, связи и разведки.

Пересеченный характер местности содействовал также развитию позиционных операций, которые в сражениях под Ляояном принимают уже более широкие размеры. Русские пользуются здесь окопами как оборонительным средством, а японцы — для укрытия от огня перед последующим броском вперед.

Размах фортификационного строительства у русских в значительной степени повлиял на рост оборонительных тенденций, развивая позиционный характер борьбы и ограничивая маневренность, что имело место и в мировую войну.

Куропаткин в своем отчете объяснял неудачи русско-японской войны слабостью войскового командования, слабой тактической подготовкой войск и недостаточным их упорством: русские войска отступали нередко в начале столкновения, не выяснив даже сил противника.

Отсутствие упорства в рядах царской армии Куропаткин подметил правильно, однако он не сумел объяснить причину этого явления. Он не понимал, что упорство войск в бою не является только результатом соответствующей боевой подготовки, ни тем более национальным признаком той или иной армии. Упорство войск создается ясным пониманием широкими массами бойцов целей войны и заинтересованностью в победе, чего не было в царской армии во время войны с Японией.

Причина поражения под Ляояном коренится, главным образом, в незаинтересованности солдатских масс в захватнической войне царизма, однако значительная доля неуспеха должна быть отнесена за счет бездарности руководства боевыми операциями.

«Неудачи Манчжурской армии, — читаем мы в докладе Флуга, генерал-квартирмейстера штаба Алексеева, — приведшие к отступлению от Гайчжоу до Мукдена... коренились исключительно в том действии, которое производили на воображение начальства армии смелые маневры неприятеля, вызывавшие с нашей стороны только пассивное уклонение от ударов, вместо того чтобы отвечать на маневр контрманевром, на удар — ударом. К сожалению, такое настроение высшего командования Манчжурской армии отразилось на некоторых старших войсковых начальниках, что в свою очередь еще более ослабляло решимость высшего командования доводить дело до боевой развязки. Это особенно выразилось в действиях на правом берегу реки Тайцзыхэ...»30.

Большую отрицательную роль сыграла отсталость тактики царской армии и неумение ее приспособиться к новым условиям войны и боя. Немощная стратегия русского полководца не могла обеспечить победу царизма на Манчжурском театре. В своем письме к Алексееву Куропаткин писал:

«Если бы дело касалось только военного нашего положения, то никаких серьезных затруднений я не признавал бы существующими, ибо при встрече с превосходными силами отходил бы назад, все усиливаясь, в то время как противник ослаблялся бы. Затруднения вытекают из соображений политических, по которым надо удерживаться в Южной Манчжурии, особенно в Мукдене. Конечно, как эти политические соображения ни важны, но ими придется пожертвовать, если по причинам военным надо будет это сделать».

Политические итоги потери Ляояна были велики. Исхода Ляоянского сражения, к которому так долго подготавливался Куропаткин, затратив на укрепление ляоянского района 7 месяцев и огромные суммы денег, с нетерпением ожидали в России: одни в надежде на победу, другие в надежде на поражение.

Поражение под Ляояном усилило в широких народных массах России общее недовольство тяготами войны. Получивший новый чувствительный удар на Дальнем Востоке, царизм вынужден был пойти на ряд дальнейших уступок, объявив «новую эру» в истории России. Министром внутренних дел на место убитого черносотенца Плеве был назначен либеральствующий Святополк-Мирский, бывший шеф жандармов, с назначением которого началась эра так называемой «либеральной весны».

Либеральная весна окончилась, в сущности, незначительными уступками правительства в виде некоторого ослабления цензуры, возвращения нескольких либеральных деятелей из административной ссылки и т.п. Вообще внутренняя политика царизма как барометр отражала события на полях Манчжурии. Когда Куропаткин под сильным давлением царского правительства обратился в приказе к армии с торжественным призывом к наступлению, пытаясь искусственными мероприятиями создать наступательный порыв, правящая верхушка самодержавия, не понимая корней неуспеха русской армии в Манчжурии, в предвидении призрачной победы отказалась даже от тех ничтожных уступок, которые были сделаны после Ляоянского поражения.

Неудачи Ляоянской операции оказали разлагающее влияние на армию и способствовали проникновению революционных идей в солдатские массы, которые начинают понимать всю гнилость самодержавного строя, затеявшего на Дальнем Востоке грабительскую войну. Солдатские массы начинают все более сознавать, что успешная война царизма не принесет им улучшения: победоносный царизм усилит лишь гнет и эксплуатацию народных масс. Пораженческие настроения в Манчжурской армии приобретают все более широкий размах.


24 Эта гора была русскими названа Нежинской сопкой.

25 Сэр Ян Гамильтон, «Записная книжка штабного офицера в русско-японскую войну».

26 «Отчет Куропаткина», т. I.

27 Дивизия — или отряд — Орлова состояла из бригады и 54-й дивизии, 11-го Псковского полка и приданной артиллерии.

28 «Отчет Куропаткина».

29 Бардонио, «От Ялу до Ляояна».

30 «Работа военно-исторической комиссии по описанию русско-японской войны».

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 3243