Падение фортов крепости

В гарнизоне крепости усилились заболевания цынгой, которая появилась уже 8 октября. Было принято решение увеличить продовольственную дачу конины, которой питался гарнизон, до 600 г на человека в сутки.

Днем и ночью были слышны минные работы японцев под фортами. Солдаты и офицеры, переутомленные осадой, уже не верили больше слухам о близкой выручке. Очень неохотно выполнялись земляные и прочие работы.

Ген. Фок ходатайствовал о том, чтобы из форта № 2 вывести большую часть гарнизона, который в составе 300-400 чел. мог быть засыпан землей. Ген. Кондратенко пришел к выводу, что опасность от взрывов мин угрожает боковым фасам. Если из них своевременно вывести людей, то погибнут лишь часовые, а возведенный ретраншемент (внутреннее укрепление для продолжения обороны после падения внешних укреплений) и после этого можно будет еще защищать. Предупредить взрыв неприятельской мины невозможно. Для защиты гарнизона от камней, падающих сверху при взрыве, предложено было устроить козырьки. Ген. Стессель приказал гарнизон форта № 2 вывести, во исполнение чего ген. Кондратенко приказал начальнику штаба сухопутной обороны исследовать вопрос, до какой численности можно сократить гарнизон форта.

15 декабря на форту № 2 во время раздачи наград его защитникам были убиты 275-мм снарядом ген. Кондратенко и его ближайшие доблестные сотрудники по обороне Порт-Артура — командующий 28-м стрелковым полком подполковник Науменко и комендант форта инженер-подполковник Рашевский. Обороне Порт-Артура этим был нанесен тяжелый удар. Со смертью ген. Кондратенко руки изменников Фока и Стесселя были развязаны.

Значение ген. Кондратенко для обороны крепости было велико, недаром ему посвящалось стихотворение:

«Для всех бойцов, измученных борьбою,
Был Кондратенко жизнью, сердцем и душою.
Он дух бойцов примером ободрял,
Он для врага преграды создавал:
Везде, где шумный бой кипел гремящей лавой,
Где дым снарядов вражеских дышал отравой, —
Среди бойцов всегда являлся он,
Руководя бесстрашно грозным, смертным боем,
Среди геройских войск он был всегда героем!»

16 декабря японцы вновь пытались атаковать форт № 2, но их атака была отбита. Теперь ген. Фок осуществил свою идею уменьшения гарнизона форта.

18 декабря японцы взорвали мину, при попытке занять воронку были встречены огнем и в атаку не пошли, хотя японские офицеры били своих солдат, заставляя их итти на штурм.

По приказу ген. Фока и с согласия коменданта крепости гарнизон форта № 2 был выведен, а форт взорван. Так закончилась борьба за форт № 2. Ген. Фок склонялся к тому, чтобы ослабить гарнизон соседнего Куропаткинского люнета, так как его все равно придется оставить.

Обстрел форта № 5 привел к взрыву снарядного погреба и разрушению ряда блиндажей.

Японцы продолжали систематически продвигаться тихой сапой (путем вынесения вперед окопов, не выходя из них наверх) и летучей сапой, т. е. с помощью внезапного выдвижения вперед своих окопов, используя для этой цели мешки с землей.

Упорная борьба шла у форта № 3, где шаровыми минами были повреждены японские подступы. 28 декабря в горнах под фортом № 3 японцы взорвали заряд весом 6 100 кг. Огнем 275-мм гаубиц форт был сильно разрушен. В связи с падением горы Высокой и форта № 2 настроение войск резко упало, и у гарнизона не было желания упорно защищать форт № 3.

Японцы приготовились к штурму форта № 3, но при взрыве заряда масса земли и камней засыпала приготовившийся к штурму отрад. Несмотря на это, после сильного обстрела форта атака все же состоялась, но гарнизон удержался за разрушенным бруствером в ретраншементе. Ген. Фок полагал, что японцы не введут в дело больших сил, а потому не считал нужным расходовать резерв на подкрепление гарнизона. Однако ген. Горбатовокий решил выбить японцев, которые с большими потерями медленно продвигались вперед. В случае неуспеха контратаки предполагалось оставить форт № 3. Контратака успеха не имела, и форт № 3 был оставлен.

Теперь на атакованном фронте осталось только одно долговременное укрепление № 3.

20 декабря русские взорвали камуфлет (контрмину для подрыва неприятельской минной работы под землей), которым были разрушены японские минные галереи к укреплению № 3. Появилась возможность взорвать и подземную галерею; этим надолго могла быть задержана японская атака. Поэтому японцы обстреляли укрепление № 3 сильным огнем, сбили защитников этого укрепления с бруствера, взобрались на бруствер и измерили расстояние до подлежащего взрыву парапета. Взрыв русского камуфлета все же последовал и соединил галереи противника. Для простреливания галереи русские поставили 37-мм пушку. Японцы сделали то же самое, причем произошел оригинальный артиллерийский бой под землей. После этого японцы поторопились взорвать и другую галерею, но ввиду плохой забивки бойницы напольного фаса не пострадали. Все эти неудачи заставили японцев отказаться от штурма.

Укрепление № 3 все еще находилось в относительной целости, и японцы приступили теперь к его разрушению огнем 275-мм снарядов. После взрыва 2,2 т динамита и пороха гарнизон укрепления № 3 (208 штыков) был атакован двумя полками японцев. Для поддержки укрепления крепость открыла артиллерийский огонь, которым поражалась занятая русскими Курганная батарея. Этот огонь нанес значительные потери своим же войскам, а подступы к укреплению № 3 не обстреливались. Разрушение горжи укрепления № 3 отрезало гарнизону пути отхода, и ему было разрешено сдаться японцам. Так пало последнее укрепление на атакованном фронте. Вся первая линия укреплений, оказалась в руках японцев, которые тотчас же атаковали вторую линию — Китайскую стенку.

Ген. Фок предложил очистить «Орлиное гнездо». Стессель первоначально согласился с этим предложением, но затем взял свое согласие обратно.

Японцы пробили в Китайской стенке бреши, атаковали и принудили русских ее очистить. Предварительно было уничтожено все ценное и все имеющее боевое значение, вплоть до разрушения ходов сообщения.

Ген. Фок не предполагал обороняться на первой оборонительной линии западного фронта. На основании этого части ген. Ирмана отошли на вторую оборонительную линию, которую предполагалось сильно укрепить, но это не было сделано. Все же атаки японцев были отбиты. Упорно боролись русские солдаты за каждую пядь земли. Свои успехи японцы покупали дорогой ценой.

Японцы атаковали Заредутную и Курганную батареи, Большое и Малое «Орлиные гнезда». После упорного боя защитники, по приказанию ген. Фока, очистили вторую оборонительную линию.

Ген. Фок требовал очищения батареи литера Б. «Предписываю... немедленно отдать распоряжение на очищение литера Б. Не заставьте меня принять к тому побудительные меры». Так угрожал ген. Фок ген. Горбатовскому. Очистив батарею литера Б, русские продолжали удерживать в своих руках «Орлиное гнездо».

Ген. Фок доносил Стесселю, что нельзя больше держаться на второй линии обороны и надо отходить на центральную ограду, т. е. на третью, и последнюю, оборонительную линию. Центральная ограда к обороне готова не была, и, отведя к ней войска, Фок заявил, что дальнейшая оборона невозможна. Геройским защитникам Порт-Артура был нанесен удар с тыла — руками царских генералов-изменников, за что они (Фок и Стессель) впоследствии вместе с Рейсом, Хвостовым и др. были преданы суду.

Ген. Фок содействовал скорейшему прекращению обороны. Он торопил войска с отходом со второй линии обороны. Взятие японцами Большого «Орлиного гнезда» заставило очистить всю вторую линию обороны. После занятия Залитерной высоты японцы хорошо просматривали весь город.

Центральная ограда имела толстый бруствер и хорошее противоштурмовое препятствие в виде наружного рва глубиной свыше 4 м и шириной 6,5 м. Но эта третья линия обороны не была своевременно укреплена. Хотя она имела бруствер, но не было траверсов и блиндажей. Ген. Фок донес о невозможности обороны на центральной ограде, а ген. Стессель, вопреки решению военного совета крепости, приказал полковнику Рейсу написать на английском языке письмо ген. Ноги с предложением вступить в переговоры о сдаче крепости.

Измена этих двух царских генералов теперь доказана и не вызывает сомнения (причем японцы не заплатили им и их посредникам — офицерам обещанных денег).

Ген. Ноги немедленно согласился на предложенную изменниками капитуляцию Порт-Артура, что давало возможность принять участие в Мукдешжой операции. Однако японцы продолжали обстреливать укрепление № 2.

Полковник Рейс, который вел переговоры с японцами, донес, что условия меньше предположенных, но «вполне почетны». По предложению японцев, он просил прекратить пожары, взрывы, порчу имущества и вооружения.

Согласно заранее принятому решению, в ночь на 2 января были отправлены на миноносце русскому консулу в Чифу знамена полков и секретные документы. В ту же ночь прорвались в Чифу и Кяочао 5 миноносцев и несколько катеров. Оставшиеся в гавани затопленные корабли были взорваны торпедами, также были взорваны док, краны, минные и артиллерийские склады. Броненосец «Севастополь» был отведен на глубокое место и затоплен.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 3005