Полицейская охрана транспортных коммуникаций Нижегородской губернии
Для организации управления, жизнедеятельности учреждений и частных лиц, одной из основных задач любого государства является обеспечение транспортных коммуникаций. В истории России ХIХ век явился определяющим в организации важнейших транспортных коммуникаций. В 1809 году создается управление путей сообщения. Организуется десять территориальных округов. Для обеспечения этой деятельности придается специальная полицейская бригада из 1500 человек. С целью организации передвижение речного транспорта от Нижней Волги до Санкт-Петербурга, в 1810 году создается судоходная расправа. С 1816 года по стране начинают строиться шоссейные дороги четырех разрядов: один - соединяющий столицы; второй - от столиц к границам государства; третий – связывающий уездные города с губернскими центрами; четвертый – проселочные дороги. Впоследствии произошло разделение на дороги государственных сообщений; больших передвижений, почтовых, уездных, сельских и полевых.

В Нижегородской губернии дороги по качеству не отличались от большинства других в стране. Лишь Московский тракт находился в приличном состоянии, остальные семь (Ардатовский, Вятский, Горбатовский, Казанский, Костромской, Пензенский, Симбирский) построены при участии земских учреждений в определенной степени соответствовали своему назначению1.

Безусловно, содержание этих коммуникаций обходилось для государства в большие суммы. Менее дорогими были естественные речные пути, которые то же приходилось охранять. В 1833 году высочайшим указом «О разделении реки Волги на три полосы дистанции с определением особой полиции» создается система полицейской охраны: смотритель судоходства и полицмейстеры. В нижегородском речном отделении по штату состояло сорок пять полицейских. В конце тридцатых годов ХIХ века учреждается должность полицмейстера Среднего и Нижне - Волжского речного судоходства. Управление на речных сообщениях обеспечивала Судоходная расправа.

Законом 27 июня 1867 года на средства городов и под руководством офицера флота учреждается речная столичная полиция. Что касается других регионах страны, то подобная полицейская структура создавалась постепенно.

В 1870 году создается речная полиция «для охраны порядка и расхищения рыбного богатства на нижней Волге и бассейна реки Терека»2, а в начале ХХ века для охраны рыбных промыслов на Дальнем Востоке3.

В то же время, речная полиция выступала как институт противопожарной охраны. Нижегородская ярмарка, начиная с пятидесятых годов, почти ежегодно подвергалась опустошительным пожарам. Особенно памятными для нижегородцев стало бедствие 1864 годов, которое даже было запечатлено художником Александром Бенуа.

Опустошительный пожар 1864 года уничтожил чуть не две трети деревянных построек ярмарки, даже чуть не сгорело помещение самой пожарной команды. Последняя показала полную беспомощность: растерянный брандмейстер «как ополоумевший без толку бросался туда и сюда, то ходил в длинных своих кожаных рукавицах, не зная что делать, а дежурные надзиратели в это время на Мещерском озере ловили рыбу». Огонь охватил уже большую часть около магометанской мечети, и только тогда пожарные «хватились было единственную, находившуюся в том районе машину, но она не была смазана и не могла работать». Помогло духовенство, для смазки было доставлено церковное деревянное масло4.

Чуть ли не ежегодные пожары вызвали у жителей города стойкую уверенность в специальных поджогах. Особое рвение в борьбе с поджигателями проявил генерал - губернатор Н.А. Огарев, наделенный обширными полномочиями, которыми он пользовался весьма широко «без всякого удержу», не останавливаясь перед решением жизни и смерти. Так, без основательных доказательств виновности ссыльного в Княгинин поляка Струсевича и крестьянина макарьевского уезда Пузанкова он приказал расстрелять: первого, якобы, за поджог, а второго – за попытку поджога5.

Но происходили возгорания и по причине беспечности человека. Так, по данным нижегородской полиции, грандиозный пожар 25-26 июля 1872 года, начавшийся с непотушенной папиросы на подчалке купца Софронова, истребил 150 судов. Ущерб составил два миллиона рублей6. Это несчастье озаботило купцов состоянием сохранности имущества от частых пожаров и происшествий. Ярмарочный комитет, поддержанный правительством, на заседании 28 мая 1873 года решает создать речную полицию.

Статс-секретарь Министерства внутренних дел Косоговский 5 июля информировал губернатора, что император отпускает 25 тыс. руб. на организацию охраны навигации, в том числе 6000 на содержание речной полиции. По самым скромным подсчетам денежный сбор от ярмарки составлял 600 000 рублей, четвертая часть отдавалась на охрану общественного порядка. Для нужд речной полиции необходимы четыре парохода, топливо, восемьдесят человек команды, на оплату которой отпускалось около двух с половиной тысяч рублей.

Утвержденные министром путей сообщения 1 февраля 1874 года штаты нижегородской речной полиции состояли из начальника, пяти надзирателей, десяти помощников, шестидесяти матросов (в навигационный период)7. В должностных инструкциях определялись задачи каждого сотрудника, в том числе по охране водной среды от браконьеров. Установлен штандарт, форменная одежда и отличительные знаки сотрудников речной полиции.

10 февраля 1878 года нижегородский губернатор П.И. Кутайсов и управляющий ярмарочной конторой Воробьев направляют в городскую думу предложение рассмотреть вопрос о постоянной речной полиции, с отнесением расхода на ее содержание за счет города. Учитывая сложность и важность данного вопроса, Нижегородская городская дума уже 6 марта создала во главе с городским головой А.М. Губиным особую комиссию для разработки вопроса. На следующем заседании 16 марта обсуждался доклад комиссии, который гласными был одобрен8.

Прибывший в город представитель Министерства внутренних дел предложил ярмарочному комитету принять участие по содержанию полиции. Купечество согласилось 1/3 часть расходов взять на себя. Однако городской голова Нижнего Новгорода воспротивился, считая, что это не выгодно городу.

13 января 1879 года городская дума расширяет состав комиссии и поручает ей рассмотреть вопрос о долевом участии города в содержании полиции9. Обновленная комиссия, исходя и из статистических данных о количестве судов в навигации за последних пять лет, пришла к выводу, что «речная полиция не есть учреждение городское, а скорее есть учреждение вызываемое чисто государственными целями, доказательством чего и служит то обстоятельство, что она содержится уже 5 лет на государственный счет». Не отвергая пользы для города от речной полиции, комиссия все же посчитала удобным, чтобы расходы по содержанию ее поделили между собою поровну казна, ярмарка и город. Данное предложение поддержало 20 гласных, 19 проголосовали против10.

Рассмотрение вопроса затянулось. А в это время 19 октября 1879 года Дума заслушала доклад Управы по поводу ходатайства перед Министерством внутренних дел некоторых волжских пароходных обществ и доверенного купца Колчина о назначении на пристани Нижнего Новгорода пароходных приставов и особых полицейских служителей на навигационное время с содержанием и обмундированием за счет этих обществ. Однако на обращение Думы по этому вопросу пароходные общества «Кавказ и Меркурий», а также пароходовладельцы У.С. Курбатов и А.А. Зевеке отказались. Единственный управляющий пароходным обществом «Дружина» М.И. Шипов посчитал «не безопасным прибавить одного или двоих полицейских служителей к пяти или шести пароходным пристаням». На этом дело и закончилось11.

В начале нового царствования министр внутренних дел вошел с предложением о нижегородской речной полиции в Государственный совет, который принимает его, а император 11 мая 1882 года учреждает Нижегородскую речную полицию. Ее ведению подлежали «воды рек Оки и Волги от верхних пределах Молитовской и Сормовской пристаней» до конца Борской пристани. Фарватер же оставался в заведовании Министерства путей сообщения.

Речная полиция состояла из Комитета, начальника с подчиненными и служителями. Комитет возглавлял губернатор, а его членами состояли вице-губернатор и полицмейстер, начальник речной полиции, руководитель отделения путей сообщения, инспектор судоходства, архитектор, городской голова, а также пять человек, избранных Городской думой, председатель ярмарочного биржевого комитета и пять человек от купечества, выбираемых на три года.

В обязанность нового полицейского учреждения относилось «составление и издание для частных людей и обществ постановлений, касающихся мер предосторожности от пожаров на судах, пристанях и других надворных сооружениях, судоходства по водам, распределения и расстановки судов у пристаней и порядка выгрузки и нагрузки судов». Оно также заведовало хозяйственной частью, а также рассмотрением заявлений от частных лиц, относящимся до речной полиции.

Все дела в Комитете разрешались простым большинством голосов. Непосредственное же заведование речной полиции принадлежала начальнику последней и его помощнику, который назначался из штаб или обер-офицеров флота, по соглашению с губернатором. Чины речной полиции состояли в ведении Министерства внутренних дел и подчинялись местному губернатору.

Для разъездов на воде и тушении пожаров, в распоряжении полиции должно было находиться «потребное число судов, снабженных необходимыми инструментами и принадлежностями»12.

В 80-90-х годах содержание речной полиции обходилось казне, Нижнему Новгороду и Ярмарочному комитету в 27 тыс. руб. В 1898 году губернатор обратился в Думу с предложением увеличить обычную сумму города в 9 тыс. руб. на содержание речной полиции еще на 1 тыс. руб. Вообще, по мнению губернатора, Комитет речной полиции считал оптимальную сумму на ее содержание в 30 тыс. руб. Мотивировалось это развитием работы порта и надлежащим обеспечением в пожарном отношении прибывающих караванов13. Инициатива была поддержана, и в 1899 году сумма достигла 30 тысяч рублей. С каждым годом она повышалась, и в навигацию 1917 года насчитывала 46,5 тысяч рублей14.

В распоряжении речной полиции имелось пять пароходов и четырнадцать специальных лодок. Обеспечивалась охрана тридцати пристаней на шести участках - Гордеевском, Гребновском, Молитовском, Петроградском, Сормовском и Борском.

Как отнеслись нижегородцы к возникновению и работе речной полиции? Вообщем–то, с сочувствием. Например, до нас дошла благодарность крестьян сельца Молитовки исполнявшему должность речной полиции Одинцову. В сельском приговоре от 24 июня 1885 года говорилось, что сход признал необходимым «выразить и принести нашу искреннюю благодарность» начальнику речной полиции «за энергическое распоряжение» во время пожара, которое спало сельцо от неминуемой гибели. Сход просил начальника передать всем нижним чинам речной полиции благодарность «за энергические действия во время пожара», а именно, Казакову и его команде, которая явилась на пожар первая. Жители покорнейше просили, чтобы и в дальнейшем полиция помогала им в подобных случаях15.

Трудности с организацией возникали на каждом шагу как в навигационный период (особенно в ярмарку), так и в зимний период. На зимовках ежегодно оставалось 160 паровых и 600 непаровых судов, а с грузом – 185 судов. Например, в ночь с 16 на 17 ноября 1880 года произошла катастрофа: на пристани у Балахны ледоходом перерезано семь барж, у Нижнего Новгорода – восемнадцать барж и три парохода, в Макарьеве – три парохода и двенадцать барж, с находящимся на них грузами продуктов и предметами широкого потребления. Убыток составил полмиллиона рублей, унесено дров, лесосплава на сумму в сто тысяч рублей16. Весенний ледоход в затоне Сормово 31 марта 1886 года привел к гибели шестидесяти судов с ущербом на многие десятки миллионов рублей. Главным виновником потерь, как правило, признавался начальник речной полиции, не предупредивший катастрофы17.

Не только на торговых судах происходила гибель имущества от пожаров и ледовых катастроф, но обманы, кражи, разбойные нападения совершались и на пассажирских судах. Так, нижегородским уголовным сыском и речной полицией на пристанях, в помещениях пассажирских судов 16 апреля 1916 года были размножены объявления «О пароходных шулерах», предупреждавшие пассажиров не попасться «на малинку», «на собачку», т.е. на наркотические средства18.

Что касается противопожарной функции речной полиции в отношении города, то, по мнению Городской думы, в связи с переустройством и усилением в 1896 году городского водопровода, «надобность в услугах речной полиции значительно понизилась»19.

Экономическое развитие страны потребовало организации сети железных дорог, которые начали строиться в начале сороковых годов, а в августе 1862 года открывается железнодорожная магистраль Москва - Нижний Новгород.

По поводу ее открытия, руководитель комитета Нижегородской ярмарки фон дер Лауниц высказал необходимость соблюдения порядка не только пользователей транспортных услуг, но и должностных лиц, отвечающих за порядок: «В случаях краж, мошенничества, замеченные должностные лица будут обращены в отставку, высланы в северные губернии как оштрафованные», грозил Лауниц20.

На основе высочайшего распоряжения «О Санкт-Петербургской и Московско-Нижегородской железных дорогах» от 27 июля 1860 года, охрана общественного порядка и безопасности вверялась жандармским полицейскими командами, находившимся в ведении Министерства путей сообщения.

Жандармская полицейская команда, созданная при МПС и с января 1867 года получившая самостоятельный статус, являлась самым молодым и быстро развивающимся органом защиты транспортных коммуникаций. По штатному расписанию один участковый офицер полагался на двести верст пути следования, два унтер-офицера на каждую станцию. Отработан круг их функциональных обязанностей: непосредственное исследование преступлений и проступков в районе железных дорог на правах общей полиции; охрана внешнего порядка и благочиния; наблюдение за правилами перевозки пассажиров, багажа, ручной клади; охрана императорских поездов в пути следования; исполнение различных задач (перевозка мобилизованных в армию, арестованных и пр.).

Об объеме работы железных дорог и полиции говорят цифры: в 1884 году перевезено почти сорок млн. человек и более трех миллиардов пудов груза; а через десять лет (1894 г.) – пятьдесят пять миллионов человек и шесть миллиардов пудов груза. Только за 1892-1896 годы зарегистрировано преступлений: 1892 – 26,8 тыс.; 1893 – 28,5 тыс.; 1894 – 31 тыс.; 1895 – 36,6 тыс.; 1896 – 42,9 тысяч преступлений. Составлено протоколов и актов: 1892 году – 83 тыс.; 1893 – 86,1 тыс.; 1894 – 104,4 тыс.; 1895 – 112,1 тыс.; 1896 – 150 тысяч протоколов и актов21.

В связи с недостаточной штатной укомплектованностью, постоянно увеличивающейся протяженностью железных дорог и многочисленными передвижениями населения, руководители управления жандармской полиции на железнодорожном транспорте к концу века серьезно заговорили об усилении и эффективности полицейского надзора. Ведь, только за 1907 год сотрудники нижегородского отделения составили девять тысяч протоколов, из них пять с половиной об утрате имущества гражданами, две с половиной – о проверке багажа и ручной клади.

В начале двадцатого века арзамасским отделением Московско-Казанской железной дороги в количестве 57 жандармских офицеров контролировалось более восемьсот верст железнодорожного полотна. На всем пути следования поезда до Казани охрану полотна дороги и станций обеспечивали пять с половиной тысяч военнослужащих.

Что касается охраны шоссейных дорог государственного назначения, губернского и уездного уровня, то они находилась в компетенции уездно - городской полиции.

К концу ХIХ века как в стране, так и в Нижнем Новгороде отмечается качественное совершенствование транспорта, количественно быстро развивающегося и получившего права пользования гражданами и компаниями в губернском центре, междугородними сообщениями: велосипед (1891 год), автомобиль (1896 год), трамвай (1896 год), самолет (1907 год), аэростат (1911 год).

Интересно, что первым и единственным велосипедистом-нижегородцем в 1884 году стал Н.М. Кошелев, в 1888 году их было двое, через год - трое, в 1890году – семь, а в следующем году - пятнадцать человек. В 1893 году появляется Устав общества нижегородских велосипедистов, давший толчок к развитию велосипедного движения. Уже на следующий год количество велосипедистов достигло двухсот человек22.

В соответствии с Положением «О езде на велосипедах» Городской думой Нижнего Новгорода установлен порядок езды в городе. В частности, не разрешалась ездить по бульварам и тротуарам. Согласно постановлению Городской думы от 7 июля 1894 года и обязательных правил полицмейстера о езде на велосипедах по городу, велосипедистам разрешалась кататься повсеместно. Что касается центральных улиц и площадей - Большой Покровки, Благовещенской площади, Большой и Малой Печерских улиц, базарных площадей во время торговли и по плашкоутному мосту, и на ярмарке во время ее работы, то лишь до 8 часов утра. В остальное же время лишь на менее людных местностях. Под запретом также была езда или ручное вождение по тротуарам и пешеходным дорожкам, в садах, скверах и других увеселительных местах. По приказу Министра народного просвещения воспрещалось ученикам средних учебных заведений кататься на велосипедах. Под этот запрет попадали и дамы.

Летом 1898 году Общество велосипедистов обратилось к Городской думе с просьбой пользоваться свободным проездом на велосипедах по всем без исключения улицам города и заречной части. Со стороны полицмейстера ходатайство препятствий не встретилось, кроме запрета в ярмарочное время с 10 июля по 15 сентября. При обсуждении вопроса в Думе, гласными было замечено, что езда на велосипедах сделалась обычным явлением, становится не просто спортом, но и «средством к передвижению в обычной жизни». Было решено обязательное постановление 1894 года «допустить к пересмотру»23. 23 октября того же года ограничение езды на велосипедах Дума отменила24.

На Всероссийской ярмарке 1896 года в Нижнем Новгороде был показан трамвай как новое средство передвижения. Он становится одним из видов транспорта в городе, и это учитывалось при организации управления охраной общественного порядка. В этот же год появляются первые автомобили на ярмарке и в губернском центре. Самолеты, аэростаты появились уже в Нижнем Новгороде в начале ХХ века.

Конечно же, за самолетами полиция не следила, а вот за автомобильным движением, как и велосипедным, да, хотя специальное подразделение в данном направлении появилось лишь в советское время.



1 ЦАНО. Ф.918. Оп.3. Д.8. Л.39
2 Правительственный вестник. 1870. 8 июля
3 О штате речной полиции и промысловой охране //Правительственный вестник. 1908. 28 октября.
4 Мельников А.П. Указан. соч. С. 117
5 Там же. С. 121
6 Там же. С. 157
7 ЦАНО. Ф.3. Оп.5. Д.462. Лл.71-72
8 Протоколы нижегородской городской думы за 1878 год. 6 марта. №44; 16 марта. №52
9 Протоколы Нижегородской городской думы за 1879 г. Ст.1
10 Там же. - Ст.14
11 Там же. Ст. 144
12 ПСЗ III. - Т.2.- № 868
13 Протоколы Нижегородской городской думы за 1898 год. Н.Новгород., 1899. Ст. 51
14 Сальников А.А. Указан. соч. С. 167
15 Нижегородские губернские ведомости. Часть неофициальная. 1885. 7 августа
16 Правительственный вестник. 1880. 25 ноября
17 ЦАНО. Ф.346. Оп.53. Д.2
18 ЦАНО. Ф.346. Оп.53. Д.271. Л.139
19 Протоколы Нижегородской городской думы за 1898 год. Н.Новгород, 1899. Ст. 419
20 Нижегородские губернские ведомости. 1892. №48
21 ЦАНО. Ф.918. Оп.2. Д.8. Л.29
22 ЦАНО. Ф.342. Оп.1. Д.1657. Л.28
23 Протоколы Нижегородской городской думы за 1898 год. Н.Новгород, 1899. Ст. 304
24 Там же. Ст. 331

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 169