Нижегородская полиция в борьбе с пьянством
А.С. Гациский, работая в администрации губернатора А.А. Одинцова, получил задание выяснить, почему Нижегородская губерния находится на первом месте по числу краж, двадцатая - по количеству пожаров, а также находится на первых позициях по числу совершения других важнейших видов преступлений1? Со свойственной ему энергией А.С. Гациский взялся за новое для него дело, провел серьезную исследовательскую работу путем опросов уездных исправников, мировых судей и других чиновников.

Уездных исправников, отмечал А.С. Гациский, среди прочего, беспокоило увеличивающееся размещение питейных домов. По мнению же мировых судей, решающее влияние на алкоголизацию народа сказалось освобождение крестьян от крепостной зависимости, дешевизна вина и недостаточность административных учреждений, занимающихся этими вопросом.

А.С. Гациский обобщив данные по Нижегородской губернии за десять лет (1854-1863 гг.), одним из выводов о проблемах правопорядка указал и на алкоголизацию населения. Выделяя из всех причин увеличения преступности именно данный аспект, исследователь не был оригинален. Так, еще в 1846 году губернатор М.А. Урусов в одном из номеров «Журнала Министерства внутренних дел» писал, что Нижегородская губерния выделялась пьянством населения как в губернском центре, так и Арзамасе, Макарьевском и Горбатовском уездах2.

По закону на полицию налагалась ответственность за борьбу с пьянством. В одном из распоряжений Министерство внутренних дел отмечало, что «ввиду вредных последствий непомерного размножения питейных заведений местные власти должны строго соблюдать законодательство о питейных заведениях и аренде помещений для постоялых дворов, штофных лавок»3.

В циркуляре МВД от 18 марта 1863 года наставлялось, что «ввиду вредных последствий непомерного размножения питейных заведений местные власти должны строго наблюдать за точным исполнением правительственных распоряжений». За противозаконным размножением питейных заведений, арендой под названием постоялых дворов, штофных лавок контроль должен осуществляться полицией. В том числе «не дозволять распивочной торговли и каждое нарушение правил подвергать преследованию»4.

Ведя речь о горячительных напитках, другим циркуляром от 16 июня 1884 года отмечалось, что «население потребляет в качестве напитка одеколон». Так называемый «народный одеколон» под №10 содержал от 60 до 80 процентов спирта, около 6% ядовитых эфирных масел5.

Так что любимая забава современных алкоголиков - одеколон был открыт их собратьями не в советское послевоенное время, а на столетием ранее.

Нижегородские общественники не оказались в стороне от этой проблемы. Нижегородская губернская ученая комиссия (НГУАК) опубликовала за рассматриваемый период восемнадцать томов «Действий НГУАК». В своих исследованиях они рассматривали не только события героической истории земли нижегородской, но и негативные социальные явления такие, как пьянство. В этом плане классическими являются капитальные исследования и сообщения М.И. Смирнова, А.А. Савельева, В.И. Снежневского и др.

От М.И. Смирнова мы узнаем о развитии питейного дела в крае в ХVII веке, когда казенные питейные заведения приносили немалый доход государству, производили к середине столетия ежегодно только в Нижнем Новгороде двадцати тысяч ведер разного по качеству вина. Простой народ так крепко засаживался в кабаках, что пропивал последнее. Данное явление стало столь актуальным, что Соборное Уложение 1649 года содержало специальную главу о корчмах6. Царем Алексеем Михайловичем и патриархом Никоном делается попытка реформы питейного дела. Ведро как единица измерения емкости заменяется кружкой, а затем – чаркой. Кабацкие головы были заменены бурмистрами, выбиравшимися городскими жителями. В их обязанности входило заведование питейным делом. Как отмечал М.И. Смирнов, «если в первой четверти семнадцатого века наряду с постоянными кабаками возникали гуляй-кабаки, то в начале восемнадцатого века народ пьет прямо на улицах»7.

В ХVIII веке, несмотря на жесткие требования по производству вина и его продаже, акцизный сбор государство получало в размере пяти миллионов рублей. Потребление вина, особенно в городах, было развито довольно широко8.

Как отмечал А.А. Савельев, нижегородское городское управление вменило Городской думе «сохранять между жителями города мир, тишину и спокойствие», оставляя для полиции разрешение вопросов борьбы с пьянством. Для достижения этой цели виновные призывались в Городскую думу, где их заключали в смирительный дом9.

В 1863 года в стране насчитывалось 257 тысяч питейных заведений. С увеличением патентного сбора их число сократилось до 144 тысяч. Однако увеличилось самогоноварение и подпольная продажа вина. Питейный доход от продажи вина в 1877 году составлял 177 млн. руб. Можно отметить, что на городское население страны (7 млн. человек) приходилось шестнадцать миллионов ведер вина (2,3 ведра на одного человека), а на 56 млн. сельских жителей – тридцать семь миллионов ведер (0,6 ведра). Как отмечал «Правительственный вестник» на одного жителя столицы приходилось три ведра вина в год. Столичной полицией в 1877 году было подобрано 47 000 пьяных, из которых 250 человек погибло в нетрезвом виде10.

Значительное увеличение производства и продажи фиксируется с конца 80-х годов. Так по данным того же «Правительственного вестника» в 1889 году водки произведено почти тридцать миллионов ведер, а в 1890 году потреблено двадцать пять миллионов ведер11.

Исследования социологов, общественных деятелей, в том числе и нижегородских на страницах губернской печати, отмечают с конца ХIХ века недопустимый уровень алкоголизации населения, в том числе и молодежи. Анализируя обширный исторический материал, они пытались объяснить народу негативные социальные явления, которые происходили в обществе, информировали об этом органы власти и управления.

В 1894 году государством вводится монопольная продажа вина и увеличивается патентный сбор. Продажа производилась не в ведрах, а в закупоренных различной емкости бутылках.



1 ЦАНО. Ф.5. Оп.1. Д.390. Лл.1-3
2 Урусов М.А. Статистическое обозрение Нижегородской губернии //Журнал Министерства внутренних дел. 1846. №2. С.199-217
3 Северная почта. 1865. 19 марта
4 Северная почта . 1863. 18 марта. Приложение №9
5 Урусов В.П. Сборник циркулярных распоряжений МВД России. СПб, 1896. С.440
6 Соборное Уложение 1649 г. Глава ХХУ. О корчмах. /Хрестоматия по истории государства и права. Под ред. В.П.Титова. М. 2001. С.143-147
7 Смирнов М.И. Нижегородские казенные кабаки и кружечные дворы ХУII столетия//ДНГУАК. Т.16. Вып.2. Н.Новгород, 1912. С.1-168. Об этом см. также Привалова Н.И. Делопроизводство касимовских кабаков и кружечных дворов ХУII века. Нижний Новгород, 2008
8 Русское законодательство ХУIII в о хлебном вине» //Правительственный вестник. 1892. 4 июля
9 Савельев А. Дела о прекращении пьянства и семейных раздоров горожан (по сведениям, извлеченным из дел нижегородского городского управления конца ХУIII-начала ХIХ столетия) //Юридический вестник. 1883. №2. Как отмечал тот же исследователь, «наиболее распространенными обвинениями были: пьянство, нарушение порядка и измена супругов»//Нижегородская дума конца ХУIII-начала ХIХ столетия в роли цензора нравов. ДНГУАК. Т.1. Вып.2. С.17
10 Правительственный вестник. 1881. 4 ноября.
11 Правительственный вестник. 1889. 5 апреля; 1890. 13 апреля

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 164