Морское сражение 10 августа 1904 г. у Шандуна

Так как сухопутные и морские начальники крепости не были объединены единым командованием, то важнейшие вопросы обороны Порт-Артура решались на общих совещаниях. В течение июля на этих совещаниях обсуждался предстоящий образ действий эскадры. За единичными исключениями, все высказывались против выхода эскадры из Порт-Артура, полагая, что флот должен помогать крепости и что без него она не продержится до того времени, когда армия подойдет с севера на выручку. Только в крайнем случае, когда артиллерия осаждающего будет угрожать кораблям гибелью, эскадра может покинуть крепость. На успех прорыва во Владивосток большинство, и в том числе адм. Витгефт, не рассчитывали, считая японский флот сильнее русской эскадры.

Адм. Алексеев предвидел дальнейшее отступление Маньчжурской армии на север и не рассчитывал, что Порт-Артур продержится до прихода собиравшейся в России на выручку крепости 2-й эскадры адм. Рожественского, а потому продолжал считать необходимым переход Порт-Артурской эскадры во Владивосток. Получив последний протокол совещания в Порт-Артуре о решении эскадры выдержать осаду крепости или погибнуть, защищая ее, адм. Алексеев послал адм. Витгефту категорический приказ, подкрепленный согласием царя, оставить Порт-Артур и итти во Владивосток, по возможности избегая боя с неприятелем. Приказ был получен в Порт-Артуре 8 августа, адм. Витгефт назначил выход эскадры на 10 августа.

Во всей эскадре господствовало убеждение, что идут на гибель, что «бегство» из Порт-Артура окончится поражением и ускорит сдачу крепости. Это общее упадочное настроение резко отразилось на ходе последовавшего боя, начиная с того, что никакого плана действий на случай столкновения с неприятелем не было выработано и никаких указаний на этот счет никому не давалось.

Весь день 9 августа и ночь на 10-е эскадра готовилась к выходу под бомбардировкой японцев, пополнялись запасы и возвращались отданные на сухопутный фронт орудия. Около сотни из них, в том числе 10 150-мм орудий не вернулись на корабли.

Утро 10 августа было ясное и тихое. Выход в море на бой с врагом поднял настроение эскадры. Эскадра выходила в течение 3 1/2 часов, что дало время японским сторожевым кораблям известить главные силы Того. В 8 ч. 45 м., благополучно миновав свои и японские минные заграждения, русская эскадра в составе 6 броненосцев, 4 крейсеров, 8 миноносцев и госпитального корабля одной кильватерной колонной направилась мимо Ляотешаня на юго-восток.

Того ожидал выхода русской эскадры для прорыва во Владивосток и принял свои меры для того, чтобы не выпустить ее из Порт-Артура. Камимуре был послан приказ усиленно следить за Корейским проливом, главные силы от островов Эллиот перешли ближе к Порт-Артуру (остров Роунд), два отряда крейсеров держались еще ближе к нему, а миноносцы наблюдали за выходом из гавани.

Около 10 час. справа и слева от русской эскадры появились японские легкие крейсеры и миноносцы, а в 11 ч. 30 м. с востока показались и главные силы Того (4 броненосца и 2 броненосных крейсера), шедшие наперерез курса русской эскадры. В 12 ч. 15 м. японцы, а затем и русские открыли огонь. Около 14 ч. 20 м. японцы замедлили свой ход и противники разошлись. Бой на время прекратился; обе стороны пока еще не получили больших повреждений.

Русская эскадра прошла за линию японских кораблей и, увеличив ход до 14 узлов, направилась к выходу из Желтого моря уже двумя колоннами — броненосцы в правой, а крейсеры в левой.

В 16 ч. 30 м. японцы, имея большую скорость, стали нагонять справа русских, имея в главных силах 7 кораблей (4 броненосца и 3 броненосных крейсера). Бой возобновился с большой силой; обе стороны сосредоточили огонь по головным кораблям. Русские снаряды при попадании давали короткий блеск, японские же — облако густого черного дыма, отчего создавалось впечатление, что русские мало попадали, тогда как броненосец Того «Миказа» и ближайшие к нему корабли получили много повреждений.

Вначале бой проходил без какого-либо успеха той и другой стороны, все корабли оставались в строю. После 17 час. особенно много попаданий получил «Цесаревич»; одним из снарядов был убит стоявший открыто на мостике адм. Витгефт, офицеры его штаба были убиты или ранены. В 17 ч. 45 м. на «Цесаревиче» снаряд попал в боевую рубку, рулевой привод и приборы управления кораблем были повреждены, броненосец потерял управление и покатился влево. Шедшие за ним корабли приняли поворот за маневр и сначала повернули за ним, но, видя, что броненосец не управляется, вернулись на прежний курс, от этого эскадра сбилась в кучу. Через несколько минут в боевую рубку «Цесаревича» попали осколки второго снаряда, — все находящиеся в рубке были убиты или ранены. Прошло много времени, пока вступил в командование старший офицер, пока были приняты меры для управления броненосцем и, наконец, подан сигнал о передаче командования адм. Ухтомскому. Сигнал не всеми был разобран, и, не имея начальника, эскадра распалась, командиры действовали по своему усмотрению. Броненосец «Пересвет» с адм. Ухтомским первым направился в Порт-Артур, за ним повернули остальные броненосцы. Преследование вели только японские миноносцы. Адм. Того вернулся с эскадрой к островам Эллиот для продолжения блокады Порт-Артура.

Ночью отставший «Цесаревич», крейсеры «Аскольд», «Новик», «Диана» и 5 миноносцев в разное время повернули на юг и достигли нейтральных портов Кяочао, Шанхая и Сайгона, где и разоружились. Один «Новик» направился кругом Японии во Владивосток. В Сангарском проливе он встретился с высланным против него японским крейсером, в бою с ним получил большие повреждения и был затоплен командой у Корсаковского поста (на Сахалине). Корабли, вернувшиеся в Порт-Артур, имели небольшие повреждения, которые удалось исправить даже теми скудными средствами, какие имелись в порту.

В бою 10 августа русские и японцы не потеряли ни одного корабля; потери и повреждения были почти одинаковы, и причина неудачи русских коренилась в неудовлетворительном командовании и настроении командного состава, не верившего в успех боя. Прорыв во Владивосток считали невозможным и тяготели к Порт-Артуру, в защите которого видели свою задачу.

Морское сражение 10 августа имело решительное влияние на ход войны. Русская эскадра после боя не представляла серьезной силы. Японский флот после укрытия разрозненных русских кораблей в Порт-Артуре не имел больше противника на Желтом море до прихода 2-й Тихоокеанской эскадры, и сообщения японской армии в Маньчжурии с Японией были в полной безопасности.

Русская эскадра потеряла последний случай если не победить противника, то по крайней мере нанести ему такие потери, которые поставили бы его в трудное положение при встрече со 2-й русской эскадрой.

По приказу адм. Алексеева навстречу эскадре адм. Витгефта 12 августа вышел из Владивостока крейсерский отряд в составе 3 крейсеров (четвертый чинился после аварии) с задачей итти к Корейскому проливу и при встрече с отрядом Камимуры, не вступая в бой, увлечь его на север.

Камимура расположил свои корабли завесой в северной части Корейского пролива. Русские крейсеры в ночь на 14 августа прошли мимо японских кораблей, не заметив их, но японцы русских видели. На рассвете русские крейсеры оказались на параллели Фузана и увидели у себя в тылу эскадру Камимуры из 6 крейсеров. В начавшемся бою все преимущества были на стороне японцев. Слабо бронированный «Рюрик» скоро получил значительные потери в личном составе и большие повреждения, потерял способность управляться и двигаться. Остальные два крейсера не могли помочь «Рюрику» и ушли во Владивосток. Оставшийся «Рюрик» был потоплен своей командой, решившей погибнуть, но не отдать своего корабля японцам. Этой неудачей закончилась деятельность крейсерского отряда.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 3276