Артиллерия при выходе из боя

В основу воспитания старой русской армии положено было, как неоднократно приходилось уже отмечать, «стремление к наступательным действиям». Обстановка может привести к необходимости обороняться, но, как указывалось «Уставом полевой службы» 1912 г., «обороняясь, должно не только отбиваться, но действовать так, чтобы, расстроив неприятеля, нанести ему решительный удар энергичным переходом в наступление и атакою всеми силами». Что же касается выхода из боя (отступления), то этот вопрос старательно замалчивается.

Уставом лишь вскользь упоминалось, что «в случае вынужденной необходимости отойти, следует замнять новую позицию», чтобы дать на ней отпор неприятелю и, подорвав его силы огнём пехоты и артиллерии и действиями конницы во фланги и в тыл, перейти в наступление. Относительно артиллерии в «Уставе полевой службы» имелось краткое указание, что «при вынужденном отходе пехоты» она должна «остановить развитие успеха противника, чтобы дать возможность своей пехоте устроиться для возобновления боя» и что артиллерия должна стремиться «фланговым или косым огнём остановить натиск неприятеля, ворвавшегося во внутреннее пространство обороняемой позиции, чтобы перенести успех на сторону обороняющегося».

«Наставление для действия полевой артиллерии в бою» 1912 г. требовало, чтобы в наступательном бою, в случае неуспеха атаки, артиллерия встречала огнём удар противника, перешедшего в контратаку. Требовалось, чтобы все батареи, могущие стрелять по неприятельским войскам, переходящим в наступление, вели по ним сильнейший огонь с целью остановить их и дать возможность своим восстановить успех. Только те батареи, которые не могли стрелять по неприятельской пехоте, переходящей в контратаку, должны были стрелять по артиллерии противника.

Батареи, действующие в непосредственной ближней связи с пехотой, в особенности наиболее выдвинувшиеся вперёд, обязаны были принимать на себя отступающие части и упорным огневым сопротивлением дать им возможность восстановить порядок и возобновить атаку. Батареи эти, в случае необходимости, должны были образовать, как говорилось в «Наставлении», «опорную линию и вести огонь до последней возможности, жертвуя собой для выручки пехоты».

В случае решения начальника отряда вывести войска из боя артиллерия должна была прикрыть отступление, причём часть батарей, поддерживающих атаку с дальних позиций, обязана была образовать опорную линию и принять на себя прикрытие отступающих войск. Остальные батареи должны были занимать тыловые позиции таким образом, чтобы фланговым огнём поражать противника и чтобы свои войска возможно дольше нe закрывали обстрела.

Требовалось, чтобы при отступлении артиллерия особенно тщательно освещала и охраняла свои фланги, так как на них преимущественно направлялись удары преследующего противника. Обращалось внимание на то, что для артиллерии арьергарда большое значение имеют разведка путей, правильный выбор времени начала переездов на последующие тыловые позиции и обеспечение достаточного количества боеприпасов. Во избежание загромождения путей предлагалось парки, обозы, а иногда и батарейные резервы заблаговременно отправлять в тыл, в заранее намеченные пункты.

«Наставлением для действия полевой артиллерии в бою» 1912 г. указывалось, что задача артиллерии при отступлении — «помочь войскам выйти из сферы огня, собраться и перейти в походный порядок». Таким образом, согласно «Наставлению», артиллерия при отступлении должна была помочь своей, пехоте перейти в походный порядок и затем, разумеется, отступать, а согласно «Уставу полевой службы» — помочь своей пехоте возобновить бой. Такое противоречие «Устава» и «Наставления» было далеко не единственным.

«Наставлением» указывалось в развитие основной задачи, что артиллерия при отступлении должна своим огнём замедлять наступательное движение противника и ослабить «огромную действительность огня» его артиллерии, а затем батареям арьергарда рекомендовалось занимать фланговые позиции позади пригодных для обороны рубежей и теснин, допускающие незаметное их оставление, открывать огонь с самых дальних расстояний, в случае надобности упорно держаться до последней возможности и т. д.

Офицерская артиллерийская школа считала, что задача артиллерии при неудаче наступления и атаки: встречать губительным огнём неприятеля, перешедшего в наступление, и прикрывать отступление своих войск, ведя огонь до последней крайности и жертвуя собой для их выручки. При действиях в арьергардах или в боковых авангардах и вообще в тех случаях, когда требуется лишь замедлить или на некоторое время приостановить наступление противника, артиллерия могла, как указывала офицерская артиллерийская школа, открывать огонь издалека, чтобы заставить неприятеля раньше развернуться и тем обнаружить свои силы и направление наступления.

Опыт маневренного периода мировой войны подтвердил основную обязанность артиллерии при выходе из боя: прикрывать отход своих войск, ведя огонь по наседающему противнику до последней возможности и при крайней необходимости жертвуя собой.

Вместе с тем опыт войны указал, что при выходе из боя необходимо в отношении использования артиллерии возлагать задачи прикрытия начала отхода на более глубоко эшелонированные батареи, предпочтительно на дальнобойные, а также предусматривать: во-первых, переподчинение большей части артиллерии прикрывающим отход войсковым частям, придачу батарей артиллерии пехотным полкам и более мелким подразделениям пехоты; во-вторых, децентрализацию управления артиллерией, имея в виду, что действия её при отходе происходят главным образом по инициативе ближайших начальников и нередко младших командиров.

Во время войны русской артиллерии неоднократно приходилось для поддержки и выручки пехоты, особенно при её отходе под натиском неприятеля, занимать маскированные и даже открытые огневые позиции, несмотря на риск понести большие потери от неприятельского огня или даже быть захваченной в плен.

Для прикрытия отхода русского гвардейского корпуса к Влодава 2-я гвардейская пехотная дивизия около 4 час. утра 4 августа 1915 г. заняла оборонительную позицию на фронте оз. Сомин, Борысик, кол. Малков, кол. Велькополе и далее по опушке леса до Тарнов. В тылу позиции оз. Великое и Коровье болото образовывали теснину, через которую пролегали единственные пути отхода всего гвардейского корпуса — шоссе на Вытычно и гать от Андреев на г. дв. Черников. Левый участок дивизии составили два полка с дивизионом лёгкой артиллерии и 107-мм тяжёлой батареей640 гвардейского тяжёлого артиллерийского дивизиона на фронте от Борысик до Тарнов.

Тяжёлая батарея заняла позицию юго-западнее Андреев за Забродье, закрытую высотой 88,2, имея наблюдательный пункт командира на дереве в 500 шагах за пехотными окопами, вблизи ф. Загуже (рис. 16). Лёгкие батареи стали за Верещин — севернее деревни.

Командир тяжелой батареи был подчинён командиру лёгкого артиллерийского дивизиона, имея в то же время специальную задачу: обстрел подступов вдоль шоссе и оказание помощи правому участку дивизии (фронт его — озеро Сомин, деревня Борысик) путём обстрела дальних целей. От батареи выслан передовой артиллерийский наблюдатель в пехотные окопы на опушке леса к юго-востоку от кол. Велькополе, так как этот участок был плохо наблюдаем с командирского наблюдательного пункта.

В течение дня 4 августа противник ограничился пристрелкой на всём фронте дивизии. Сильная артиллерийская группа противника была обнаружена южнее Оверщов и Примерки. Командир тяжёлой батареи заметил сосредоточение артиллерийских наблюдательных пунктов на высоте 88,0, что южнее д. Сверщов, и ведущую пристрелку тяжёлую неприятельскую батарею юго-восточнее высоты 87,5, у Сверщов, по которой открыл огонь. Стрельба была чрезвычайно удачной — замечены были прямые попадания снарядов на огневой позиции тяжёлой батареи противника, после чего она прекратила огонь, а ночью переменила позицию.

Около 16 час. русская тяжёлая батарея открыла огонь по деревне Сверщов, зажгла её и отогнала накапливающуюся в деревне пехоту противника в южном направлении. Уже около 22 час. пехота противника, пользуясь темнотой, повела наступление на кол. Велькополе; получив донесение об этом от передового артиллерийского наблюдателя, командир тяжёлой батареи открыл огонь по карте; наступление было остановлено.

Утром 6 августа, около 8 час., неприятельская артиллерия зажгла своим огнём Верещин и стала сильно обстреливать окопы левофлангового полка, а пехота противника превосходными силами перешла в наступление. Русский левофланговый полк начал отходить к д. Верещин, на южной окраине которой стал укрепляться. Около 10 час. лёгкие батареи прекратили огонь и начали отход на тыловые позиции. Командир тяжёлой батареи перешёл на новый наблюдательный пункт, заблаговременно выбранный у кладбища Верещин высланным для этой цели офицером, но оставаться на нём не пришлось, так как дым горевшей деревни мешал наблюдению, и по телефону с батареи сообщили, что солдаты, видя отступление пехоты и лёгких батарей, выражают беспокойство и задают вопросы, не пора ли уходить и батарее.

Ко времени приезда командира к своей батарее правый полк под угрозой обхода отходил. Пехота противника, хорошо видимая с позиции батареи, быстро наступала вдоль шоссе, прикрываясь кустарником; стык между правым и левым участками дивизии был прорван; деревня Верещин горела, но левый полк еще держался у деревни; на батарею долетали пули, видимо, от дальнего пулеметного огня.

Командир батареи обратился к своим солдатам и кратко им объяснил, что нельзя сниматься с позиции до устройства лёгких батарей на тыловых позициях и открытия ими огня, оставив свою пехоту без поддержки артиллерийским огнём, и рассказал, что может произойти, если противник займёт дефиле между озером и болотом, а также указал на невозможность подачи передков к орудиям, так как пулемётным огнём противник перебьёт лошадей. Единственным почётным выходом для батареи при создавшейся обстановке, как объяснил командир, было отбиваться. В это же время начальник 2-й гвардейской дивизии по телефону из Михельсдорф сообщил командиру батареи, что гать и шоссе между этой деревней и деревней Вытычно под таким сильным артиллерийским огнём противника, что это пространство доступно лишь для отдельных перебегающих людей, и, одобрив решение командира батареи отбиваться, гарантировал ему доставку боеприпасов к Андреев (откуда они доставлялись на батарею конными посыльными).

Неприятельская пехота, силою около батальона, продолжала движение от Борысик и фольварка Загуже вдоль шоссе. Первая очередь огня по ней шрапнелью прямой наводкой на прицеле 60, выпущенная русской тяжёлой батареей, была удачной, что сразу подняло настроение; огонь батареи становился всё интенсивнее, а когда пехота противника стала занимать Забродье, батарея перешла на беглый огонь при прицеле 12, трубка на картечь. Огонь высокой интенсивности продолжался около 15 мин., вследствие чего орудия так нагрелись, что на них стала лопаться краска.

Пехота противника понесла огромные потери и стала отходить от Забродье, но в то же время другие её части обошли с тыла со стороны Борысик русскую пехоту, державшуюся у Верещин. Командир батареи направил на обходящего противника огонь правого взвода батареи, а левый взвод обстреливал неприятельскую пехоту, наступающую с фронта. Атака немцев была отбита, они отошли, а русские вновь заняли позицию на линии Борысик, Верещин, где и закрепились; лёгкие батареи выехали на позицию в районе Заставье, Юзефин. Германская артиллерия во всё время боя обстреливала русскую пехоту и дефиле между Коровьим болотом и оз. Великое, а по русской тяжёлой батарее огонь не вела, повидимому или не обнаружив её укрытую позицию, или опасаясь нанести поражение своей пехоте, наступающей на Забродье.

В этом примере обращает на себя внимание нецелесообразное использование русским командованием своей артиллерии. Дальнобойные 107-мм тяжёлые пушки, имеющие основным назначением ведение огня на большие дальности и борьбу с неприятельской артиллерией, вынуждены были отбивать атаки германской пехоты, ведя даже беглый огонь на картечь и предоставляя возможность артиллерии противника безнаказанно поражать пехоту и обстреливать пути отступления гвардейского корпуса через дефиле между оз. Великое и Коровьим болотом. В то же время дивизион лёгких батарей (18 полевых 76-мм пушек), обязанностью которого было выручать свою пехоту при создавшемся для неё критическом положении и отбивать направленные на неё атаки противника, снимается с позиций, оставляя пехоту без огневой поддержки. Тыловые позиции для лёгких батарей не были, повидимому, заблаговременно выбраны, так как, не открывая огня с тыловых позиций, батареи эти к тому времени, когда атаки противника были отбиты, возвратились почти на прежние позиции в районе Заставье, Юзефин, севернее Верещин.

Действия русской гвардейской тяжёлой батареи, прикрывшей по инициативе своего командира отход пехоты и успешно отбившей атаки на неё немцев, несмотря на создавшуюся для батареи крайне тяжёлую и рискованную обстановку, следует признать образцовыми.


639 «Устав полевой службы», 1912 г., § 525. «Наставление для действия полевой артиллерии в бою», 1912 г., § 151. «Пособие по стрельбе полевой артиллерии», 1911 г.

640 На вооружении батареи состояли четыре 107-мм (42-лин.) скорострельные пушки обр. 1910 г.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 3706

X