Третий этап народных восстаний 1648 г. и подготовка к новому (сентябрьскому) земскому собору
Подготовка к новому земскому собору происходила в то время, когда в ряде городов Русского государства продолжались народные движения. Мы знаем о волнениях в Чугуеве, Чердыни, Соли Камской1152. По мысли правительства, решение о новом соборе должно было ослабить классовую борьбу, расколоть фронт восставших, оторвать от них попутчиков. Недаром патриарх Никон впоследствии говорил: «И то всем ведомо, что збор (т. е. собор. - Л. Ч.) был не по воли, - боязни ради и междуусобия от всех черных людей, а не истинныя правды ради». По характеристике Никона, Соборное уложение -это «беззаконная книга»1153.

В соответствии с царским указом, изложенным в памяти от 16 июля, со второй половины июля началась рассылка грамот по городам о производстве выборов на земский собор. Грамоты направлялись из тех приказов, в которых ведались соответствующие города. Нам известно, что из Новгородской четверти были посланы грамоты в Нижний Новгород, Великий Новгород, Псков, Кевролу, на Мезень, в Пермь, Чердынь, Соль Камскую, в Вологду, на Двину, в Арзамас1154. Нечеткость приказной системы иногда ставила в туник местную администрацию. Так, в Новгород было послано из Новгородской четверти предписание выбрать одного человека, затем пришла грамота из Разряда, по которой надо было выбрать двух человек из Новгородского посада и по человеку из пригородов и рядков1155. На недоуменный вопрос в Новгородскую четверть новгородского воеводы - как быть, последовал ответ: поступать так, как было указано в грамоте из Новгородской четверти1156.

Во второй половине июля, в августе и даже в сентябре 1648 г. происходили выборы в земский собор в разных частях России. К сожалению, у нас нет материалов, которые позволили бы нарисовать полную и всестороннюю картину выборной кампании. Сохранившиеся сведения довольно случайны. Наиболее подробные данные имеются по Переяславлю Рязанскому. На основе их изучения складывается впечатление, что выборы здесь проходили в обстановке политического индифферентизма населения и волокиты со стороны приказной администрации. 9 августа 1648 г. переяславль-рязанский воевода Григорий Кириллович Огарев получил из Разряда грамоту, которую должен был «в торговые во многие дни... велеть прочесть всяких чинов людем вслух», причем дворянам и детям боярским сказать, чтобы они для «государева и земсково дела выбрали свою братю - из болших станов по два человека, а из менших, и из новокрещенов», и из белозерцов рязанских помещиков по человеку, посадским же людям велеть выбрать одного человека. Воевода «сказывал» царский указ в Переяславле Рязанском «во многие дни», посылал переяславских пушкарей и затинщиков «сказывать» его в поместья и вотчины всех станов и «по торжком кликать». В результате всего этого 20 августа в «съезжей избе» «объявились» перед воеводой 12 рязанцев, которые заявили, «что де им малыми людми выборных людей выбрат не умет, потому что город де болшой». Что касается посадских людей, то те выбрали одного представителя1157.

Через неделю воевода снова сообщил в Москву, что вплоть до 26 августа ни один новый человек к нему для выборов не явился1158. 27 августа прибыли еще 10 человек1159. В царской грамоте в Переяславль Рязанский от 4 сентября содержалось настойчивое требование произвести выборы1160, ибо срок приезда выборных в Москву (1 сентября) уже прошел. Новая правительственная грамота из Москвы в Переяславль Рязанский на имя Огарева датирована 16 сентября. В ней читаем: «А из городов многие люди для нашего и земского дела съехались и живут на Москве», там собрались выборные люди «из дальных городов Новгорода Великого, и изо Пскова, и из Казани, и изо всех городов». Воевода должен добиться высылки выборных из Переяславля Рязанского «безо всякого мотчанья»1161.

Выборы в Переяславле Рязанском состоялись лишь 24 сентября, причем с нарушением установленных норм. Как писал в Москву воевода, в выборах приняли участие рязанские дворяне и дети боярские, «немногие люди, и бордаковския новокрещоны и подали мне, холопу твоему, в съезжей избе выбор за руками на резанцов же дворян все вопче, а не по станом». Выборных представителей рязанских дворян и детей боярских было семь - меньше установленной нормы. Бордаковские новокрещены выбрали одного человека1162. Рязанские помещики из белозерцев, ссылаясь на то, что их осталось (в Рязанском уезде, Каменском стану) лишь 15 человек (из 24-х) и что из служилых людей Белозерского уезда уже выбраны два депутата, просили «записать» их челобитье, т. е. фактически освободить их от обязанности выделять своего представителя1163.

Только 25 сентября воевода Огарев послал в Москву «выборы», а 1 октября (более чем через два месяца после начала всей кампании) выехали туда сами рязанские выборные1164.

Но далеко не во всех городах (так, как это было в Переяславле Рязанском) приказная администрация и дворяне уклонялись от выборов или проявляли к ним безразличие. Иногда выборы становились орудием борьбы в среде местных служилых людей или между служилым дворянством и воеводой. Так, острая ситуация сложилась в Ельце. 13 августа 1648 г. елецкий воевода Алексей Иванович Хрущов получил из Разряда грамоту с предписанием организовать выборы на земский собор двух детей боярских и одного посадского человека. Воевода выполнил приказ и сообщил в Москву, что дети боярские выбрали Дениса Ермолова сына Шилова и Григория Кузьмина сына Перцова, а посадские люди - Степана Федорова. Однако в челобитной царю ельчан детей боярских и поместных казаков «всем городом» (она была составлена, видимо, вскоре после 13 августа, к 4 сентября она была уже доставлена в Москву, в Разряд) с жалобой на воеводу приводились другие сведения. По словам челобитчиков, воевода, «по наговору» стрелецкого головы Ивана Буженинова, самовольно выбрал на собор детей боярских Дмитрия Снетина и Василия Козлова, а им у «государева земскова дела» «быть нельзя», потому что они свою братью детей боярских «продают заодно с воеводы» и «небылыя слова» на них «воеводам наговаривают». Челобитчики еще два года тому назад составили «запись», договорившись обратиться к государю «обо всяких своих нужах и на ушников», которые «всему городу чинят убытки большие и упродают... без вины». Воевода заявил: «вы де завод заводите недобран и запись де у вас межи себя написана заговорноя с заводу», и «тое запись отнел». После этого он выбрал к «государеву земскому делу» «отводных людей детей боярских» Дениса Шилова и Григория Перцова (которые «с и ими ушниками в заговоре и во всем им помагают») «и к тому выбору уезных попов заставил руки прикладывать сильна...»1165. Словом, выборная кампания в Ельце всколыхнула местное дворянство, вызвала в его среде брожение, обострила его взаимоотношения с воеводой.

Острая выборная борьба между «нарочитыми» и «молодшими» торговыми посадскими людьми разгоралась в Великом Новгороде. «Нарочитые люди» во главе с гостем Семеном Стояновым и пятиконецким старостой Сидором Холщевниковым собрались 10 августа 1648 г. в земскую избу и выбрали «лучших людей» Андрея Васильева и Никиту Тетерина. Но «молотчие люди», «новые их старосты» Филя Осипов и Никифор Лаврентьев с товарищами «своим изволеньем» выдвинули выборных из собственной среды Никифора Клетку и Якуша Шипулина. Оба они «кроме смуты никаких дел не знают», а Никифор Клетка «был в казачье службе и ис казаков отставлен». «Нарочитые люди», опасаясь опалы от государя «за ослушанье», обращались к воеводе и дьяку, но они им «в том указу не учинили»1166. Во второй заручной челобитной, поданной между 10 и 21 августа, «нарочитые и середние люди» дополнительно рассказывали, что после выборов 10 августа они «по многие дни для выбору в земскую избу сходелися», а «новые выборные наемные старосты, которые у них ныне в смутное время выбраны», Филя Осипов (он же - Кривоносов) и Никифор Лаврентьев, «с такими же молотчими людми, ...из лутчих людей, кому земские дела за обычей, выбрать не дали...». Таким образом, образовались две партии, которые вели активную борьбу1167. Неизвестно, когда и как окончательно определилась позиция новгородского воеводы, но в отписке в Новгородскую четверть 21 августа он сообщал о высылке в Москву выборных людей Андрея Степанова сына Шолковника и Никифора Васильева сына Клетки и «выбора» на них. Воевода и дьяк указывали, что произвести выборы они велели «гостем, и пятиконецким старостам и всем посадцким людем...»1168. Вероятно, был найден какой-то компромисс.



1152 Бахрушин С. В, Указ. соч., с. 51.
1153 Мнения патриарха Никона об Уложении и проч. (Из возражений и Стрешневу и Паисию). Под ред. В. Ламанского. - «Записки отделения русской и славянской археологии Русского археологического общества», т. II. СПб., 1861, с. 426-427; Ундольский В. М. Отзыв патриарха Никона об Уложении царя Алексея Михайловича. - «Русский архив», 1886, № 8,тс. 611.
1154 Смирнов П. П. Несколько документов..., с. 8-11, № II-III.
1155 По грамоте из Разряда от 28 июля новгородский воевода кн. Федор Андреевич Хилков послал память губному старосте Обонежской пятины Нагорной половины Ивану Кобылину с предложением выбрать для «государева и земского дела» «человека добра и смышлена» (ААЭ, т. IV. СПб., 1836, с. 40-41, № 27). Писали из Новгорода о производстве выборов также в Порхов и Ладогу (Смирнов П. П. Несколько документов..., с. 15-16, № VII).
1156 Смирнов П. П. Несколько документов..., с. 10-11, № III.
1157 Кабанов А. К. Выборы местных представителей на земский собор в 1648-49 гг. в Переяславле Рязанском. – «Труды Рязанской ученой архивной комиссии», 1910, т. XXIII, вып. 1, с. 1-5, № 1-2.
1158 Там же, с. 6-8, № 3.
1159 Там же, с. 9-11, № 5.
1160 Там же, с. 8-9, № 4.
1161 Там же, с. 11-13, № 6.
1162 Там же, с. 13-14, № 7.
1163 Там же, с. 14-15, № 8.
1164 Там же, с. 15-16, № 9; см. также: Шмелев Г. Отношение населения и областной администрации к выборам на земские соборы в XVII в. - В кн.: Сборник статей, посвященных В. О. Ключевскому. М., 1909, с. 493-494.
1165 Акты, относящиеся к истории земских соборов. Под ред. Ю. В. Готье. М., 1909, с. 61-62, № XIV-XV; см. также: Шмелев Г. Указ. соч., с. 500-501.
1166 Смирнов П. П. Несколько документов..., с. 11-12, № IV.
1167 Там же, с. 12-13, № V.
1168 Там же, с. 14-15, № VI.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 4299