Бой за Путиловскую сопку

В результате отхода 22-й пех. дивизии1 на «сопку с деревом», положение в районе этой сопки к утру 15 октября было следующее:

88-й пех. Петровский полк — в деревне Хуляутунь, 85-й пех. Выборгский, 86-й пех. Вильманстрандский и 87-й пех. Нейшлотский полки были расположены в районе деревни Сандяцза. Штаб дивизии находился в деревне Сандяцза.

37-я пех. дивизия сосредоточилась северо-восточнее 22-й у Хуаньшаня, где и должна была оставаться в резерве армии.

Рано утром 15 октября два полка 22-й пех. дивизии — 86-й и 87-й — получили приказание занять позицию на «сопке с деревом» и удерживаться к югу от реки Шахэ.

Около 10 час. 15 октября было получено приказание командующего армией ген. Куропаткина о назначении временно командующим 22-й пех. дивизией ген. Новикова, так как у начальника дивизии генерал-лейтенанта Афанасовича к утру этого дня открылись раны, полученные им еще в турецкую кампанию 1877–1878 гг., и он не мог более оставаться в строю. Ген. Новиков вместе со своим штабом тотчас же поехал на позицию войск, на «сопку с деревом».

Эта сопка командует над долиной реки Шахэ. Она представляет собой довольно обширную возвышенность с тремя отрогами: на запад, север и восток. Северный отрог крутым обрывом спускается у деревни Сахоян к реке Шахэ; эта деревня находится на северном, также обрывистом берегу реки Шахэ. Река в этом месте шириною не более 12–14 м и глубиною 0,3–0,5 м. Дно реки песчаное, удобное для движения вброд. У деревни Сахоян имелся удобный спуск к реке; этот спуск был уже ранее улучшен частями 22-й пех. дивизии. Вдоль северного берега реки от деревни Сахоян до деревни Люафантунь тянется ряд отдельных деревьев; на том же берегу имеется несколько мелких рощ. Весь северный берег реки Шахэ представляет собой сплошную равнину, отлично видимую и обстреливаемую с сопки. Западнее и восточнее сопки местность также представляет собой равнину.

К утру 15 октября сопку занимал только 86-й пех. Вильманстрандский полк с четырьмя батареями 7-й арт. бригады2 фронтом на запад, 2-й и 1-й батальоны занимали сопку, а 3-й батальон находился в резерве у деревни Ялунсан.

Занимавшие сопку части были расположены следующим образом (схема 3). 4-я батарея находилась в орудийных окопах на северном отроге сопки, имея одну роту пехоты в прикрытии. Рядом с ней и южнее располагалась 3-я батарея, имея также одну роту прикрытия. 1-я батарея была расположена на восточном склоне сопки вблизи деревни Ялунсан. Расположенная почти перпендикулярно фронту, она имела задачей продольный обстрел сопки и обстрел подступов к деревне Ялунсан. Южнее 1-й батареи, на том же восточном скате сопки, была расположена 5-я батарея. 88-й пех. Петровский полк к 10 час. 15 октября находился в деревне Фудятгоу, где обедал по личному приказанию Куропаткина (полк до того два дня находился без горячей пищи). По окончании обеда 88-й пех. полк прибыл на «сопку с деревом» и занял позицию: 4-й батальон на южной и западной окраинах деревни Хуляутунь; 2-й батальон должен был присоединиться к общему резерву отряда (к 3-му батальону 86-го пех. полка) у деревни Ялунсан. 1-й батальон — в участковом резерве в складках местности у северо-восточного склона сопки. Охотничья команда полка — на сопке, к югу от деревни Хуляутунь.

Остальные полки 22-й пех. дивизии находились в это время: 87-й пех. Нейшлотский полк в общем резерве у деревни Сандяцза и 85-й пех. Выборгский полк в резерве 10-го арм. корпуса, севернее деревни Шахэпу, в 4 км юго-западнее «сопки с деревом».

Против частей 22-й пех. дивизии, занимавших «сопку с деревом», находился сборный отряд ген. Ямада. Этот отряд состоял из 41-го полевого и 20-го резервного полков, двух полевых и трех горных батарей и нескольких пулеметов.

Западнее частей 22-й пех. дивизии находились части 10-го арм. корпуса, связь с которыми поддерживалась с помощью одного из казачьих полков.

Положение отряда ген. Новикова, сильно выдвинутого вперед относительно частей 10-го корпуса, находившихся уже на северном берегу реки Шахэ, казалось опасным. Беспокоила находившаяся в тылу река, переправа через которую под давлением противника не сулила ничего хорошего. О возможности какой-либо поддержки ген. Новиков ничего не знал.

Около 14 час. 15 октября ген. Новиков получил от прибывшего на «сопку с деревом» командующего армией ген. Куропаткина приказание отвести правый фланг своего отряда за реку Шахэ фронтом на юго-запад и войти в более тесную связь с частями 10-го арм. корпуса. Прибыли два инженера с двумя ротами сапер для руководства укреплением позиции. Начальник отряда принял следующее решение: с наступлением темноты отвести артиллерию на северный берег реки Шахэ, причем две батареи оставить в резерве, а для двух изготовить окопы. Северный и западный отроги сопки предполагалось пока для прикрытия отхода всего отряда занять двумя пехотными батальонами и охотничьими командами 86-го пех. Вильманстрандского и 88-го пех. Петровского полков. Для батальонов, остающихся на сопке, возводились окопы под руководством офицера инженерных войск. Двумя батальонами 86-го пех. Вильманстрандского полка предполагалось занять деревни Удьятунь и Сахоян. Три батальона предположено было оставить в резерве.

Деревня Сухоян представляла собой отличный опорный пункт. Приспособление ее южной окраины для обороны не представляло собой большого труда и не требовало много времени. У самой окраины деревни берег реки Шахэ представлял собой крепкую глинобитную стенку, спускавшуюся к реке крутым обрывом в 3 м, сильно затруднявшим атаку деревни с юга. Ружейный огонь с сопки для стрелков, находящихся за глинобитными стенками, серьезной опасности не представлял.

Так как расстояние между деревнями Сахоян и Удьятунь было довольно велико, то батальон, назначенный в деревню Удьятунь, расположился южнее деревни на равнине. Точное местоположение левого фланга 10-го арм. корпуса известно не было, и поэтому было решено тщательно патрулировать деревни, дабы во-время заметить попытки японцев проникнуть в промежуток между 10-м арм. корпусом и отрядом ген. Новикова.

В течение дня противник не проявлял особой активности. 4-я и 5-я батареи 7-й арт. бригады успешно состязались с японскими батареями, которые находились на огневых позициях около Двугорбой сопки и деревни Чанлинза. К вечеру японцы начали вести прицельный огонь со все возрастающим напряжением; одновременно со шрапнельным огнем усилился и гранатный. Стрельба велась по площадям, главным образом в районе расположения 4-й батареи. На батарее начались потери. Очевидно, японцы пытались деморализовать с вечера русских с тем, чтобы ночью их атаковать: прием, неоднократно применявшийся раньше.

С наступлением темноты начался отход с «сопки с деревом». Первыми были отведены стоявшие у деревни Хуляутунь 2-й, 3-й и 4-й батальоны 88-го пех. Петровского полка. 1-й батальон этого полка остался на позиции на сопке. Остальные три батальона, перейдя реку Шахэ около 20 час., стали в резервном порядке у северной окраины деревни Сахоян. Самую деревню Сахоян заняли 14-я и 15-я роты 88-го пех. полка. Вместе с тремя батальонами 88-го пех. полка переправились 5-я и 1-я батареи 7-й арт. бригады со своими ротами прикрытия. Несколько позднее начали переправу батальоны 86-го пех. Вильманстрандского полка и 3-я и 4-я батареи 7-й арт. бригады. Один батальон этого полка остался на «сопке с деревом».

Таким образом, на ночь на сопке остались два батальона разных полков и охотничьи команды тех же полков. Среди наступившей темноты отовсюду раздавались выстрелы, временами переходившие в беспорядочную пальбу; кто и откуда стрелял — известно не было. Эта стрельба внесла некоторый беспорядок в переправу 3-й и 4-й батарей; в этих батареях оказалось несколько раненых солдат и лошадей. К полуночи стрельба прекратилась. До 5 час. 16 октября положение не изменилось; никаких донесений с «сопки с деревом» не поступало.

К утру 16 октября части 1-го арм. корпуса располагались таким образом: 22-я пех. дивизия на позиции у «сопки с деревом» и севернее ее в районе деревень Сахоян, Удьятунь. Штаб — за северной окраиной деревни Сахоян. 37-я пех. дивизия — попрежнему у деревни Хуаньшань, один полк ее (146-й Царицынский) находился в отделе — на позиции у Эрдагоу (схема 2), совместно с войсками 4-го Сибирского корпуса.

С рассветом было обнаружено наступление японцев со стороны деревни Нанганза. Ген. Новиков подкрепил находившиеся на сопке части одним батальоном 88-го пех. Петровского и сводным батальоном 86-го пех. Вильманстрандского полков. Японцы же, подтянув за ночь значительные силы, около 8–9 час. подвергли русских, занимавших «сопку с деревом», сильному перекрестному обстрелу со стороны деревень Ялунсан и Уйдялозы. Русские очистили сотку и отошли на правый берег реки Шахэ, огонь с которого задерживал дальнейшее наступление японцев. С отходом русских огонь умолк с обеих сторон.

С занятием японцами «сопки с деревом» положение частей, расположенных у деревни Сахоян, оказалось недостаточно благоприятным, так как японцы занимали командующее положение относительно этой деревни, и хотя, как уже было сказано выше, расположение стрелков за глинобитной стенкой на южной окраине деревни Сахоян было относительно спокойным, расположение большого числа войск в деревне Сахоян было безусловно опасным. Вследствие этого около 10 час. ген. Новиков отвел свои части от деревни Сахоян и расположил их на позиции у деревни Удьятунь, в 1 км северо-восточнее деревни Сахоян.

Расположение отряда ген. Новикова на новой позиции было следующим: три батареи 7-й арт. бригады, прикрытые двумя ротами 86-го пех. полка, стали на огневые позиции восточнее деревни Удьятуяь, имея направление стрельбы «на сопку с деревом» и деревню Люафантунь. Южная окраина деревни Удьятунь, прикрытая с фронта обрывами и канавами, была занята двумя батальонами 86-го пех. полка, два остальных батальона этого полка стали в резерве. 88-й пех. полк занял позицию впереди деревни Удьятунь.

Немедленно по отходе от деревни Сахоян, около 12 час., японцы заняли эту деревню. В это же время к отряду ген. Новикова прибыло два с половиной батальона 87-го пех. Нейшлотского полка и одновременно была установлена связь с левофланговыми частями 10-го арм. корпуса, отошедшими на северный берег реки Шахэ.

Вскоре после этого командующий армией ген. Куропаткин приказал 22-й пех. дивизии перейти в наступление и атаковать деревню Сахоян и «сопку с деревом», так как обнаружилось, что японцы держали под огнем все наши позиции к западу и востоку от этой сопки и возникло сомнение в возможности удержаться на реке Шахэ. Этот приказ после полудня был повторен и командиром 10-го арм. корпуса, войска которого стали в первую очередь страдать от флангового огня с сопки. По этой же причине весь отряд ген. Новикова был подчинен командиру 10-го арм. корпуса. Три батареи 7-й арт. бригады тотчас стали вести артиллерийскую подготовку атаки. Отличная маскировка этих батарей привела к тому, что ответный огонь японских батарей не принес никакого вреда русским.

Отдав приказ об атаке «сопки с деревом» частями 22-й пех. дивизии, командующий армией приказал командиру бригады 3-й Восточно-сибирской стрелковой дивизии гея. Путилову оказать поддержку 22-й пех. дивизии, атакуя ту же сопку с востока «со стороны деревни Сахэтунь, в связи с частями ген. Новикова» (записка командира 1-го Сибирского стрелкового корпуса за № 112 отправлена в 15 час. 25 мин. 16 октября). Командование войсками, атакующими сопку, было возложено на ген. Путилова. Командующий армией дал генерал-майору Путилову и личные указания: «В случае удачной атаки, на что я вполне рассчитываю, не увлекайтесь преследованием, а лишь прочно займите сопку и позицию впереди нее и окопайтесь. Если же атака не удастся, не уходите далеко назад, а удержитесь на правом берегу реки Шахэ, окопайтесь и соберите сильные резервы и ждите ночной атаки. В обоих случаях вышлите вперед и на фланги секреты и охотничьи команды, с целью тревожить противника. Ожидаю ваших донесений. Не отказывайтесь добиваться успеха после первой неудачи. Повторите несколько атак. Ночью даже небольшие части могут иметь решающее значение. Помните, что японцы так же утомлены, как и мы».

Прибывший около 16 час. со своей бригадой в деревню Удьятунь ген. Путилов встретил здесь ген. Новикова. Оба генерала совместно выработали следующий план атаки: 86-й, 87-й и 88-й пех. полки под начальством ген. Новикова атакуют с фронта, со стороны деревни Удьятунь. Бригада ген. Путилова охватывает сопку не с востока, а с запада, имея впереди 19-й Восточно-сибирский стрелковый полк и в резерве 20-й Восточно-сибирский полк.

Между тем командир 1-го Сибирского стрелкового корпуса ген. Гернгросс пришел к выводу, что «сопку с деревом» выгодно атаковать также и с востока, со стороны деревни Сахэтунь (схема 3), о чем он и доложил командующему армией. Утвердив предложение ген. Гернгросса, ген. Куропаткин приказал для атаки сопки с востока назначить один полк 1-го Сибирского стрелкового корпуса. Во исполнение этого приказа, для атаки сопки с востока, со стороны деревни Сахэтунь, был назначен 36-й Восточно-сибирский полк, с подчинением его ген. Путилову. Кроме того, для атаки сопки были еще назначены Семипалатинский и Енисейский полки 4-го Сибирского корпуса с двумя батареями 3-й Сибирской арт. бригады.

В результате для атаки сопки было назначено 25 батальонов, общее начальство над которыми было поручено командиру 1-го арм. корпуса ген. Мейендорфу. Вследствие отсутствия связи у ген. Мейендорфа с подчиняемыми ему частями, это подчинение было чисто формальным и не могло обеспечить совместных действий.

Атаку было предположено начать в 18 час. 16 октября всеми частями одновременно.

Пока вырабатывался план атаки сопки, артиллерийская подготовка продолжалась. К трем батареям 7-й арт. бригады присоединились две батареи 3-й Сибирской дивизии, прибывшие с Семипалатинским полком, и 2-я Забайкальская казачья батарея.

Со стороны деревни Удьятунь в бинокль было отчетливо видно, что на «сопке с деревом» японцы производят окопные работы.

В 15 час. охотничья команда 86-го пех. Вильманстрандского полка пошла в наступление на деревню Сахоян. Охотники мелкими группами подкрались к японским окопам и выбили оттуда противника. Вслед за охотниками наступали пять рот 87-го пех. Нейшлотского полка, которые и закрепили за собой деревню. Японцы отошли на «сопку с деревом».

Прибежавший тотчас после занятия деревни помощник заведующего охотничьей командой 87-го пех. полка подпоручик Зильский доложил, что при поддержке двумя-тремя ротами охотники смогут овладеть северным отрогом сопки. Командир 87-го пех. полка Руденко немедленно послал это подкрепление. Охотники и роты подкрепления пошли вперед и начали уже карабкаться по склону сопки. В это время к сильнейшему огню противника прибавилось несколько разрывов русской артиллерии (случайные недолеты), и нейшлотцы стали отходить назад, за реку Шахэ.

Наступал кризис; наметившийся было успех грозил превратиться в неудачу наступления. Командир отряда ген. Новиков в то время совещался еще с ген. Путиловым. Случайно собравшиеся к этому времени командиры 86-го, 87-го и 88-го пех. полков единодушно решили поддержать нейшлотцев немедленной атакой сопки, о чем и донесли начальнику отряда ген. Новикову.

В 16 час. 50 мин. по сигналу «слушайте все» и «наступление» полки пошли в наступление (схема 4). Оставившие к этому времени деревню Сахоян нейшлотцы, увидев общее наступление полков отряда, повернули назад и вместе с своим командиром снова заняли деревню.

Командиры 86-го и 88-го пех. полков повели свои полки в атаку. 88-й пех. Петровский полк, имея три батальона в боевой линии, наступал в направлении на отдельное дерево; западнее его наступали батальоны 86-го пех. Вильманстрандского полка. Это была лобовая атака с незначительным охватом правого фланга противника; предполагалось, что в тыл этого фланга будут направлены из деревни Люафантунь полтора батальона 87-го пех. полка. Общий резерв по одному батальону 86-го и 88-го пех. полков оставался в деревне Удьятунь. Лобовая атака грозила большими потерями от сильного огня японцев, но, по мнению командиров полков, она давала и некоторые выгоды: деревня Сахоян и крутой обрыв северного отрога сопки давали хорошее укрытие и обеспечивали наступающим отдых перед последним броском. Атака японских позиций с фронта и выход бригады ген. Путилова на их фланг вынуждала японцев либо к отходу с сопки, либо к бою на фронте, и тогда облегчалась задача бригады ген. Путилова — раздавить левый фланг японцев.

С началом наступления батареи русских открыли беглый огонь по японским окопам, противник ответил артиллерийским, пулеметным и ружейным огнем.

Наступающие батальоны без выстрела перебежали к реке Шахэ и здесь, в деревне Сахоян, прикрытые от огня противника, несколько замешкались и перепутались. Нейшлотцы, подкрепленные вильманстрандцами, заняли густой цепью глинобитную стенку, как бы подготовленную для стрельбы, и открыли огонь по сопке.

На северной окраине деревни командир 88-го пех. полка полковник Апухтин и командир батальона подполковник Селивачев руководили установлением порядка, разбирая роты и воодушевляя людей. Тут же были пополнены запасы патронов, и наступление продолжалось. Надо было пройти около 100 м между деревней Сахаян и обрывом северного отрога сопки — это пространство буквально засыпалось японскими пулями, от которых река кипела, и люди снова начали задерживаться. По приказанию полковника Апухтина 88-й пех. полк бросился вперед. Рядом с ним побежали вильманстрандцы. Роты начали карабкаться по склону сопки, подгоняя находящихся здесь нейшлотцев. На поле боя прибыл ген. Новиков, принявший на себя личное руководство атакой сопки. Сильнейший огонь японцев наносил немалый урон рядам атакующих. Быстро темнело. Около 20 час. стало почти темно; одновременно выбыли из строя все три командира полков, атакующих сопку (86-го, 87-го и 88-го), убыло много офицеров, люди разных полков перепутались и разбрелись по склонам сопки.

Пока происходили описываемые на участке 22-й пех. дивизии события, с востока «сопку с деревом» атаковал 36-й Восточно-Сибирский стрелковый полк. Около 16 час. он начал свое движение со стороны деревни Лосянтунь на деревни Сандяцза, Сахэтунь и Люцзянтунь (схема 3) с целью охвата сопки с юга, где предполагались резервы противника.

Японцы, заметив наступление полка, открыли по нему сильный шрапнельный огонь; тем не менее шедший в голове 2-й батальон выбил японцев из деревни Люцзянтунь. Вскоре сюда подошли остальные батальоны полка, и в 18 час. полк продолжал наступать, имея впереди 2-й батальон, обходящий сопку с юго-востока; с востока на сопку наступал 3-й батальон, следуя уступом за 2-м батальоном, 1-й батальон, в резерве, следовал за центром.

3-й батальон стрелков ворвался в первую линию японских окопов одновременно с ударом 2-го батальона почти в тыл японцам. Началась кровопролитная рукопашная схватка, окончившаяся победой русских. Около 21–22 час. полк утвердился на сопке и начал окапываться. Непрерывный ружейный огонь справа, по-видимому своих же войск, и атака крупных сил японцев с юга и с запада, охватывавших полк, при полной неизвестности о событиях у соседей вынудили командующего полком оставить сопку и отойти к деревне Сахэтунь.

Узнав в 17 час. 30 мин. о начале атаки сопки полками 22-й пех. дивизии, ген. Путилов приказал начать наступление полкам своей бригады. Бригада наступала на сопку с запада, имея впереди 19-й Восточно-сибирский стрелковый полк, а в резерве за ним 20-й Восточно-сибирский стрелковый полк. После перехода через реку Шахэ полкам предстояло пройти около полутора километров, чтобы подойти к атакуемой сопке. Темнело. Полки стремительным шагом, без остановки, прошли это расстояние. Японцы подпустили стрелков на 400–500 шагов и открыли по ним убийственный огонь залпами. Без единого выстрела, с криками «ура», стрелки ворвались в японские окопы, где завязалась рукопашная схватка. Японцы, засевшие в деревне Уйдялоза, были выбиты резервом полка, 3-м батальоном. Вслед за первой линией укреплений была взята и вторая. На плечах убегающих японцев 2-й батальон 19-го Восточно-сибирского стрелкового полка ворвался на горную батарею, которую и захватил; вслед за этой батареей была захвачена расположенная за горной батареей полевая батарея. К 23–24 час. позиция японцев, а также две батареи были в руках русских. Увлекаясь преследованием, люди разбрелись по всей сопке, и остаток ночи был употреблен на сбор людей и приведение частей в порядок.

Бригада ген. Путилова захватила западный отрог «сопки с деревом» и в честь ген. Путилова сопка была названа Путиловской.

Ни командующему армией, ни ген. Путилову к 23 час. не был известен результат атаки восточного отрога «сопки с деревом»; даже ген. Новиков не знал, захвачены ли вершины сопки, и поэтому ген. Путилов приказал ген. Новикову к 5 час. 17 октября овладеть всей сопкой, т. е. восточным ее отрогом.

Для атаки вершины сопки была назначена охотничья команда 87-го пех. полка и добровольно вызвалась 7-я рота 87-го пех. полка.

В 4 часа 17 октября охотники и 7-я рота 87-го пех. полка молча, без выстрела, пошли на штурм вершины сопки. За передовыми частями в атаку пошли и остальные полки 22-й пех. дивизии. Ударив в штыки, 7-я рота и охотники 87-го пех. полка ворвались в японские окопы, и противник бежал. Преследуя отходящих японцев, охотники выбили штыками засевших в деревне Ялунсан японцев.

Таким образом, была окончательно захвачена и восточная часть «сопки с деревом», названная впоследствии в честь полков 22-й пех. дивизии, квартировавших в Новгородской губернии, Новгородской.

Дальнейшее преследование японцев организовано не было, так как ген. Куропаткин приказал ген. Путилову «без приказания Гернгросса ни шагу вперед», а ген. Гернгросс никаких приказаний о движении вперед не дал.

В итоге боя была разбита японская бригада ген. Ямады. 20-й и 41-й пех. полки были уничтожены; кроме того, японцы потеряли 14 орудий и 1 пулемет. Важная позиция осталась за русскими. Потери русских убитыми и ранеными — около 3 000 чел., японцы одними убитыми потеряли около 1 500 человек.

В этом бою русские солдаты и офицеры проявили много инициативы, смелости, решительности и показали, что они способны крепко бить врага.

Ген. Куропаткин и его ближайшие помощники остались верными себе и не сумели использовать достигнутый успех.

Непосредственным результатом захвата Путиловской и Новгородской сопок явился отход 3-й японской пех. дивизии с позиций на реке Шахэ, фланкируемых с этих сопок. По этой же причине японцы очистили и деревню Шахэпу, на захват которой они затратили много людей и усилий.

Японцы увидели, что русские сохранили силы и способны переходить от обороны к наступлению и при этом наносить сокрушительные удары. Это обстоятельство заставило японцев отказаться от немедленных попыток прорыва к Мукдену, и они перешли в свою очередь к обороне, собирая силы для дальнейшей борьбы.

С овладением русскими «сопкой с деревом» закончились наступательные действия сторон в Шахэйской операции. Противники отказались от дальнейших попыток наступления и перешли к обороне на занимаемых ими рубежах. Начался период «Шахэйского сидения», продолжавшийся до начала Мукденской операции.

Организация атаки на «сопку с деревом» дает яркое представление о методе управления войсками ген. Куропаткиным. Отданные им лично в обход прямых начальников распоряжения привели к тому, что сопку атаковали восемь полков трех корпусов, четырех дивизий. В отдаче приказов на атаку принимали участие, кроме самого ген. Куропаткина, еще два командира корпусов, наконец, общее командование всеми назначенными для атаки частями было поручено третьему командиру корпуса, который не имел с неожиданно подчиненными ему войсками никакой связи и фактически не сделал и попытки управлять боем.

Если эта путаница командных отношений и перемешивание частей не имели других вредных последствий, кроме больших напрасных потерь 36-го Восточно-сибирского полка, и атака сопки увенчалась успехом, то только благодаря доблести русских войск и тому благоприятному обстоятельству, что два главных начальника, ген. Новиков и ген. Путилов, имели возможность встретиться и сговориться о совместных действиях.

В атаке «сопки с деревом» приняли участие только что прибывшая в Маньчжурию из России 22-я пех. дивизия и принимавшая участие во многих сражениях с самого начала войны бригада восточно-сибирских стрелков. В действиях полков 22-й пех. дивизии было много порыва со стороны командного состава, охотников и отдельных рот, но очень мало выдержки и тактического искусства. Батальоны были построены в один эшелон, подготовки атаки ружейным огнем почти не было, так как части скоро перемешались и вышли из рук начальников.

Боевой порядок шести батальонов 86-го и 88-го полков в одну линию надо признать неудачным для движения, особенно при наличии впереди деревни и реки. Правильнее было построить полки в обычный для того времени боевой порядок — в две линии батальонов, два в боевой части и один в резерве, на уставных дистанциях и интервалах в 500 шагов, и направить полки не на деревню, где находились роты 87-то полка, а по сторонам ее. При таком направлении полков не произошло бы перемешивания в деревне людей трех полков, командиры удержали бы свои части в руках и довели бы их до атаки противника.

Атака была подготовлена огнем шести батарей, которые, пользуясь возвышенным положением японской позиции, могли поддерживать пехоту во все время ее движения к сопке без риска поражать своих. Отсутствие не только связи артиллерии с 36-м Восточно-сибирским стр. полком, но и просто сведений о его наступлении привело к тому, что, перенеся огонь перед штурмом с фронта в глубину японского расположения, артиллерия поражала восточносибирских стрелков и принудила их к отступлению. Вина этого печального случая лежит всецело на командире 1-го Сибирского корпуса, который знал, что идет большая атака сопки с севера, и не сообщил ген. Путилову или Новикову о направлении в атаку 36-го Восточно-сибирского стр. полка.

В итоге наступавшая с фронта 22-я пех. дивизия сыграла роль сковывающей группы и, благодаря своим свежим силам и порыву вперед, крепко приковала к себе все внимание и огонь японцев и тем облегчила атаку ударной группы — бригады ген. Путилова.

В отличие от «европейских» войск 22-й пех. дивизии восточно-сибирские стрелки действовали образцово. Построившись в два эшелона, пользуясь наступавшей темнотой, стрелки атаковали стремительно, без выстрела, как всегда рекомендуется ночью, и пробились на всю глубину японской позиции до позиции артиллерии.

Так же искусно действовал и 36-й Восточно-сибирский стр. полк, построивший свои три батальона в три эшелона для атаки с фронта и глубоко в обход почти с тыла.

В обоих случаях стрелки действовали почти исключительно штыками и быстро достигли полного успеха. Если 36-му полку пришлось отступить, то виновно в этом больше высшее командование, пославшее полк в атаку без связи с прочими атакующими частями и даже без уведомления их о направлении этого полка.

Свой успех русские не использовали опять-таки по вине ген. Куропаткина, который лично приказал ген. Путилову не делать ни шагу вперед без приказания ген. Гернгросса, который, по всей вероятности, и не знал об этом приказе и не имел никакой связи с ген. Путиловым.

Несмотря на все неблагоприятные условия, созданные ген. Куропаткиным перед атакой сопки, определенная и твердо выраженная задача — взять сопку — была русскими войсками выполнена с большим порывом.

Следует отметить одну положительную черту и в действиях командующего армией. 16 октября он лично оказался на решительном пункте сражения, мог верно оценить значение «сопки с деревом» и направить для взятия ее значительные силы.

Японское командование не сумело оценить важное тактическое значение Путиловской сопки для борьбы на линии реки Шахэ; произошло это потому, что старшие начальники, т. е. командиры дивизий, держались далеко сзади войск и не видели своими глазами местности, за которую шел бой. Поэтому японцы и не поддержали свою далеко выдвинувшуюся бригаду. Успех русских подействовал отрезвляюще на японское командование, которое прекратило наступление по всему фронту.


1В состав 22-й пех. дивизии входили следующие полки: 85-й Выборгский, 86-й Вильманстрандский, 87-й Нейшлотский и 88-й Петровский.

222-я пех. дивизия при отправлении в Маньчжурию оставила свою артиллерийскую бригаду со старыми орудиями в России и получила 7-ю, которая имела новые орудия.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 5015