Бой при Шахэ
14 сентября
   На следующий день генерал Суботич со всем своим отрядом продолжал наступление. 14 сентября в 6 часов утра двинулся вперед летучий отряд полковника Мищенко. За авангардом двинулись главные силы Южно-Маньчжурского отряда, при которых находился генерал Суботич. Подвижные лазареты Красного Креста под руководством С. В. Александровского шли за войсками перед обозом. Колонна генерала Флейшера, ввиду переутомления солдат, совершивших за три дня перед тем поход на Ньючжуан, была оставлена на биваке на один день для отдыха.

   Местность за Аньшаньскими высотами – холмиста, кое-где затоплена, местами орошена речонками, которые теперь наполовину высохли. Кругом непроходимый красный гаолян, в котором тонет всадник с лошадью, местами желтая чумиза и наше просо. Кое-где на холмах шумят вечнозеленые сосны.

   Вправо от движения войск, в 2–3 верстах от нас, с северо-востока на юг тянутся остроконечные синие горы, с множеством вершин, которые подымаются до 150–200 сажен.

   Горы заняты китайскими войсками, которые виднеются темными подвижными пятнами и сверкают на солнце оружием.

   Полковник Мищенко быстро двинулся вперед со своим летучим отрядом и уже через 2 часа, возле деревни Шахэ у него завязалась перестрелка с китайцами, которые засели на небольшой горке. Полковник Мищенко обстреливает гору, выбивает китайцев и занимает эту позицию, но попадает под перекрестный огонь китайцев, которые из своих орудий стреляют по нему с северных и восточных гор. Положение отряда Мищенко оказывается весьма критическим, и он посылает тревожное донесение в главные силы, прося поддержки.

   Генерал Нищенков



   Генерал Суботич немедленно отправляет вперед колонну полковника Артамонова и снимает с бивака колонну генерала Флейшера, которому приказано следовать за главными силами. Войска быстро наступают.

   Непосредственно за главными силами шел подвижной лазарет Красного Креста, с врачами, сестрами и братьями милосердия, готовый каждую минуту разбить палатки и открыть свою деятельность. Благодаря предусмотрительности С. В. Александровского и большим средствам, которые были ассигнованы обществом Красного Креста, вверенный ему санитарный отряд имел прекрасные лазареты, богато снабженные всем необходимым и сослужившие большую службу в Южно-Маньчжурском отряде. Если бы Печилийский отряд вовремя воспользовался этими готовыми лазаретами, число больных и умерших от ран было бы гораздо меньше на Печилийском театре военных действий.

   Ввиду тревожного положения отряда Мищенко, по приказанию генерала Суботича, 2-я батарея 1-й бригады отправляется вперед спешно на рысях и обгоняет всю пехоту. До полковника Мищенко нужно было пройти около 7–9 верст.

   Утренняя свежесть сменилась знойным днем. Шли по узкой дороге, задыхаясь от жары, пыли и духоты. Эти узкие, извилистые проселочные дороги между стенами гаоляна представляют душные коридоры, в которых при безветрии нечем дышать. Передние части войск еще могут идти почти свободно, но задние части прямо страдают от пыли и отсутствия притока свежего воздуха. Идя в сплошном гаоляне, отдельные отряды сбивались с пути и не видели друг друга. Руководить войсками при таких условиях было очень трудно, и нет ничего удивительного, что в море гаоляна раз потерялся целый батальон, который только через несколько часов нашел дорогу и присоединился к главным силам.

   Когда полковник Артамонов подошел со своей колонной к отряду полковника Мищенко, положение небольшого отряда, оборонявшегося на этом пункте и далеко отбившегося от своих, было довольно тяжелое. Видя кучку русских, забравшихся на горку далеко от главных сил, китайцы сосредоточили на этой кучке весь свой огонь, ружейный и орудийный. Они стреляли из соседней деревни и из-за насыпи железной дороги слева, с горных высот спереди, справа, даже зашли в тыл и стреляли с высот сзади. Чтобы не быть окончательно окруженным китайцами, Мищенко отправляет горсть конных и пеших стражников, под начальством поручика Щекина, охранять тыл. Подполковник Янушев, командир казачьей батареи, перестрелял все гранаты и шрапнели: всего оставалось 16 снарядов. У стражников оставалось по 7—15 патронов на человека. На горке уже лежало несколько раненых. Тремя китайскими снарядами было ранено 6 нижних чинов из казачьей батареи; одному из них оторвало ногу; зажжены клетки и у орудия подбиты лафет и механизм. Но командиры Мищенко и Янушев не унывали, приказали своим молодцам стражникам и казакам-артиллеристам не стрелять, чтобы беречь патроны и снаряды на крайний случай, и… как ни в чем не бывало завтракали со своими офицерами под музыку свистящих и шипящих пуль и гранат.

   Полковник Артамонов явился в это время на выручку. Батарея подполковника Голова становится на позицию. При втискивании орудий на гору 3 артиллериста были сейчас же ранены китайской гранатой. Во время стрельбы сломались оси у 2 лафетов, и один из лафетов был под выстрелами переменен храбрым фельдфебелем Плужниковым. 1-й батальон 14-го полка подполковника Леща у горы, вместе с пулеметами подполковника Гайтенова, открывает огонь по ближайшим деревням.

   Heдолго думая, Мищенко берет 8-ю сотню, 2-ю и 6-ю роты Охранной стражи и 4-ю роту 14-го полка и с этими более чем скромными силами один громит левый фланг китайцев. Артамонов берет 2 1/2 роты того же полка и идет разносить китайцев с фронта. В то же время начальник артиллерии полковник Нищенков выезжает на линию стрелковой цепи и выбирает место для новой батареи, которую генерал Суботич посылает на подкрепление авангарда. Китайцы решили дать отпор наступлению русских. Китайская батарея из 4 орудий начала становиться на позицию, но лишь только она завидела, что перед ней также становится на позицию русская 3-я батарея 2-й бригады подполковника Маллера, китайские артиллеристы до крайности смутились и бежали, не сделав ни одного выстрела, провожаемые шрапнелью русских пушек. Русские винтовки выбивали китайских стрелков, засевших в деревнях и на горах с немецкими маузерами и манлихерами. В 1 ч. 25 минут дня китайцы, стрелявшие с фронта, совершенно замолчали и бежали. Полковник Артамонов занял две деревни, а стражники полковника Мищенко заняли высоты, на которых они забрали 1 пушку Максима, 15 фальконетов и несколько флагов.

   Потерпев полную неудачу с фронта, китайцы пробуют обойти наши войска с флангов.

   В то время как Мищенко и Янушев стойко отсиживались на своей горе, действия главных сил отряда были следующие. Около 11 часов утра китайцы стали очень тревожить нашу главную колонну залпами с горных высот. Генерал Суботич поручил начальнику артиллерии «попугать китайцев» с целью прекратить их ружейную пальбу. 3-я батарея Маллера быстро и без всякого прикрытия выехала сперва на одну позицию, а потом на другую и открыла по китайцам с 40 линий беглый огонь. 16 гранат и 16 шрапнелей было достаточно, чтобы китайцы в полном смятении, беспорядочными кучами, бежали в горы.

   Китайцы на время притихли, может быть затем, чтобы подобрать раненых и убитых, приготовить чифань, так как время было около полудня, и подкрепить свои силы.

   В отряде Мищенко, между прочим, геройствовал 70-летний черногорец Пламенец. В Порт-Артуре он занимался самым мирным делом – подрядами и построил здание для Пушкинского Русско-Китайского училища. Когда началась война – славянская кровь вскипела у Пламенца, он пошел воевать и стал поистине грозою манз и хунхузов. За свои подвиги он был награжден двумя знаками Военного ордена. Начальник отряда неоднократно благодарил его за прекрасный пример храбрости, который он подавал солдатам. Старый черногорец презирал китайцев и говорил, что в каждом китайце сидит заяц.

   Несмотря на сильный огонь 20 орудий, 4 пулеметов и ружейные пули, несколько тысяч китайцев упорно держатся в скалах и траншеях и не отдают позиций. Прекрасно зная каждый угол своей местности, они стреляли по площади, занятой русскими войсками, как по карте. И если китайцы причинили нашим войскам малые потери, то это объясняется тем, что их гранаты, падая в мягкую пахотную землю и на излете, по большей части не разрывались, а их шрапнели разрывались в воздухе преждевременно, так как китайцы не всегда умели справляться с дистанционными трубками, дающими разрыв шрапнели в желаемый момент и на желаемом расстоянии.

   Черногорец Пламенец



   Но наши снаряды, ударяя о каменистые склоны гор, на которых китайцы гнездились толпами, производили страшные разрывы и осыпали китайцев осколками.

   Китайцы, находясь на высотах, были в более выгодном положении, чем наша артиллерия. Но, видно, скоро и наши снаряды стали настигать китайцев. После 4 часов перестрелки китайские батареи замолчали, но ненадолго – они только переменили позицию.

   Насыпь железной дороги слева и горные высоты спереди и справа представляли вид подковы, в которую вступали русские войска и в которой китайцы думали нас окружить и уловить, как в западне.

   Около часу дня полковник Артамонов доносит через капитана Генерального штаба Орлова, что китайцы обходят его авангард, и просит поддержать его. Вскоре на холмах вдоль полотна железной дороги показываются вдали густые толпы китайских стрелков, и китайские всадники быстро скачут на юг, имея очевидное намерение обойти русские войска с тыла. Генерал Суботич немедленно выслал вперед мортирную батарею и батальон 13-го полка подполковника Поповиченко. Капитан Орлов выводит на позицию этот батальон, который сейчас же начинает обстреливать китайцев залпами.

   Громоносная мортирная батарея подполковника Де-Витта около часу времени поражает китайскую пехоту, засевшую по деревням и за холмами, и китайскую кавалерию. Начальник отряда туда же высылает саперов и 1-ю роту 13-го стрелкового полка. Встретя с этой стороны неожиданный и крепкий отряд, китайцы, недолго думая, повернули в тыл и побежали.

   Чтобы прекратить ружейный огонь китайцев, которые густыми кучами кишели в деревне, мортирная батарея сделала несколько выстрелов. Ее действие было ужасно. После того как одна бомба, начиненная порохом, разорвалась посредине улицы, набитой китайскими солдатами, все было побито, смято и рассеяно.

   Подвижной лазарет Красного Креста шел тем временем за главными силами и, выбрав место для перевязочного пункта в деревушке, стал разбивать палатки. Уполномоченный С. В. Александровский находился с летучим санитарным отрядом в боевой линии. Врач Ануфрович и братья милосердия перевязывали раненых на месте боя и доставляли их на перевязочный пункт.

   На перевязочном пункте Красного Креста в этот день собрался весь его состав: Александровский, врачи Крестовский, Ануфрович, Вествотер и сестры милосердия: графиня Игнатьева, Ахрютина, Лабутина, Еремина и Кузьмина. Кроме того, были военные врачи с отрядным врачом д-ром Франциусом во главе и братья милосердия.

   Все были заняты своим делом и помогали раненым. Но китайцы отдыхали недолго. Около 3 часов дня они неожиданно заходят в тыл нашему авангардному отряду и начинают обстреливать перевязочный пункт: по авангарду открывают орудийный огонь, a по Kpасному Кресту ружейный.

   Ни врачи, ни сестры не потерялись и с честью выдержали эти критические минуты. Сестры милосердия прямо выказали себя героинями и проявили удивительное мужество. Под пулями они продолжали перевязывать раненых, и ни одна не подумала спасаться за каким-либо прикрытием. Уже два стрелка были ранены на перевязочном пункте, который охранялся только одним взводом 14-го стрелкового полка. Но сестра Ахрютина храбро командовала солдатами и приказывала им ставить палатки.

   В это время на пункт приехал командир саперной роты 17-го саперного батальона капитан князь Массальский, под которым была сейчас же ранена лошадь. Узнав, что стрелки стоят здесь без офицера и ничего не делают, капитан Массальский принял над ними команду, вывел свой взвод в поле, приказал стрелять по неприятелю, и эффект получился неожиданный – китайцы замолчали перед капитаном Массальским.

   Так как китайцы продолжали спускаться с гор и обстреливать Красный Крест и весь обоз, то мортирная батарея подполковника Де-Витта круто повернула кругом и над головами отряда Красного Креста пустила несколько бомб в китайцев.

   С горы, прозванной «Горой Мищенко», спускаются 4 орудия и под прикрытием 5-й роты 14-го стрелкового полка становятся на позицию против тех гор, на которых стали показываться цепи китайских стрелков. Мортиры подполковника Де-Витта и орудия подпоручика Ленбома, пехота и саперы открыли общий огонь. На позицию становится полубатарея 4-го стрелкового артиллерийского дивизиона подполковника князя Крапоткина и выгоняет последние остатки китайских войск.

   С. В. Александровский, врачи, сестры и братья милосердия в походе



   Китайцы были удивительно упорны в этом сражении. Они наступали несколько раз на наши войска, стараясь окружить их. Сперва они наступали на летучий отряд полковника Мищенко с фронта, потом с тыла, обстреливали сперва наш правый фланг, потом левый и снова – правый. Употребив в течение 7-часового боя все усилия, все умение атаковать русские войска, они не выдержали и бежали. К 4 часам дня все их позиции были очищены и бой прекратился. Войска стали располагаться на бивак.

   В этот день более всего пришлось поработать артиллерии. Наши батареи были все время в деле и весь день поддерживали боевой огонь на разных позициях, под ближайшим руководством начальника артиллерии полковника Нищенкова, который сам объезжал все позиции, руководил батареями и иногда сам направлял орудия. Наши батареи всегда и всюду являлись вовремя, и, главным образом благодаря меткой стрельбе наших артиллеристов, китайцы так скоро очистили все свои позиции.

   Но и пехоте также было нелегко в этот день. Солдаты, которых передвигали по разным направлениям по необозримому гаоляну, изнемогали от жары, духоты, усталости и жажды, так как они не пили и не ели весь день. Стрелки падали в изнеможении, но их подбирали на повозки добрые сестры Красного Креста.

   Щадя своих солдат и желая выполнить поставленную задачу с наименьшими потерями, начальник отряда генерал Суботич руководил всеми действиями крайне осторожно и предоставил главное дело артиллерии.

   Наши войска в этом сражении растянулись верст на 10. Китайцы окружили их полукругом на протяжении около 15 верст. Наши стрелки тонули, терялись и сбивались в непроходимом гаоляне. Китайцы имели все преимущества на своей стороне: численный перевес, лучшие позиции, лучшее вооружение, лучшие пушки и ружья. Но они все побросали, и даже их храбрый генерал Шоу ничего не мог поделать.

   Сколько было китайских войск и орудий – трудно сказать. Один пленный китаец показывал, что всех войск генерала Шоу и фудутуна Цзинь Чана было 110 лянцз. По штату каждая лянцза должна иметь 500 нижних чинов. Но в действительности их бывает гораздо меньше. Если даже считать каждую лянцзу на половину меньше, то получится внушительная цифра в 27 000 с лишком человек.

   Отряд Красного Креста С. В. Александровского



   Наши потери при Шахэ были ничтожные: убитых нижних чинов 8, тяжело раненных 14, легко раненных 10, контужен 1.

   Высокой похвалой нужно отличить деятельность отряда Красного Креста С. Александровского в этот тяжелый день. Все раненые и пострадавшие немедленно доставлялись на перевязочный пункт, где им подавалась самая тщательная помощь, благодаря обилию необходимых врачебных средств. Нечего говорить, конечно, о крайне энергичной и самоотверженной, бесстрашной работе всех врачей, сестер и братьев Красного Креста.



<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 3500