1
   Главное действующее лицо здесь – секретари райкомов. Это менеджмент уровня средней «корпорации». Они в курсе того, что происходит на подведомственной территории. Аналог из современной российской практики – главы районных управ в Москве, например. Все сколько-нибудь заметные (иными словами – денежные) процессы мимо них пройти не могут. Это с одной стороны. А с другой – на них, как на представителей самого первого этажа пирамиды власти, лежит функция управления «податным сословием», его «стрижки», передача доходов наверх. О бытовавших в этом слое «практиках» и «стандартах поведения» Земцов пишет со знанием дела, как человек, долгое время вращавшийся в этой среде.

   С его слов вытекает, что в карманах этих людей оседают немалые деньги. Возможно, административная рента приносит им даже больше, чем тем, кто непосредственно занимается бизнесом.

   Спущенные сверху планы – это, конечно, фикция. Но если планы не выполняются, могут полететь головы. Значит, надо что-то делать со статистикой, что-то подправить, что-то подрисовать. А это риск.

   При этом они – депутаты Советов различных уровней, вплоть до Верховного. Кроме денег, у них есть статус.

   Они – это становой хребет системы. Это накладывает определенные обязательства.

   Хотя все, что касается официальной идеологии, они презирают и считают лишь пустыми мантрами, тем не менее необходимо хотя бы формально, но соответствовать принятым в советском обществе нормам. Выполнять уже давно ставшие ненужными ритуалы.

   Их жизнь полна неприятных хлопот и обязанностей. Спущенные сверху планы производственного и социально-экономического развития вверенных им территорий – это, конечно, фикция. Липа, не имеющая отношения к реальности. Но если планы не выполняются, могут полететь головы. Значит, надо что-то делать со статистикой, что-то подправить, что-то подрисовать. А это риск. Вдруг вскроется?

   Время от времени случаются комиссии, проверки. Или вдруг – очередная реформа. Или – кампания по борьбе за или против чего-нибудь. То укрепление дисциплины, то повышение хозяйственной самостоятельности. Или вот выборы. Процедура бессмысленная – в любом случае победит «нерушимый блок КПСС и беспартийных», но суетиться все-таки надо. И опять не могу не заметить – не правда ли, очень похоже на реалии современной России? Кампании властей за модернизацию и инновации, выборы всех уровней, где «побеждает» «Единая Россия» и прочее, о чем не надо говорить, стоит лишь оглянуться вокруг?

   Но, возвращаясь к описанию Земцовым жизни правящего класса АзССР, обиднее всего, что хотя кругом свои – одни платят тебе, другим платишь ты – имеется обыкновение время от времени снимать и секретарей райкомов, если их делишки получают уж слишком скандальную огласку. Вернее, их перемещают: из номенклатуры ЦК они, как правило, не выпадают.

   Земцов приводит несколько характерных историй. Некто Марудалиев, первый секретарь Наримановского райкома города Баку, «сгорев на приписках» был переведен в министры бытового обслуживания.

   Первый секретарь Октябрьского райкома города Баку Мамедов «споткнулся» на нетрудовых доходах – в Москве неосмотрительно положил в сберкассу на имя жены 195 000 рублей. Переведен в Министерство внутренних дел начальником городской военизированной охраны. И это вызвало шок в «тусовке» – те, кто снимал Мамедова, как было всем известно, вовсе не были босяками. Да и что за сумма – 195 000?!

   Земцов пишет – дело было в другом. Тогдашний первый секретарь ЦК компартии Азербайджана Вели Ахундов не простил Магомедову дерзость: тот слишком упорно сопротивлялся своей отставке. Даже сумел убедить членов пленума райкомов в 1965 году забаллотировать предложенную Ахундовым на его место кандидатуру. Мамедов с тех пор продержался в секретарях год, но затем пережил стремительное падение – был лишен депутатства, выведен из состава ЦК Компартии АзССР. Не будь Мамедов таким строптивцем, все происходило бы гораздо мягче.

   А вот случай противоположного толка – с первым секретарем Бакинского горкома Аллахвердиевым. Как выяснило следствие, – он скупал золото у расстрелянного в 1962 году валютчика Яна Рокотова. Однако попавшись на горячем, аппаратчик смиренно принял наказание. И все окончилось благополучно. Спустя некоторое время Аллахвердиев «всплыл» на должности начальника Госкомитета по профессионально-техническому обучению при Совмине Азербайджана.

   Сменивший Аллахвердиева на должности первого секретаря городской партийной организации Насруллаев поскользнулся и вовсе глупо. В Баку была изнасилована дочь известного ученого. Следствие вышло на след подпольного борделя. В числе его постоянных клиентов и оказался Насруллаев. И не один – еще пять членов республиканского ЦК и три министра. Что дальше? Через пару лет Насруллаева назначили министром связи республики.

   Главное правило – тебя критикуют, наказывают, а ты не оправдывайся, кайся. Главное – никакого сопротивления. Тогда все еще и может рассосаться. Секретарь Сабирабадского райкома партии Булаев узнал, что его место продали. Между тем согласно понятиям тогдашней республиканской партхозэлиты «живые» должности вроде бы как перекупаться не должны.

   Пока ты в седле, пользуешься доверием начальства – никто выкупить твое кресло не может. Должность освобождается лишь после «падения». Дальше начинается игра – сто тысяч, сто двадцать тысяч! Кто больше? Но Булаев-то работал исправно, вовремя платил в ЦК, был на хорошем счету. И вот на тебе.

   Земцов произошедший казус объясняет тем, что богатый сосед – первый секретарь комитета соседнего района, заплатил 300 000 рублей некоему Багирову, ведавшему на тот момент кадрами в республиканской парторганизации. И вот Булаеву предложили уйти. Несправедливость очевидная.

   Другой бы кинулся строчить жалобы и пробиваться в приемные к друзьям-покровителям. Но Булаев промолчал. Понял, что произошедшее было бы невозможно без санкции главы республики Ахундова. Да и опыт подсказывал – не надо суетиться. Что ж, и правильно сделал. Не прошло и года, как Булаеву дали должность первого секретаря райкома в другом районе. И что самое удивительное и невозможное для Азербайджана того времени – совершенно бесплатно.

   Согласно понятиям тогдашней республиканской партхозэлиты «живые» должности вроде бы как перекупаться не должны.



<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 4039

X