1621 год
Данные о соборе 12 октября 1621 г. сохранились в разрядных книгах955. Он происходил в Золотой большой Грановитой палате. Это было совещание широкого состава (представителей духовенства, светских феодалов разных городов, гостей, торговых людей)956. Вопрос шел о войне с Польшей. В «речи» царя Михаила и патриарха Филарета, которой открылся собор (неясно, одно это выступление или два, или имеется в виду письменный текст, зачитанный дьяком), были перечислены нарушения со стороны Польши условий Деулинского перемирия. Указывалось на то, что королевич Владислав продолжал именоваться царем и великим князем всея Руси, что «польские и литовские люди» нарушают границы Русского государства, «осваивают» русские земли, заводят промыслы, «бьют, и грабят, и с поместий сгоняют» дворян и детей боярских порубежных уездов. Было отмечено, что польское правительство не отпустило на родину ряд русских пленных, а в дипломатических сношениях с Россией ведет себя «непристойно». На обсуждение собора был поставлен вопрос о том, не следует ли вступить в войну с Польшей. В «речи» царя и патриарха подчеркивалось, что момент для начала войны удобный, так как прибывший в Москву турецкий посол Ф. Кантакузин вел с русским правительством от имени султана переговоры о совместных военных действиях России, Турции и Крыма против Польши957. К этому же призывали русское правительство крымский хан и шведский король. Царь и патриарх подчеркивали, что в настоящее время международная обстановка относительно благоприятна для России и следует ее использовать, пока она не изменилась; если «только польскому королю ныне смолчать», и ему «от недругов пооблегчает хоть и мало... и тогды и больше того учнет на Московское государство умыслять и всякие неправды делати по прежнему своему злому умыслу»958.

Неизвестно, каков был порядок обсуждения вопроса, поставленного перед собором правительством, но в изложении хода собора сначала приводится «челобитье» всех его членов, затем излагаются (тоже в виде челобитных) мнения отдельных сословных групп. Все члены собора высказались за войну. Духовные лица заявили при этом, что будут молить бога о победе. Служилые люди выразили готовность «против польскаго и литовскаго короля... битися, не щадя голов своих». Гости и торговые люди обещали «в помочь их государеве казне... давати деньги как кому мочно, смотря по их прожиткам». За этими обычными для сословий формулярно-этикетными заявлениями трудно уловить действительные настроения соборных представителей. Но в текст записи о соборе вошло и предложение городовых дворян и детей боярских о том, чтобы «велети их в городех разобрати, кому мочно их государева служба служити, чтоб дворяне и дети боярские никаков человек в избылых не был»959. За этим требованием скрываются наличие розни в служилой среде, неравномерное распределение военных обязанностей и тягот, недовольство рядовых дворян и детей боярских своим положением.

Полученные правительством челобитья были обсуждены царем и патриархом вместе с боярской думой. Было решено направить бояр, дворян и дьяков для «разбора» на местах служилых людей и послать в разные города грамоты с изложением соборного приговора и с приказом служилым людям, чтобы они «на государеву службу были готовы, лошади кормили и запас пасли»960. По разрядным книгам мы знаем грамоту, адресованную в Новгород, - она датирована 13 октября 1621 г.961, т. е. следующим после собора днем. Следовательно, собор закончился в течение одного дня. Принимая во внимание то обстоятельство, что текст грамоты в Новгород с соборным определением достаточно развернут, можно думать, что он был заготовлен заранее.



955 ЦГАДА, ф. 210, Московский стол, кн. 10, лл. 10-24; СГГД, т. 3, с. 224-233, № 57; Книги разрядные, т. I, стб. 773-786; Акты, относящиеся к истории земских соборов, с. 24-29, № VIII.
956 «...Были на соборе: новгородский митрополит Макарий, ростовский митрополит Варлам, крутицкий митрополит Иона, и архиепископы, и епископы, и архимандриты, и игумены, и соборные старцы, и протопопы, и весь освященный собор, да бояре князь Федор Иванович Мстиславский с товарищи, и окольничие, и думные люди, стольники, и стряпчие, и дворяне московские, и дьяки, и жильцы, и дворяне из городов, выборные и приказные люди, и головы, и сотники, и дети боярские всех: городов, и гости и торговые люди, и донские казаки, и атаманы, и казаки, и всяких чипов люди всего Московского государства» (Акты, относящиеся к истории земских соборов, с. 24, № VIII).
957 Новоселъский А. А. Борьба Московского государства с татарами в первой половине XVII в. М.- Л., 1948, с. 103-104.
958 Акты, относящиеся к истории земских соборов, с. 26, № VIII.
959 Там же, с. 26-27.
960 Акты, относящиеся к истории земских соборов, с. 27.
961 Книги разрядные, т. I, стб. 805-823. См. также наказ от 8 ноября 1621 г. боярину кн. А. В. Лобанову-Ростовскому и дьяку Воину Трескину, посланным на основе решения собора 1621 г. в Нижний Новгород для разбора служилых людей (СГГД, т. 3, с. 235-245, № 59).

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 4786