4. Десталинизация и социальная программа Хрущёва
В 1955-1956 гг. произошли некоторые изменения в институциональной структуре социальной политики. «В целях усиления государственного контроля за работой министерств и ведомств и улучшения их работы в области труда и заработной платы, а также разработки проектов законов и постановлений Правительства по этим вопросам» 24 мая 1955 г. на основании Указа Президиума Верховного Совета СССР был образован Государственный Комитет Совета Министров СССР по вопросам труда и заработной платы. Его первым председателем был назначен Л.М. Каганович. Как показал десятимесячный опыт работы Комитета, и как признал сам Каганович, назначение его на эту должность было неудачно. Он, занимавший с середины 1930-х годов министерские посты, не знал ни вопросов труда и зарплаты, ни экономики, а подходил к делу исключительно как партийный работник. Каганович не видел смысла и необходимости в работе Комитета. По его инициативе 26 апреля 1956 г. Президиум ЦК КПСС принял решение о реорганизации Комитета и образовании вместо него Комиссии. Это решение вызвало острые разногласия в среде высшего партийного руководства.

7 мая 1956 г. вопрос о ликвидации Комитета вновь обсуждался на заседании Президиума. «Не умерщвлять, а дать жизнь Комитету. Комиссия - это для разговора. Съезды профсоюзов остро прошли, основное внимание - вопросам труда и зарплаты», - такими сжатыми фразами зафиксировано в протоколе заседания выступление М.А. Суслова. «Делаем крупную ошибку, ликвидируя Комитет по труду», - высказал свое мнение Д.Т. Шепилов. «Комитет нужен, поторопились ликвидировать»,- признал ошибочность прежнего решения Н.А. Булганин. Резче всех выступил на заседании Хрущёв. Он подверг острой критике позицию Кагановича. Вот лишь некоторые фрагменты протокольной записи его выступления: «Мы неправильно решили. Мы неправильно поставили во главе Комитета т. Кагановича. Это не парадная, а черновая, грязная работа. Комитет оставить. Во главе - другого»80. На сторону Кагановича склонялся Микоян, остальные члены Президиума в основном поддержали Хрущёва. В итоге, решение о ликвидации Комитета по труду было отменено. 6 июня 1956 г. председателем Комитета был назначен А.П. Волков, с которым Хрущёв был давно и близко знаком по совместной работе в аппарате московской партийной организации. Комитет (до 27 июля 1974 г. его возглавлял Волков) успешно функционировал до 17 августа 1976 г., когда он был преобразован в Государственный комитет Совета Министров СССР по труду и социальным вопросам81.

За разногласиями и колебаниями в среде высшего партийного руководства скрывались разные подходы к вопросу о глубине социального реформирования, разное понимание целей и задач десталинизации. Дискуссия показала, что Хрущёв лучше других осознавал остроту проблемы и не собирался ограничиваться только разговорами об улучшении жизни народа. Вместе с тем стало ясно, что при наличии в стране нескольких планирующих и контролирующих органов вопросы оплаты, организации и нормирования труда оказались настолько запутанными и сложными, что таили в себе опасность будущих социальных конфликтов.

Менее драматично протекала другая реорганизация, связанная с социальным обеспечением многодетных и одиноких матерей. В конце 1955 г. Министерство финансов СССР подготовило проект о передаче органам социального обеспечения функций по выплате государственных пособий многодетным и одиноким матерям. В соответствии с постановлением СНК СССР от 18 августа 1944 г. для выплаты указанных пособий были организованы специальные отделы при общесоюзных, республиканских и местных финансовых органах, которые обслуживали в 1955 г. 6,3 миллиона многодетных и одиноких матерей. Предлагалось упразднить эти отделы, а функции по выплате пособий передать органам социального обеспечения. Таким путем устранялось излишнее звено в государственном аппарате, численность работников, занятых выплатой пособий, сокращалась на 1 605 человек с фондом заработной платы 4,71 миллиона рублей в год82. После многочисленных согласований с различными министерствами и ведомствами Совет Министров СССР принял постановление, в соответствии с которым республиканские министерства социального обеспечения стали выплачивать ежемесячные государственные пособия многодетным и одиноким матерям. С 1 апреля 1956 г. Министерство социального обеспечения Российской Федерации (МСО РСФСР) начало обслуживать 4 миллиона многодетных и одиноких матерей, на выплату пособий которым расходовалось более 300 миллионов рублей в год83. Проведенная реорганизация способствовала укреплению основного профильного института советской социальной политики, ответственного за реализацию крупных, имеющих государственное значение, социальных программ.

Знаковой социальной мерой, влиявшей на оформление патерналистской модели советского государства благосостояния, стала отмена платного образования. Постановление СНК СССР «Об установлении платности обучения в старших классах средних школ и в высших учебных заведениях СССР и об изменении порядка назначения стипендий» было принято 2 октября 1940 г. Мотивировалось данное решение предельно просто; «Учитывая возросший уровень материального благосостояния трудящихся и значительные расходы Советского государства на строительство, оборудование и содержание непрерывно возрастающей сети средних и высших учебных заведений, Совет Народных Комиссаров СССР признает необходимым возложить часть расходов по обучению в средних школах и высших учебных заведениях СССР на самих трудящихся»84. Председателем СНК СССР в тот период был Молотов, именно его подпись стояла под этим документом. Поэтому не было ничего удивительного в том, что и через 15 лет он не изменил своего мнения.

Вопрос о бесплатности образования впервые обсуждался на заседании Президиума ЦК КПСС 24 ноября 1955 г. По предварительным расчетам, отмена платы за обучение в средних и высших учебных заведениях требовала выделения из государственного бюджета дополнительных средств в сумме не менее 100 миллионов рублей, но ни с чьей стороны никаких принципиальных возражений не последовало. Серьезные сомнения высказал лишь Молотов. С его точки зрения, было бы лучше, чтобы эти деньги пошли «на рынок товаров»85. С целью проработки вопроса и подготовки официальных предложений Президиум поручил Микояну сформировать специальную комиссию. Результатом работы этой комиссии стало постановление СМ СССР от 6 июня 1956 г. об отмене с 1 сентября 1956 г. платы за обучение86. Так был сделан важный шаг на пути к социальному равенству и демократизации общественных отношений.

25 октября 1955 г. в связи с подготовкой отчетного доклада XX съезду партии Хрущёв направил в Президиум ЦК КПСС записку, имевшую ярко выраженную социальную направленность, в которой сформулировал ряд вопросов, требовавших, по его мнению, предварительного рассмотрения с тем, «чтобы определить, как эти вопросы ставить на съезде».

В числе первых Хрущёв назвал вопрос «об упорядочивании заработной платы». «Нам всем хорошо известно, - отмечалось в записке, - и мы об этом не раз говорили, что в этом деле за прошлые годы образовалось много ненормальностей». Главная «ненормальность», считал Хрущёв, заключается в том, что в стране «имеется большое количество низкооплачиваемых, рабочих, особенно подсобных, которые на свою зарплату не могут свести концы с концами». Первый секретарь ЦК КПСС был убежден, что «вопрос о повышении заработной платы низкооплачиваемых рабочих и служащих является очень актуальным и необходимо ускорить его решение».

Излагая высшему партийному руководству свое понимание этой важнейшей социальной проблемы, Хрущёв писал: «Мне кажется, что этот вопрос нельзя решить только путем повышения производительности труда, снижения цен и другими мерами. По-видимому, нам надо пойти на прямое увеличение заработной платы низкооплачиваемых работников. <...> В то же время целесообразно несколько снизить заработную плату высокооплачиваемых работников интеллигентного труда с тем, однако, условием, чтобы интеллигенция имела хорошую обеспеченность, но чтобы не создавались условия для излишеств, которые в ряде случаев порождают разного рода нездоровые явления»87. Последняя фраза Хрущёва свидетельствовала о его солидарности с общественным мнением по поводу сложившейся системы оплаты труда.

Вторым важнейшим социальным вопросом, требовавшим неотложного государственного вмешательства, значился в записке Н.С. Хрущёва вопрос о пенсионном обеспечении. Партийный руководитель прямо называл существовавшую в СССР пенсионную систему «порочной» и открыто признавал, что «для многих категорий пенсионеров установлен очень низкий размер пенсии». Он не предлагал какого-то особого оригинального пути для решения данной социальной проблемы. По мнению Хрущёва, требовалось, прежде всего, «изменить законодательство о пенсиях, повысить размер пенсий для рабочих и служащих и снизить для некоторых категорий работников, которые получают слишком большие пенсии»88.

«Эти вопросы, - признавался Хрущёв, - очень волнуют широкие массы трудящихся, они ждут их разрешения. Когда приходится бывать на предприятиях и в учреждениях, то везде рабочие и служащие задают вопросы - когда же будут увеличены пенсии, когда будет упорядочена оплата труда. Партийные работники сообщают, что не проходит почти ни одной беседы, где бы не задавали этих вопросов. В Центральный Комитет партии идет огромный поток писем по этому поводу»89.

Не остался без внимания и вопрос о домах для престарелых и инвалидов. «Назрела также необходимость, - отмечал в записке Н.С. Хрущёв, - улучшить дело обеспечения престарелых, которые не могут уже работать, а являются одинокими или по каким-либо причинам не могут жить в семье. Надо признать, что такие люди живут в очень плохих условиях. Нужно уделить им больше внимания и заботы, строить дома для престарелых, выделив для этого хорошие участки, например, в совхозах или в дачных местностях. У нас есть такие дома, но их крайне недостаточно, и они плохо работают»90. Это была не просто критика, это был новый взгляд на социальные проблемы советского общества.

Чтобы повысить материальное благосостояние населения, Хрущёв предлагал резко расширить сеть общественного питания, увеличить количество детских дошкольных учреждений, которых «еще далеко недостаточно», восстановить довоенную практику выдачи школьникам бесплатных завтраков, а также провести ряд других социальных мероприятий, «затрагивающих десятки миллионов людей». У Хрущёва не было сомнений в том, что «положительное решение этих вопросов будет иметь огромное значение, как внутреннее, так и международное». При этом он отчетливо осознавал, что для решения намеченных задач потребуются огромные денежные средства. Хрущёв рекомендовал высшему партийному руководству ускорить подготовку и решение поставленных вопросов, изучить, какие нужны средства для этих целей, и из каких источников их получить.

Не считая возможным ущемлять интересы «основных отраслей хозяйства» даже ради решения неотложных социальных задач, Хрущёв высказывался, в частности, за то, чтобы «несколько лет не проводить снижения цен на продовольственные и некоторые промышленные товары, а средства, которые в результате этого останутся у государства, направить на повышение зарплаты, пенсий и другие мероприятия»91. Это было весьма нетрадиционное и довольно смелое предложение, поскольку у советского руководства не могло быть полной уверенности, что население, привыкшее регулярно получать от «отца народов» подарки в виде снижения цен, правильно оценит ситуацию и безропотно откажется от собственных материальных выгод «в пользу бедных».

Соображения, изложенные в записке Хрущёва, были одобрены членами Президиума ЦК КПСС и учтены при составлении отчетного доклада XX съезду партии92.

Свое особое внимание к вопросам социальной политики Хрущёв объяснял чрезвычайной актуальностью и остротой этих вопросов, а также назревшей необходимостью их решения. В качестве дополнительного аргумента выдвигался и такой довод: у иностранных делегаций, посещающих СССР, складывается неблагоприятное мнение о советской социальной политике, что наносит ущерб престижу социализма. «Вы также знаете, - обращался к членам Президиума Хрущёв, - что многие иностранные делегации, приезжающие в Советский Союз, обращают пристальное внимание на то, как у нас разрешены вопросы зарплаты, пенсионного обеспечения, и некоторые по возвращении в свои страны выступают в печати с неблагоприятными для нас статьями. На конкретных фактах они доказывают, что в ряде буржуазных государств пенсионное обеспечение поставлено лучше, чем в Советском Союзе»93.

Политика КПСС, направленная на усиление борьбы за идеологическое влияние во всем мире, не могла быть успешной до тех пор, пока в стране отсутствовала эффективная социальная политика. Требовалось доказать всему миру, что только социализм способен обеспечить всеобщее благосостояние. Для каждого ортодоксального коммуниста понятия «социализм» и «подъем благосостояния народа» были неразрывны. Все изучали и помнили слова Ленина о том, что целью общественного производства при социализме является обеспечение «полного благосостояния и свободного всестороннего развития всех членов общества»94. И если в реальной жизни наблюдалось совсем иное, то это означало, по мнению коммунистических лидеров, всего лишь то, что где-то было допущено отступление от ленинских норм. Радикальное исправление этих ранее допущенных «отступлений» началось с XX съезда КПСС.

XX съезд партии, проходивший в Москве с 14 по 25 февраля 1956 г., вошел в историю, в первую очередь, благодаря закрытому докладу Хрущёва «О культе личности и его последствиях». Это был главный и решающий шаг, избавлявший общество от постоянного страха, порожденного сталинским террором. Но не менее важную роль сыграл съезд в процессе формирования новой социальной политики. С отчетным докладом Центрального Комитета на съезде выступал Хрущёв. Это был его первый доклад на главном партийном форуме в качестве руководителя партии95. В архиве сохранилось несколько проектов и редакций отчетного доклада, которые свидетельствуют о кропотливой работе Хрущёва над текстом доклада. Вот лишь один маленький характерный пример: в первоначальном варианте доклада содержался традиционный раздел «Дальнейший подъем материального благосостояния и культурного уровня советского народа». В окончательной редакции из названия раздела было убрано слово «дальнейший», а сам раздел с 15 страниц увеличился до 23-х96. Такие изменения показывали, какое большое значение придавал Хрущёв выработке социальной стратегии и как упорно отстаивал свое первенство в решении вопросов социального развития страны.

Подводя итоги прошедшей пятилетки (1951-1955), Хрущёв отметил, что «советские люди стали лучше питаться и одеваться, полнее удовлетворять свои культурные запросы», и вместе с тем откровенно заявил: «Но мы не имеем права закрывать глаза на то, что у нас еще нет полного достатка предметов потребления, не хватает жилищ, не решены еще многие серьезные вопросы, связанные с повышением материального благосостояния трудящихся»97. Проектом шестого пятилетнего плана (1956-1960) предусматривалось повысить в течение пяти лет реальную заработную плату рабочих и служащих на 30%, а денежные и натуральные доходы колхозников на 40% (первоначально намечалось на 45%). От имени Центрального Комитета Хрущёв сформулировал основные пункты социальной программы: повысить заработную плату низкооплачиваемым работникам, улучшить пенсионное обеспечение, расширить жилищное строительство, серьезно улучшить дело общественного питания, значительно расширить сеть детских учреждений, сократить продолжительность рабочего дня при сохранении прежнего уровня заработной платы, расширить сеть домов для престарелых и инвалидов, ввести бесплатное и льготное питание для детей менее обеспеченных родителей, улучшить народное здравоохранение и некоторые другие. Перечислив намеченные социальные задачи, Хрущёв вполне реалистично заметил: «Ясно, что осуществление этих задач потребует огромных средств, поэтому сразу их решить невозможно»98.

По мнению Хрущёва, для покрытия некоторых социальных расходов надо использовать часть средств, накапливаемых в народном хозяйстве в результате роста производительности труда и снижения издержек производства, а также путем более строгого проведения режима экономии, ликвидации различных излишеств, дальнейшего сокращения административно-управленческого аппарата и т.д. Осторожно, хотя и вполне однозначно высказал свое мнение по вопросам ценовой политики: «Возможно, придется использовать и часть тех средств, которые ранее предназначались на снижение розничных цен. В последние годы немалые суммы денежных накоплений, которые создавались благодаря снижению себестоимости и росту объема производства, шли на покрытие потерь государственного бюджета от снижения розничных цен. С конца 1947 г. по 1955 г. эта цены снизились в 2,3 раза. План снижения розничных цен в последней пятилетке перевыполнен»99. Тем самым делегатам съезда, а вместе с ними и всем гражданам ясно давалось понять, что ждать очередного весеннего снижения цен не стоит.

Комментируя программу жилищного строительства, Хрущёв подчеркнул: «Мы не можем позволить, чтобы миллионы рублей тратились в угоду дурному вкусу некоторых архитекторов. Ведь на те деньги, которые шли на сооружение различных высоченных башен и шпилей, которые не дают населению никаких благ, можно было построить немало добротных домов»100. Призыв Хрущёва «строить дешево, удобно и красиво» отвечал потребностям основной массы населения. Хрущёв принимал и активно поддерживал лишь то, что, на его взгляд, могло быть полезно народу.

Общественно-политический выбор, сделанный XX съездом КПСС в пользу социальной справедливости и ослабления социального неравенства, предопределил дальнейшие пути развития советской социальной политики. Хрущёву удалось добиться прогресса в искоренении худших сторон сталинизма, повысить социальную активность части населения, стимулировать трудовую активность, освободить социальные связи от дискриминирующих ограничений. Но все эти процессы имели, с его точки зрения, должный положительный эффект лишь в том случае, если они инициировались, направлялись и поддерживались партией, поскольку только партия способна в полной мере понять и удовлетворить потребности народа. Лейтмотивом хрущёвской социальной политики стала мысль о том, что государство и партия обязаны заботиться не только об укреплении оборонной мощи страны, о развитии тяжелой промышленности, о производстве средств производства, но и о человеке, который «отдает государству немало лет тяжелого и упорного труда и создает немало ценностей для общества»101.

Публичное признание социальной защиты населения одним из приоритетных направлений внутренней политики потребовало выработки механизмов социальной политики, то есть формирования законодательной и финансовой базы, разработки соответствующих административных решений.



80 Президиум ЦК КПСС, 1954-1964. М., 2003. Т. 1: Черновые протокольные записи заседаний. Стенограммы / гл. ред. А.А.Фурсенко. С. 129-131.
81 Совет Народных Комиссаров СССР. Совет Министров СССР. Кабинет Министров СССР, 1923-1991: энциклопедический справочник / авт.-сост. С.Д.Гарнюк. М., 1999. С. 120,214.
82 ГАРФ. Ф. А-413. On. 1. Д. 2799. Л. 4.
83 Там же. Д. 3030. Л. 166.
84 Собрание постановлений Правительства СССР. 1940. № 27. Ст. 637.
85 Президиум ЦК КПСС, 1954-1964. Т. 1. С. 65, 904.
86 Правда. 1956. 10 июня.
87 РГАНИ. Ф. 1. Оп. 2. Д. 3. Л. 3,4.
88 Там же.Л.4.
89 Там же. Л. 5.
90 Там же. Л. 8,9.
91 Там же. Л. 10.
92 Там же.Л. 1.
93 Там же. Л. 5.
94 Ленин В.И. Поли. собр. соч. Т. 6. С. 232.
95 На предыдущем, XIX съезде партии (1952) с отчетным докладом выступал Г.М.Маленков.
96 РГАНИ. Ф. 1. Оп. 2. Д. 3. Л. 15,124-139; Д. 4. Л. 104-127.
97 Там же. Д. 3. Л. 125; Д. 4. Л. 111.
98 Там же. Д. З. Л. 128,133.
99 Там же.Л. 131.
100 Там же. Д.4. Л. 119-120.
101 Там же. Ф. 5. Оп. 30. Д. 267. Л. 207.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 85