Уроки обороны Порт-Артура

Японские бароны били старую царскую Россию за отсталость. «...За отсталость военную, за отсталость культурную, за отсталость государственную, за отсталость промышленную, за отсталость сельско-хозяйственную. Били потому, что это было доходно и сходило безнаказанно... Таков уже закон эксплоататоров — бить отсталых и слабых. Волчий закон капитализма» 27. За отсталость старой царской России, за преступления самодержавия русский народ вынужден был расплачиваться своею кровью, которую он проливал на фортах Порт-Артура и на полях Маньчжурии, за чуждые ему интересы, за интересы кучки чиновников и капиталистов. Но и в этих условиях русский солдат показал образцы героизма.

Одиннадцать месяцев своею грудью он отстаивал недостроенную крепость, за которую японцы заплатили 100-тысячными потерями.

Оборона Порт-Артура выявила современное значение крепости. Порт-Артур в течение года отвлек около 150 тыс. японцев от полевой армии. Без тесного взаимодействия с флотом и полевой армией, в условиях длительной блокады недостроенная крепость была обречена на капитуляцию.

Порт-Артур не выполнил главной задачи приморской крепости — не обеспечил безопасности флота до подхода к нему подкреплений, которые были уже на полпути на Дальний Восток. Стойкая оборона, полная выдающихся подвигов солдат, моряков и рядового офицерства, не могла восполнить недостатки инженерного оборудования крепости и отсутствие вполне подготовленных морских и сухопутных начальников.

Сопротивление крепости в значительной мере базировалось на интенсивном использовании живой силы под руководством ген. Кондратенко. Крепость, сдавшая 610 орудий, 207 тыс. снарядов при 12500 здоровых бойцов и 48-дневном запасе продовольствия, безусловно не исчерпала всех возможных средств сопротивления. Использованные средства в большинстве случаев израсходованы недостаточно продуктивно.

Японцы до самого конца очень боялись, чтобы русская эскадра не ушла из Порт-Артура и не усилила эскадру Рожественского. Это видно из системы их обстрела кораблей и минных атак до самых последних дней крепости. В то же время они, повидимому, считали, что осада затянется еще надолго.

Когда флот был уничтожен, Порт-Артур сохранял свое значение как сила, сковывающая 3-ю японскую армию ген. Ноги. Преждевременная сдача крепости вследствие измены ген. Фока и Стесселя позволила армии Ноги принять участие в Мукденском сражении, где она способствовала поражению Маньчжурской армии Куропаткина.

После того как пали долговременные укрепления, падение временных укреплений произошло с исключительной быстротой; 28 декабря пали долговременные форты, а 2 января 1905 т. капитулировал Порт-Артур. Сопротивление могло быть продолжено на второй линии и центральной ограде, но все же это не изменяет того положения, что основой обороны являлись долговременные укрепления, построенные заблаговременно.

Резко бросается в глаза то обстоятельство, что долговременные форты № 2 и 3 выдержали бомбардирование 275-мм снарядами, минную войну и атаки в течение двух месяцев и фактически были оставлены русскими, не исчерпавшими всех средств сопротивления. Легко можно себе представить, как развились бы события, если бы на Цзиньчжоуской позиции были подобные укрепления при условии, что японцы не имели хороших артиллерийских позиций и наблюдательных пунктов.

Гарнизон и командование приобретали опыт и знания в процессе борьбы. Была выявлена слабая фланговая ружейно-пулеметная оборона промежутков между фортами и между их укреплениями. Потребовалась большая работа по кустарной выделке ручных гранат и траншейной артиллерии. Вновь подтверждено громадное значение рвов для упорной и длительной ближней обороны.

Потери японцев до 112 тыс. чел. очень велики и показывают то напряжение, которое потребовалось им для овладения Порт-Артуром. Эти потери выявляют недостаточность японских осадных средств. Попытки ускоренной атаки и разрушение укреплений огнем легкой и средней артиллерии были в данных условиях неподходящими методами. Переход к постепенной атаке и усиление осадной артиллерией уменьшили потери японцев. Наличие осадной артиллерии в достаточном количестве с первых дней осады могло привести к более скорому падению крепости.

Содействие японского флота атакам сухопутной армии себя не оправдало. Японский флот понес очень тяжелые потери под крепостью, по существу единственные за все время войны: эскадренные броненосцы «Хатсусе», «Яшима», крейсер «Иошино», значительное число миноносцев и канонерских лодок. Наличие удобного рейда у островов Эллиот, вблизи Порт-Артура (130 км), облегчило японскому флоту промежуточное базирование и проведение тесной блокады, которая, однако, неоднократно прорывалась из крепости и в крепость. Но эта блокада позволила японцам совершенно спокойно производить все морские перевозки. Порт-Артур в течение 9 месяцев отвлекал крупные силы японцев, что обеспечило численное превосходство Куропаткину под Ляояном. Он обеспечил морскому ведомству 9 месяцев для того, чтобы оно могло послать на усиление Тихоокеанского флота эскадру из Балтийского моря, чего так боялись японцы.

Все же Порт-Артур не сыграл своей положительной роли до конца, потому что не были ясно и точно очерчены те задачи, которые он должен был выполнить в сухопутном и морском отношении.

Порт-Артур захватили у китайцев для того, чтобы создать базу флота, но не выполнили этой задачи: порт и крепость не были достроены. Поэтому, с одной стороны, прав был адм. Вирен, когда утверждал, что прежде чем заводить флот, надо было построить для него морскую базу-крепость, т. е. такую, под защитой которой флот имел бы все необходимое для своего существования, как-то: доки, арсеналы, ремонтные заводы и мастерские, склады угля и всякого рода запасы, и куда бы флот мог укрыться после боя для исправления повреждений и ремонта.

Адм. Алексеев во время войны хотел переместить флот во Владивосток и тем поставить японцев перед фактором совершенно новой стратегической обстановки. Оказалось, что сделать это в условиях войны уже не так легко. Мысль о сосредоточении русского флота во Владивостоке, повидимому, была верна, потому что адмирал Того по окончании войны докладывал: «В основу своего плана с самого начала войны я положил: не выпустить главные силы неприятельского флота из Порт-Аргура и Чемульпо во Владивосток».

Можно с уверенностью утверждать, что если бы у русских вместо одного лишнего эскадренного броненосца стоимостью в 10-12 млн. руб. была хорошая база — крепость Порт-Артур, то обстановка сложилась бы много благоприятнее для русской армии. Степень сопротивления крепости не была учтена русским командованием. Между сопротивлением крепости и оперативными планами не было создано необходимого равновесия.

Смерть ген. Кондратенко безусловно ускорила сдачу Порт-Артура, который, по сложившейся на войне обстановке, стал пунктом громаднейшего стратегического значения.

Ген. Кондратенко признавал, что с прибытием к японцам 275-мм осадных гаубиц падение Порт-Артура стало только вопросом времени. Если бы первый эшелон этих гаубиц (18 орудий) не был потоплен Владивостокской эскадрой в июне, то осада значительно ускорилась бы. Но если бы владивостокские крейсеры потопили и второй эшелон этих гаубиц, то несомненно осада сильно замедлилась бы, а возможно и вообще окончилась бы неудачей. Этим выявляется уязвимое место операций островного государства, когда оно ведет войну на континенте.

И русские и японцы к концу осады были сильно переутомлены. Имели место случаи отказа войсковых частей в выходе на работы и резкое понижение темпов восстановления разрушений. Немало было фактов, указывающих на ослабление наступательного порыва при атаке у японцев, отказывавшихся итти в атаку. В этот момент подъем настроения у обороняющихся мог создать перелом во всем ходе осады, но смерть ген. Кондратенко повлияла убийственно на гарнизон.

Порт-Артур в историческом отношении явился повторением севастопольской трагедии и вместе с тем — повторением одних и тех же ошибок, но на более высоком техническом уровне. По своей силе Порт-Артур равнялся шести Севастополям.

В обоих случаях база флота была не развита, и флот погиб. Длительность обороны покупалась за счет варварской эксплоатации живой силы, которая все же в конечном итоге была разгромлена. Дорогие суда флота шли на нужды береговой обороны, давая очень малую эффективность. Опыт ближней крепостной борьбы Севастополя не был учтен.

Во время борьбы под Севастополем выявилась возросшая сила сопротивления земляных укреплений, на что неоднократно указывал Энгельс. Порт-Артур выявил силу сопротивления железобетона, который начал играть исключительную роль в современных укреплениях.

И Севастополь и Порт-Артур показали отсталость дворянской России на двух этапах ее развития: Крымская война 1853-1856 гг. происходила в период развития капитализма в России, русско-японская война была империалистической войной.

Русский солдат, матрос и рядовой офицер показали себя героями и в Севастополе и в Порт-Артуре. Если в Севастополе было громадное число неспособных генералов, то много было и героев — Нахимов, Корнилов, Истомин, Хрулев; в Порт-Артуре нашлись только Макаров и Кондратенко, но появились уже и изменники — Фок и Стессель; таких в Севастополе не было. «Крепости легче всего берутся изнутри» 28.


27 Сталин, Вопросы ленинизма, изд, 10-е, стр. 445.

28 «Краткий курс истории ВКП(б)», стр. 344.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 3982