2
   Все эти интимные подробности партийно-частного партнерства, которые Земцов в красках описал в своей книге, стали ему известны не просто так. Будущий политэмигрант был одним из активных участников замены Ахундова, поднадоевшего к тому времени Москве, на Гейдара Алиева.

   Алиев, кадровый сотрудник КГБ, молодой, энергичный, волевой, казался Брежневу достойной кандидатурой для наведения порядка в погрязшем в коррупции Азербайджане. На Ахундова и людей, которых он вытащил на вершины республиканской власти, были собраны тонны компромата.

   Земцов, будучи начальником отдела в секретариате республиканской парторганизации, помог Алиеву структурировать эту информацию и дать ей правильный ход. А спустя четыре года он приехал к своему бывшему патрону и попросил об одолжении – поспособствовать в организации выезда. Алиев помог. Потом, пишет Земцов, была автострада, широкая, прямая, как взлетная полоса. И взлетная полоса – как автострада. В Мюнхене его спросили: «Ситуация в Азербайджане не похожа на Уотергейт?». Что он мог сказать в ответ? В Европе очень смутно представляют то, что происходит в России, с досадой написал потом Земцов в своей книжке.

   Но у самого Земцова картина вырисовалась чрезвычайно четкая. По крайней мере, относительно Азербайджана конца 60-х – начала 70-х годов. Партийные кадры и система назначения на «кормящие» должности – в руках у начальника завотделом ЦК КП Азербайджана Багирова. Вот его тарифы – первый секретарь райкома «стоит» от 200 000 рублей. Второй – от 100 000 рублей. Село (совхозы, колхозы) – абсолютная вотчина секретаря ЦК Сеидова. Ставки: председатель колхоза – 50 000 рублей, директор совхоза – 80 000 рублей.

   Промышленность – в ведении секретаря ЦК Амирова. Должности директоров заводов и фабрик он распределял по цене от 10 000 до 100 000 рублей. Культура, наука, искусство – в руках секретаря ЦК Джафарова. Звание академика – 50 000 рублей, место директора института – 40 000 рублей. Ректор вуза – до 200 000 рублей. Директор театра – оперного, драматического, юного зрителя – 10 000 – 30 000 рублей.

   При желании и определенном стечении обстоятельств возможна была и покупка должности «продавца должностей».

   При желании и определенном стечении обстоятельства возможна была и покупка должности «продавца должностей». Кресло министра торговли – 250 000 рублей. Должность министра коммунального хозяйство – 150 000 рублей. Министерство соцобеспечения со всеми ее десятками цехов при обществах слепых и глухонемых – 120 000 рублей. Эти цифры привел в своем разгромном выступлении Гейдар Алиев, только что назначенный главой республиканской парторганизации, на закрытом пленуме ЦК КП Азербайджана. Что характерно – спустя десятилетие система оставалась прежней. Люди Алиева, рассевшись по теплым местечкам, с готовностью переняли опыт своих предшественников.

   Конечно, все эти красочные подробности с твердыми тарифными ставками – скорее атрибут регионов советского «мягкого подбрюшья СССР» – Закавказья и Средней Азии.

   В РСФСР, в индустриальных районах Украины и Казахстана, в Белоруссии – ядре Союза, коррупция не принимала столь ярко окрашенных форм. Но с другой стороны, и в Краснодарском крае в гаражах секретарей крайкома находили в ходе обысков бидоны с золотом. А если вспомнить знаменитое узбекское «хлопковое дело», то понятно – в Москву уходили действительно большие деньги. И там они где-то оседали.



<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 4248