Второй этап народных восстаний 1648 г. и летний земский собор
Челобитная дворян и купцов 10 июня 1648 г. положила известный рубеж в развитии классовой борьбы. На втором этапе социальных движений 1648 г. (10 июня - 16 июля) они несколько затихли в Москве, но зато с большей силой распространились в других городах Русского государства, в самых различных его концах. Так, в указанный период произошли восстания в Соли Вычегодской, Великом Устюге, Воронеже, Козлове, Курске, Челнавском и Талецком острогах1141. Наряду с посадскими людьми, стрельцами и другими приборными служилыми людьми в некоторых местах (например, в Курске) поднялись крестьяне. Волновались крестьяне в вотчинах Б. И. Морозова, расположенных в разных уездах. Таким образом, расширялась социальная база народных движений.

В Москве, после высылки Морозова, у власти оказались бояре Я. К. Черкасский, М. П. Пронский, Н. И. Одоевский и др. 6 июля Поммеренинг сообщал королеве Христине, что «большие господа, управлявшие во время Морозова, распределяются (теперь) там и сям в стране по воеводствам и другим должностям»1142. Правительство, как уже говорилось, старалось удовлетворить требования дворян (о деньгах и земле, частично о возврате беглых крестьян) и посадских людей (о снятии недоимок). Но спокойствие в Москве не водворялось. В борьбу с крепостничеством вступали новые слои населения. По словам Поммеренинга, 27 июня «боярские холопы просили о том, чтобы им была дана свобода». Шесть холопов были обезглавлены. 72 человека заключены под стражу1143.

В такой неспокойной социальной обстановке в Москве примерно в середине июля 1648 г. собрался земский собор. Историю собора излагают два источника: память из «приказа бояр» кн. Н. И. Одоевского с товарищами в Новгородскую четверть от 16 июля и предисловие к Соборному уложению. Память от 16 июля сообщает, что собор состоялся по челобитью, поданному 10 июня дворянами и купечеством, у государя в Столовой палате. Точная дата собора не указана, но, как видно из даты памяти, он собрался где-то около 16 июля1144 (подходя к сохранившимся источникам строго формально, можно сказать, что заседание собора имело место после 10 июня и до 16 июля). С созывом его правительство не торопилось. На соборе присутствовали патриарх Иосиф, «власти», бояре, окольничие, думные люди, стольники, дворяне московские, жильцы, дворяне и дети боярские «первых половин Замосковных городов» (по два человека из города), которые находились в Москве и которым надлежало быть на государеве службе на Украине, гости и «лучшие люди» гостинной, суконной и «всяких розных сотен и слобод», иноземцы1145. Словом, это было представительство феодалов различных категорий и «лучшей», т. е. более состоятельной и влиятельной, части посада. Собор такого состава особенно нужен был правительству как своего рода противоядие против народного антифеодального движения.

Судя по логике изложения материала в памяти кн. Одоевского, можно думать, что основное число участников июльского земского собора составили челобитчики 10 июня. На земском соборе его члены сохраняют инициативу в своих руках и подают новую челобитную о составлении «Судебника и Уложенной книги, чтоб вперед по той Уложенной книге всякие дела делать и зершить»1146.

Этот вопрос обсуждался царем вместе с «освященным собором» и боярской думой, и было решено поручить «то дело ведать» - Уложенную книгу писать «приказу бояр» в составе кн. Н. И. Одоевского, кн. С. В. Прозоровского, окольничего кн. Ф. Ф. Волконского и дьяков Гаврилы Леонтьева и Федора Грибоедова. Для выполнения этого «государева и земского великого дела» царь указал и бояре приговорили созвать в Москве выборных: из числа стольников, стряпчих, дворян московских, жильцов - «ис чину по два человека», из городовых дворян и детей боярских (кроме новгородцев) - из больших городов из города по два человека, из «меньших» - по человеку, из гостей - три человека, из гостинной и суконной сотен - по два человека, из черных сотен и слобод и из городов - по человеку. По городам было велено разослать из Москвы грамоты с предписанием воеводам проследить, чтобы дворяне, дети боярские, торговые люди выбрали «добрых и смышленых людей, которым бы такие государевы и земские всякие дела были за обычей, чтоб государево царственное и земское дело с теми со всеми выборными людьми утвердити и на мере поставить...». Выборные должны были явиться в Москву к 1 сентября 1648 г. и привезти с собой документы об избрании, подписанные избирателями («выборы за руками»). На дворян и детей боярских Замосковных городов, «что ныне на Москве», «выборы» надлежало взять в Москве1147.

Несколько иначе излагаются события в предисловии к Соборному уложению. Там об июльском земском соборе 1648 г. не говорится вообще1148, а инициатива создания Уложения приписывается самому царю Алексею Михайловичу. Поэтому картина получается иная, чем в памяти. Государь-самодержец «в двадесятое лето возраста своего», «в третье лето богом хранимыя своея державы», «советовал» с патриархом Иосифом, другими церковными властями, боярами и думными людьми о собрании «пристойных статей к государственным и к земским делам», «чтобы Московского государьства всяких чинов людем, от болшаго до меншаго чину, суд и росправа была во всяких делех всем ровна». Далее следуют царский указ Н. И. Одоевскому и др. «то все собрати и в доклад написати» (т. е. подготовить материал для нового Уложения) и царский указ и боярский приговор о созыве выборных в соответствии с утвержденными нормами представительства1149.

Сличение текстов показывает, что предисловие к Уложению переделано из памяти от 16 июля1150, причем изменена концепция последнего источника: создание Соборного уложения и организация второго (сентябрьского) земского собора (деятельность первого, июльского, собора вообще замалчивается) рассматриваются как результат царской политики, а в памяти - как следствие сословных петиций. Другими словами, память исходит из представления о строе сословно-представительной монархии, предисловие подчеркивает роль абсолютизма. По словам П. П. Смирнова, «официальное предисловие к Уложению, памятник скорее публицистической ловкости, нежели исторической достоверности, менее всего внушает к себе доверия»1151.



1141 Бахрушин С. В. Указ. соч., с. 51.
1142 Якубов К. И. Указ. соч., с. 420; Городские восстания, с. 37.
1143 Якубов Я. II Указ. соч., с. 420; Городские восстания, с. 39.
1144 18 июля на основе решения собора была уже послана грамота в Нижний Новгород (Смирнов П. П. Несколько документов..., с. 8-10, № II).
1145 Смирнов П. П. Несколько документов..., с. 67, № I.
1146 Там же, с. 6, № I. Смирнов предположил, что июльский собор разбирал ряд челобитных дворян и посадских людей, следовательно, не только занимался вопросом об Уложении («Посадские люди и их классовая борьба до середины XVII в.», т. II, с. 197-199). Может быть, это и так, но установить документально связь приводимых Смирновым известий источников с деятельностью этого собора пока не удается.
1147 Смирнов П. П. Несколько документов..., с. 6-7, № I.
1148 Однако в СГГД (т. 3. М., 1822, с. 438-439, № 129) выдержка из Уложения напечатана под заголовком: «Выписка о бывшем в Москве, по указу государя царя Алексея Михайловича соборе духовных и светских чинов для сочинения нового собрания законов, названного уложением».
1149 Тихомиров М.Н. и Епифанов П.П. Указ. соч., с. 67-68.
1150 Дата дана ошибочно - 16 июня.
1151 Смирнов П. П. О начале Уложения и земского собора 1648-1649 гг. - ЖМНП, 1913, № 9, с. 41.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 5114